Хельмут Марко и его роль в руководстве Red Bull Racing

Хельмут Марко

Хельмут Марко занимает в Red Bull Racing незаметную должность гоночного консультанта, но какова его роль на самом деле? Почему после аварии в Турции журналисты пошли именно к Марко, а не к руководителю команды Кристиану Хорнеру? Британский журналист Джо Савар разбирается в истории вопроса...

Джо Савар: «События вокруг Red Bull на Гран При Турции приковали внимание к менеджменту команды – сейчас хороший момент, чтобы разобраться, как же всё устроено.

Команда значится австрийской, хотя и базируется в Милтон-Кинс, в Великобритании. Австрийского в ней едва ли больше, чем в сосисках с картофельным пюре – сомневаюсь, что кто-то из сотрудников базы знает, как зовут канцлера Австрии. Тем не менее, главные решения здесь принимают представители этой страны, они же подписывают чеки…

Командой владеет австрийская компания Red Bull GmbH, базирующаяся в местечке Фушль-ам-Зее – в горах неподалеку от Зальцбурга. Она была основана в 1984 году австрийцем Дитрихом Матешицем, который и продолжает ей руководить. Однако ему принадлежит только 49% бизнеса, а остальное – тайландцам, отцу и сыну Йовидхья. Старший, Чалео, в 1962 году основал компанию TC Pharmaceutical Company – она выпускала безалкогольную «шипучку» Krating Daeng – в переводе это обозначает Красный Гаур (гаур – это большой бык, обитающий в Юго-восточной Азии).

Такое название, однако, не очень здорово звучит на английском, потому, когда Матешиц решил продавать этот продукт в Европе, он изменил название (и вкус) в соответствии с требованиями рынка. Производство было начато в Австрии в 1987 году – одним из первых послов компании стал пилот Формулы 1 Герхард Бергер. В 1992-м стартовали продажи в Венгрии, после чего международная экспансия стала набирать обороты.

В конце 1994 года Матешиц получил контроль над командой Sauber, чтобы обратить внимание всего мира на свой бренд. В 1997 году Red Bull вышла на рынок США, в 2000-м – Ближнего Востока.

Хельмут Марко был наставником Бергера, когда тот начинал карьеру. Доктор юридических наук университета Граца, Марко учился в одном классе с Йохеном Риндтом. Он и сам был неплохим гонщиком и в 1971 году выиграл на заводской Martini-Porsche 917K «24 часа Ле-Мана» в компании Гийса ванн Леннепа.

Позднее в том же году он дебютировал в Формуле 1 на McLaren M7C команды Ecurie Bonnier, но не прошел квалификацию Гран При Германии, поскольку топливо в баке закончилось, едва Хельмут выехал из боксов. Гонщик не сдался и четырежды стартовал за BRM. Годом позже он продолжил выступления в той же команде и на Гран При Франции в Клермон-Ферране стартовал с третьего ряда и занимал в гонке пятое место, когда небольшой камешек, вылетев из-под колеса машины соперника, пробил защитное стекло шлема, и пилот лишился зрения на один глаз.

Хельмут Марко (№27) на трассе Гран При Бельгии 1972 года

Больше он не выступал в Формуле 1, зато начал поддерживать молодых австрийских и немецких гонщиков, основав собственную команду. Его первым протеже стал Хельмуг Кёниг, но молодой гонщик разбился за рулем Surtees на Гран При США в Уоткинс-Глене в 1974 году.

Затем были Ханс-Георг Бургер и Маркус Хоттингер, которые выступали на BMW M1, подготовленном Марко, в 1979 году. Но в 1980-м оба разбились в соревнованиях Формулы 2. Хельмут помогал Йозефу Гартнеру и Кристиану Даннеру в Ле-Мане, но первый успех пришел только в начале 80-х, когда за команду RSM Marko в Формуле 3 гонялся Герхард Бергер. Тогда же Марко занялся отельным бизнесом – сейчас у него две гостиницы в Граце.

Когда Бергер оказался в Формуле 1, Марко переключился на кузовные гонки, пока не вернулся в немецкую Формулу 3, где в 1989 году привел к титулу Карла Вендлингера. Следующий успех датируется 1994 годом, когда в этой же серии сильнейшим стал Йорг Мюллер. Команда перебралась в Формулу 3000 и в 1996-м стала сильнейшей и там.

В 1997 году в её составе выступал Хуан-Пабло Монтойя, но сезон выдался неудачным. Марко ставил под сомнение физическую форму колумбийца, хотя тот и одержал три победы. В конце года Хуан-Пабло перешел в Super Nova Racing – и завоевал там звание чемпиона.

А в 1999-м началось сотрудничество RSM Marko с Red Bull – Марко убедил Матешица основать молодежную команду Red Bull Junior. Её лидером стал Энрике Бернольди. Марко очень верил в этого пилота и убеждал Матешитца усадить его за руль Sauber в 2001 году. Но, если бы Дитер стал настаивать, то всё бы закончилось разрывом отношений с Петером Заубером, который делал ставку на никому не известного паренька по имени Кими Райкконен и отказывался говорить о Бернольди.

Матешиц продолжал финансировать Sauber, но продал её акции банку Credit Suisse – теперь Red Bull нужна была другая команда, над которой можно было бы установить полный контроль.

В то же время программа Red Bull Junior росла и ширилась. В 2001 году она насчитывала семь пилотов, в 2002-м – десять, в 2003-м – уже 14. Однако в Ф3000 RSM Marko выступала не слишком сильно – и потому была закрыта в конце 2003 года. Спонсорская поддержка Red Bull досталась проекту Arden Motorsport, руководимому Кристианом Хорнером.

Он доминировал в Формуле 3000 в 2002 и 2003 годах с Томашем Энге и Бьорном Вирдхаймом. В 2004 году пилотом Хорнера стал член молодежной программы Red Bull Тонио Лиуцци, который в итоге одержал семь побед в десяти гонках. Ещё одна досталась его напарнику Роберту Дорнбосу.

А в конце того же года Матешитц и Марко решили купить команду Jaguar Racing. Кристиан Хорнер был нанят, чтобы осуществлять руководство. Первым пилотом стал Дэвид Култхард, в роли второго чередовались Кристиан Клин и Тонио Лиуцци. В конце 2005-го Матешица убедили выкупить активы команды Minardi – так появилась Scuderia Toro Rosso.

Понятно, что «гоночный консультант» Red Bull официально не включен в структуру команды, но в то же время он является серьезной силой во внутренних процессах. Место на командном мостике занимает Хорнер, но он видел, что произошло с Герхардом Бергером, и прекрасно знает, что с Марко лучше поддерживать хорошие отношения.

Кто же действительно руководит процессом? Быть может, стоит послушать Дэвида Сирза, который в далеком 1997-м взял к себе Хуана-Пабло Монтойю, уволенного из RSM Marko...

«Гонщик и его отец пришли ко мне в конце 1997 года и попросили о помощи, - рассказал Сирз. – Тогда он гонялся за Хельмута Марко, который хотел вместе с Герхардом Бергером подписать с ним контракт менеджера. Однако мы с Хуаном договорились о сотрудничестве – это случилось в Хересе в тот самый уик-энд, когда Жак Вильнев стал чемпионом мира. Едва Марко узнал об этом – Монтойя и его отец, а также их вещи были выброшены из автобуса команды. В оставшиеся дни они приходили есть к нам. А мне с тех пор никогда не позволяли заключать контракт с пилотами Red Bull, так как этот процесс контролировал Марко».

События Гран При Турции 2010 года позволяют сделать заключение, что такое положение вещей сохранилось неизменным и по сей день. Марко прямо обвинял Марка Уэббера после столкновения австралийца с Себастьяном Феттелем. Кристиан Хорнер был более осторожен, но тоже критиковал Уэббера, хотя причин к тому, как будто, не было.

Располагая лучшей машиной и парой хороших пилотов, Red Bull Racing сейчас ближе к триумфу, чем когда-либо, но случившееся в Турции не позволило развить успех. Уэббер недоволен, но хотя бы сохранил лидерство в общем зачете. Феттель выглядит несколько отчаявшимся, проиграв напарнику в трех гонках подряд. Хорнеру явно некомфортно. Сейчас процессом действительно руководит Марко…»


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости