Михаил Алешин о машине Формулы 2

Михаил Алешин за рулем машины Формулы 2

В следующий уик-энд в Барселоне состоятся две финальные гонки Формулы 2, завершающие дебютный сезон этой молодежной серии. Россиянин Михаил Алешин по-прежнему сохраняет шансы не только на третье, но – если повезет – и на второе место в чемпионате, возрожденном в 2009-м году по инициативе FIA

По просьбе F1News.Ru Михаил, обобщив свой опыт, полученный в ходе сезона, рассказал о машине Формулы 2: он считает, что создателям шасси, конструкторам знаменитой команды Williams, удалось найти разумный компромисс…

Аэродинамика

Заднее крыло машины Формулы 2

Михаил Алешин: «Начнем с того, что аэродинамика машины неидеальна. Не так давно я узнал историю ее разработки. Изначально конструкторы Williams представляли себе эту машину несколько иначе, но стоила она соответственно намного дороже. Тогда главные инженеры Формулы 2 – не те, кто работает с гонщиками, а те, кто ими руководит, – вычеркнули из проекта большинство аэродинамических элементов – чтобы просто удешевить класс.

В принципе, по такому же пути пошли и организаторы Мировой серии Renault: с этого года на тех машинах тоже меньше аэродинамических элементов. Но, честно говоря, большого толка в них нет: скорости здесь все-таки не такие, как в Формуле 1, а конструкцию они удорожают намного. При этом в ходе гонок часто ломаются, отваливаются, и так далее.

Я бы не сказал, что передние и задние крылья работают очень эффективно, однако, надо отметить, что аэродинамика шасси Формулы 2 – пример разумного компромисса: за эти деньги вы не найдете других гоночных серий, где были бы сравнимые по скорости машины.

Переднее крыло машины Формулы 2

Интересная особенность аэродинамики машины Ф2 – регулируемое переднее крыло. Нажатием кнопки, расположенной на руле, гонщик либо увеличивает на полградуса угол атаки, либо уменьшает его. Это можно делать столько раз, сколько тебе хочется, и подобная конструкция реально доказала свою эффективность. Часто бывает, что в ходе гонки поведение машины меняется, например, когда резина начинает изнашиваться. Благодаря этой системе ты можешь корректировать баланс шасси.

Руль

Руль машины Формулы 2

Руль на машине Формулы 2, конечно, не такой, как в Формуле 1, но больше похож на него, чем рули в Мировой серии или GP2. Кроме кнопок управления передним крылом, здесь мы видим пит-лимитер (ограничитель скорости при движении по пит-лейн), кнопку включения бустера, о котором речь пойдет ниже, переключатель режимов работы дисплея, кнопку включения нейтральной передачи.

Двигатель

Двигатель Audi 1,8 Turbo

На самом деле машина весьма быстрая. Здесь стоит хороший мотор, хорошая коробка передач. Турбированный двигатель Audi объемом 1,8 л, давление наддува 2 атмосферы. Похожие моторы применялись и в Формуле 1 во времена турбоэры, только тогда они были объемом 1,5 л и намного мощнее.

Мы недавно разговаривали с Кристианом Даннером (бывший гонщик Ф1, а ныне один из ведущих немецких экспертов по автоспорту) о турбомоторах, и он вспоминал, например, что тогда в Формуле 1 еще применялись квалификационные двигатели, которые выдерживали только один быстрый круг. Но, разумеется, тогда и задачи другие стояли. У наших же моторов ресурс намного выше: мы получаем только по два двигателя на весь сезон.

Нужно понимать, что машины таких классов, как Мировая серия Renault, Формула 2 или GP2 не должны быть очень быстрыми, быстрее Формулы 1; их предназначение в другом: они должны помогать выявлять талантливых гонщиков.

Надо создать для всех равные условия, чтобы эти таланты проявились. И с этой точки зрения Формула 2, безусловно, добилась неплохих результатов, и не только потому, что здесь все машины одинаковые – здесь еще и инженеры меняются каждую гонку. И если какой-то гонщик добивается успехов, то не потому, что у него инженер лучше, а потому, что он лучше работает и действительно превосходит соперников.

Конечно, как у любых турбомоторов, у этого тоже есть так называемая турбояма, что создает некоторые проблемы, но здесь она меньше, чем на обычных дорожных машинах. Тем не менее, такая особенность есть, и с ней нужно считаться. Например, в поворотах, которые в Мировой серии или в GP2 можно проехать на передачу выше, хоть и на относительно низких оборотах, поскольку мотор все равно вытягивает и откликается на газ, то на машине Формулы 2 надо либо газ нажимать намного раньше, либо переключаться на передачу ниже, что проще и эффективнее.

Кроме того, на машинах Ф2, как мы уже говорили, есть бустер (ускоритель), которым можно пользоваться восемь раз в ходе гонки. Это весьма эффективная система: на длинной прямой она позволяет отыграть до четырех десятых секунды. Когда использовать бустер – выбираешь сам: можно хоть на первых двух кругах все попытки истратить. Только нужно помнить, что он работает 6 секунд, а потом нужно 10 секунд ждать. Разумеется, это не KERS, как в Формуле 1 – здесь просто стоит баллон с закисью азота.

Лично я использую бустер, уже когда точно знаю, что предприму попытку обгона: в повороте я вплотную еду за соперником, мы выходим на прямую, и наступает момент, когда нужно обгонять. Конечно, соперник, увидев, что я приблизился, тоже может нажать на такую же кнопку, чтобы защититься. Но я использую слип-стрим, так что преимущество все равно на моей стороне.

Коробка передач

Коробка передач Hewland

Коробка передач очень хорошая, – по-моему, лучше, чем в Мировой серии Renault или даже GP2. Пока за весь сезон проблема с КПП возникла лишь один раз – в Ошерслебене передачи плохо переключались вниз, скорее всего, из-за сбоя электроники.

Ходовая часть

Узел передней подвески машины Формулы 2

Подвеска машины сделана по той же схеме, что в Мировой серии Renault и в GP2. А вот резина не лучшая: шины Avon никогда не отличались качеством. Я на этой резине ездил еще в серии A1GP, хотя там другая размерность используется, но состав тот же самый.

Тормоза хорошие, хотя несколько уступают аналогичным системам, которые применяются в Мировой серии Renault. Все-таки здесь тормоза металлические, а не карбоновые. Впрочем, эта разница незначительная, особенно, если учесть, что в Формуле 2 все стоит намного дешевле. Роберт Уиккенс, мой напарник по Lukoil – Red Bull, вообще сказал, что не почувствовал различий в работе тормозов машины Ф2 и Мировой серии. Но мне кажется, что разница в эффективности есть, но минимальная.

В целом эта машина, поскольку ее аэродинамическая эффективность не столь высока, требует немалого бесстрашия при пилотировании: одно дело, когда машина держит трассу в повороте, и другое дело, когда она трассу не держит, но ты все равно понимаешь, что ехать надо быстро. В Формуле 2 в быстрых поворотах происходит намного больше скольжений, чем в Мировой серии Renault, – но у этого класса такая особенность.

Однако все эти особенности, турбомотор, большое количество кнопок на руле, новый инженер в каждой гонке – все это помогает профессиональному росту, ты очень быстро учишься. Самое главное, пожалуй, – это работа с кнопками и взаимодействие с инженером. Это очень важно.

Теперь нужно получше провести финал сезона и посмотреть, какие будут дальнейшие перспективы, какие поступят предложения. Поэтому я не хочу загадывать на следующий год, но, как мы видели на примере того же Хайме Альгерсуари, все зависит от спонсоров. Будут спонсоры – тогда все будет хорошо».

Редакция благодарит Lukoil Racing за содействие в подготовке материала.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости