Вернь: Если бы я вернулся в Формулу 1, то вёл бы себя иначе

Жан-Эрик Вернь

Выступая за Toro Rosso, Жан-Эрик Вернь стабильно опережал напарников, но так и не получил шанса перейти в Red Bull Racing и в 2014 году покинул Формулу 1. Вспоминая те события в подкасте Beyond the Grid, он признал, что вёл себя неправильно.

Жан-Эрик Вернь: «Без Red Bull я бы не попал в Формулу 1. Возможно, мне стоило кое-что сделать иначе, чтобы получить больше шансов, но всё так, как есть. Я сделал выводы и стал сильнее. Но если бы я вернулся в Формулу 1, то вёл бы себя иначе.

Моя главная проблема в том, что в молодёжных сериях я привык побеждать и расстраивался, когда финишировал вторым. После перехода в Формулу 1 я мог заработать очки в дебютной гонке, но на последнем круге упустил их из-за глупой ошибки. Команда не сильно расстроилась.

Во второй гонке в Малайзии я занял восьмое место и когда пересёк финишную черту, я подумал: «Восьмой так восьмой, это не так плохо». Но когда я пришёл в боксы, вся команда праздновала этот результат так, словно я выиграл гонку. Меня поздравляли… Тогда я сказал: «Это приятно, но я не понимаю, почему команда празднует восьмое место. Я недоволен этим результатом, я здесь не для того, чтобы финишировать восьмым! Я хочу бороться за подиумы!»

Пожалуй, тогда у меня был совершенно неправильный настрой – мне надо было больше радоваться восьмому или девятому месту, я должен был понять, что это хороший результат для команды уровня Toro Rosso. В итоге у меня сложился имидж "недовольного француза". Этим я отличался от Даниэля Риккардо, у которого всегда улыбка на лице, и неважно, финишировал он впереди или позади меня, десятым, последним или шестым. Он всегда радовался, и людям это нравилось.

Если бы я вернулся в Формулу 1, то больше наслаждался бы восьмой или шестой позицией. Кроме того, я лучше ориентировался бы в политических моментах внутри Red Bull – тогда я был слишком уступчивым. Но всё приходит с опытом.

Когда мы с Даниэлем были напарниками, я добивался более высоких результатов. Кроме того, в свой последний сезон я выступал намного лучше напарника: я отлично провёл первую половину сезона и к летнему перерыву заработал больше очков, чем Квят. В Гран При Венгрии я ехал вторым на подсыхающей трассе, позади меня ехал Нико Росберг. В итоге выиграл Даниэль, а я заработал очки. Но затем мне позвонили и сказали, что меня заменят на более молодого гонщика. Я знал, что это Макс Ферстаппен. Таковы правила игры, в которой для меня не было места.

До этого я не вёл переговоры с другими командами, поскольку входил в семью Red Bull – возможно, это моя ошибка. Вы выступаете в Toro Rosso, чтобы затем однажды перейти в Red Bull Racing, но я провёл три года в этой команде, а в Милтон-Кинс не появилось мест, поэтому Хельмут Марко мне сказал, что в конце года для меня всё закончится.

На самом деле, хорошо, что он так рано мне это сообщил, но вместе с тем это стало для меня главной проблемой. Как только в прессе сообщили, что я покину Toro Rosso, было бы нелогично, если бы позднее мне снова позвонили бы и пригласили в Red Bull Racing, когда Феттель решил перейти в Ferrari.

Ещё летом во время того разговора с Хельмутом, я спросил у него: «Что если Феттель уйдет из команды?» Он ответил, что Себастьян никуда не уйдёт. Но я был настойчив: «Но что произойдёт в этом случае?» Тогда он сказал: «Тогда ты следующий, кто перейдёт в Red Bull Racing». Но в Японии в пятницу или субботу я узнал, что Феттель перейдёт в Ferrari, и в Red Bull Racing хотели сразу найти ему замену. В то утро Даниил Квят ни с кем не разговаривал. Я подумал: «Ну, хорошо…» В тот уик-энд Жюль Бьянки попал в аварию, поэтому мне и так было сложно.

Франц Тост хотел, чтобы я остался в команде – ему нужен был опытный гонщик рядом с Максом. Но опять же, в Red Bull не могли сказать: «Ладно, мы оставим Верня в Toro Rosso». Кроме того, у них был ещё один перспективный гонщик – Карлос Сайнс. Он и заменил Квята, когда тот перешёл в Red Bull Racing.

Жаль, что Хельмут не поступил со мной так же, как со многими другими гонщиками: не стал ждать последней гонки сезона, чтобы сообщить, что для них всё закончилось. Если бы он подождал, то в борьбе за место в Red Bull Racing мои позиции были бы гораздо лучше, чем у Квята, ведь я так здорово выступал осенью!

В то время у меня не было менеджера. В Red Bull не хотели, чтобы у гонщиков были менеджеры. Но мне хотелось его иметь не для переговоров о зарплате, а для правильного психологического настроя. Это могло сыграть важную роль. Жаль, что в молодости я не работал больше с психологическим аспектом, хотя должен был. Если кто-то из молодых гонщиков попросит у меня совет, то я обязательно им это порекомендую.

Очень важно оказаться в нужном месте. Кто-то может назвать это удачей, но со временем я начал понимать, что это не вполне так. Лучший пример – Льюис Хэмилтон. Я помню, как в 2012 году он ещё выступал в McLaren и только собирался перейти в Mercedes. Тогда это была новая команда, которой было далеко до побед. В дни Гран При Индии я спросил у Льюиса, почему он решил сменить команду, если выступал в лучшей команде Формулы 1 – McLaren. Он сказал: «Я должен построить эту команду вокруг себя, мне это нужно, чтобы опередить Себастьяна Феттеля». В то время Себастьян постоянно выигрывал.

Достижения Льюиса в Mercedes – это что угодно, но только не удача. Этот парень поверил в людей, которые работали в команде, он понимал, что благодаря Тото Вольффу, инженерам и инвестициям он получит отличный шанс, если сработается с командой. В итоге Mercedes стала самой успешной командой последних 10 лет, а он стал самым успешным гонщиком в истории. Многие могут сказать, что у него лучшая машина, и ему всё далось легко, но он сам создал свою удачу и построил свою команду вместе с Тото Вольффом. Это не удачное cтечение обстоятельств – это напряженная работа и умение видеть долгосрочную перспективу, которого нет у многих других гонщиков.

Я с удовольствием слежу за развитием событий в этом сезоне – одном из лучших в истории. Мне нравится наблюдать за сражениями Льюиса и Макса – Ферстаппен в отличной форме, у него великолепная машина. Не знаю, кому достанется титул. Льюису больше нечего доказывать в Формуле 1. Вряд ли кто-то сможет превзойти его рекорды.

Мне хотелось бы увидеть Макса и Льюиса за рулем одинаковых машин – это было бы интересно. Пусть победит сильнейший. Надеюсь, что обойдётся без инцидентов вроде того, что произошёл между Сенной и Простом в Сузуке. Я хочу увидеть много интересных поединков. В начале года Хэмилтон часто отступал, когда Ферстаппен действовал слишком агрессивно. Затем произошла авария в Сильверстоуне – это был ответ Льюиса Максу. Это гоночный инцидент, но в тот день Льюис ехал по внутренней траектории и не стал снимать ногу с педали газа, хотя в некоторых предыдущих гонках это делал. Напряжение между ними растёт, и это приятно видеть».

Текст: . Источник: Beyond the Grid
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё