Крис Райт о своей работе инженера-моториста

Крис Райт, фото пресс-службы Honda F1

Крис Райт, инженер-моторист Honda F1, работающий на гонках с командой AlphaTauri, в блоге Honda, предназначенном японской аудитории, рассказал о своей карьере в автоспорте, разумеется, начав с недавнего подиума Пьера Гасли в Баку.

Крис Райт: «Вероятно, я был первым иностранным инженером, приглашённым в Honda F1, когда эта японская компания в 2015 году вернулась в Формулу 1.

Но давайте начнём с последней гонки, с Гран При Азербайджана, ведь её итоги однозначно стали отличным достижением для Honda. Хотя, поскольку я работаю в AlphaTauri с Пьером Гасли, то, если честно, мне бы хотелось, чтобы победа досталась ему. Впрочем, я рад, что Red Bull Racing в этом году выступает просто прекрасно!

Здорово, что Пьер поднялся на подиум, но я думаю, что японские болельщики могут гордиться и Юки Цунодой, заработавшим очки за 7-е место.

Пьер был быстрее всех в субботней тренировке и вообще показывал хорошую скорость с самого начала уик-энда, добившись 4-го результата в квалификации. Гонка выдалась бурная, но он продолжал атаковать до самого финиша. Под конец у него начались проблемы с силовой установкой, что доставило нам немало хлопот, но тем приятнее, что он занял 3-е место.

Пожалуй, самым ярким моментом его гонки стало сражение с Шарлем Леклером, его лучшим другом, развернувшееся после рестарта на двух заключительных кругах. Мне очень печально, что Honda уходит из чемпионата, но если завершение нашего проекта будет похожим на итоги гонки в Баку, это можно будет назвать прекрасным финалом, согласитесь?

Теперь позвольте рассказать о моей карьере. Я родился и вырос в Йоркшире, на севере Англии. С детства каждое воскресенье вместе с папой мы смотрели гонки по телевизору. Правда, ближе к середине дистанции он часто засыпал!

Став студентом, я занялся научными исследованиями и защитил диплом инженера в области автоспорта. Полагаю, многие из тех, у кого подобная специализация, мечтают о работе гоночного инженера в Формуле 1, хотят заниматься анализом телеметрии и поиском оптимальных настроек.

Но лично меня больше интересовали двигатели, электрооборудование и амортизаторы. Я считал, что после университета знания по этой более узкой теме, которой большинство старается избегать, позволят мне быстрее найти хорошую работу. И я её нашёл. В результате я стал инженером-мотористом и совершенно об этом не жалею!

С 2005 года я работаю в технических видах спорта и начинал с мотогонок, потом получил опыт в гонках на выносливость, где имел дело со спортпрототипами, после чего попал в мир Формулы 1.

Первой компанией, где я трудился после университета, была Zytec – теперь она называется Gibson Technology. Я занимался технической поддержкой команд, которым эта компания поставляла свои двигатели, и это было очень увлекательно. Это была Le Mans Series (LMS), но там с каждой машиной работает только один инженер-моторист. Я был единственным специалистом этого профиля в нашей команде, поскольку у неё была только одна машина класса LMP2.

В те годы я получил ценнейший опыт, связанный с двигателями, начиная от их настройки до анализа телеметрии, что тоже входило в мои обязанности. Кроме того, на трассе я лично выполнял такие работы, как замена масляного насоса или свечей, что тоже по-своему весело.

Но через несколько сезонов я поменял работу и оказался в Формуле 1. Мне пришлось уйти из Zytec, поскольку на этой компании сильно сказался кризис 2008 года, и всем начали сильно урезать зарплаты. Без денег ведь не проживёшь… Второй причиной стало то, что сезон в LMS сократили до шести гонок за сезон плюс «24 часа Ле-Мана», и всё это становилось не очень интересно.

После Zytec я перешёл в Cosworth. В 2010 году эта компания вернулась в Формулу 1 и поставляла моторы таким командам, как HRT, Lotus и Virgin. Я же отвечал за работу с Williams, на чьих машинах тоже стояли двигатели Cosworth. Так решил Берни Экклстоун, полагая, что столь крупный контракт очень поможет этой британской компании, ставшей поставщиком сразу нескольких команд.

Но уже в следующем году я перешёл из Williams в команду Marussia и в течение трёх лет отвечал за работу с её двигателями, пока не закончилась эпоха моторов V8. В 2014-м должен был измениться технический регламент, и все понимали, что у Cosworth нет возможности заниматься разработкой гибридной силовой установки V6.

Но в то время в Mercedes искали специалистов, которые бы обслуживали их двигатели на гоночных трассах, и я решил перейти в эту команду, после чего начал работать на их базе в Бриксуорте, где получил важный опыт, занимаясь моторами нового поколения.

Раньше я никогда не имел с ними дела, поэтому за короткое время в Mercedes очень многому научился. Там я трудился чуть больше двух лет, но, если честно, работа мне не очень нравилась. Разумеется, в Бриксуорте созданы прекрасные условия, и коллектив состоит из талантливых людей, но сама атмосфера в Mercedes и принятые там порядки мне не подходили.

В общем, оттуда я перешёл в Honda F1, и теперь нас ждёт Гран При Франции, домашняя гонка Пьера Гасли, и мы отправляемся на автодром Поль-Рикар, чтобы снова добиться хороших результатов!»

Текст: . Источник: пресс-служба Honda
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости