Комацу: Мы по сути начинаем заново выстраивать команду

Айо Комацу, фото XPB

Начало сезона в Формуле 1 давно не было таким интересным, как в этом году, достаточно сказать, что по итогам шести состоявшихся Гран При на подиуме побывали представители шести разных команд. Но хотя гонки проходят довольно непредсказуемо, как минимум одна константа всё-таки есть: машины Haas F1 неизменно финишируют в числе последних.

Неожиданностью это нельзя назвать, ведь в прошлом году владелец команды Джин Хаас и её руководитель приняли решение не модернизировать машину, и нынешняя VF-21 отличается от предшественницы только теми изменениями, которые пришлось вносить в соответствии с требованиями скорректированного технического регламента.

По сути новичкам сезона Мику Шумахеру и Никите Мазепину приходится пилотировать весьма несовершенную машину, с которой в своё время устали сражаться даже такие опытные профессионалы, как Роман Грожан и Кевин Магнуссен.

В первой половине 2020 года, когда мир охватила пандемия, всем командам пришлось непросто, но Haas по ряду причин вообще оказалась в критическом положении, и Джин Хаас был на грани принятия решения о прекращении своего не слишком успешного проекта в Формуле 1. Однако до крайностей дело не дошло, и руководители Haas F1 всё-таки поставили свои подписи под новым Договором Согласия, взяв на себя обязательства остаться в чемпионате мира ещё на пять лет.

После этого финансирование команды возобновилось, но было уже поздно – с машиной ничего нельзя было сделать, поэтому на сезоне 2021 года крест был поставлен изначально. Все ставки теперь сделаны на следующий чемпионат, когда в Формуле 1 произойдут весьма радикальные реформы и появятся машины нового поколения.

«Мы понимали, что нас ждёт тяжёлый сезон, ведь в прошлом году нам пришлось остановить нашу программу (модернизации) из-за пандемии и из-за того, что компания оказалась в сложной ситуации, – рассказал в интервью официальному сайту чемпионата Айо Комацу, главный гоночный инженер Haas F1. – Это означало, что к работе над машиной этого года мы приступили очень поздно.

Нельзя сказать, что прошлогодняя VF-20 была конкурентоспособной, поэтому мы рассуждали так: "В 2022-м радикально изменится регламент. Если мы попытаемся заняться модернизацией машины этого года, то, возможно, сможем добиться какой-то прибавки в скорости, но будет ли оправдано негативное влияние такого подхода на подготовку к 2022 году? Безусловно, нет".

Поэтому мы решили сократить расходы, понимая, что впереди переходный год, когда придётся иметь дело с той техникой, которая у нас есть, а все ресурсы будут направлены на создание машины следующего года. Мы по-прежнему отстаём в каких-то аспектах подготовки к 2022-му, хотя уделяем максимум внимания разработке новой машины. Получится ли у нас сразу вернуться в середину пелотона или нет? Думаю, всё будет не так просто, ведь начинаем мы не с самых благоприятных позиций.

Сейчас нам очень тяжело. В 2016-2017 гг., когда команда была новой, мы стабильно прогрессировали и сезон 2018 года закончили на 5-м месте в Кубке конструкторов. Все думали, что мы продолжим развиваться, но в 2019-м мы совершили ошибку, выбирая направление модернизации техники, и до сих пор за это расплачиваемся.

Мы понимали, что будет трудно, но я пытаюсь говорить со всеми: "Что мы можем делать лучше?" В каждый уик-энд мы должны искать что-то позитивное. Например, в прошлом году мы неважно проводили пит-стопы, но решением этой проблемы можно заняться, не расходуя больших денег. Мы можем сосредоточиться на работе с двумя новыми гонщиками, стараться помочь им разобраться в особенностях поведения машины, стараться добиться улучшений везде, где только можно.

Это нелёгкий, но правильный путь. В каждый уик-энд наши гонщики могут чему-то научиться. Если у вас выступают гонщики, которые регулярно поднимаются на подиум, они вправе ожидать, что им предоставят достойную машину. А VF-21 их бы сильно расстроила.

Конечно, Мик и Никита хотели бы получить машину получше, но всё-таки это ещё не конец света. Сейчас они просто учатся в максимальной степени использовать возможности той техники, которая есть в их распоряжении. Они не испытывают лишнего прессинга, поскольку не находятся в центре внимания, они не сражаются за очки или подиумы. Оба могут полностью сосредоточиться на своей работе, на изучении машины, на анализе телеметрии и взаимодействии с инженерами.

Но в дальнейшем мы должны вернуться на тот уровень, на котором были в 2018 году. Из-за пандемии в этой тяжёлой ситуации мы теряли людей, пришлось приостановить ряд процессов, и мы откатились назад. В этом году команда должна переосмыслить ситуацию. Мы по сути начинаем заново выстраивать команду.

У нас работают способные специалисты, хотя нам не удавалось правильно использовать их потенциал. Мы не могли предоставить им нужные инструменты. Все ресурсы будут направлены на это, на перезапуск команды. Мы знаем, чего хотим добиться. У нас хватает идей, вопрос лишь в выборе приоритетов и правильном распределении ресурсов.

Мы не мечтаем о том, что сможем неожиданно вернуться в середину пелотона, но если говорить о ходе подготовки к следующему году, то всё это вдохновляет».

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости