Лео Турини о кризисе Ferrari

Итальянский журналист Лео Турини проанализировал причины кризиса, который переживает его любимая команда Ferrari, подчеркнув, что в происходящем нельзя винить одного только Маттиа Бинотто.

Я участвовал в программе телеканала Sky и имел удовольствие познакомиться с музыкантом и певцом Эдоардо Беннато, кумиром моей юности. Я ему напомнил, что давным-давно, очень много лет тому назад он, сам того не подозревая, сочинил гимн Ferrari образца 2020 года.

Та песня называлась Salviamo il Salvabile («Спасём то, что ещё можно спасти»). И он тут же её исполнил, аккомпанируя себе на гитаре и губной гармошке. Это было здорово.

А теперь перейдём к анализу «красного кризиса». Обо всём этом я уже предупреждал в своё время, но готов повторить.

Всё, что вы хотели знать о проблемах Ferrari, но не осмеливались спросить. Эта история началась давно и закончится ещё не скоро.

В 2014 году Серджио Маркионне, волевой и решительный глава концерна Fiat Chrysler, уволил Луку ди Монтедземоло с поста президента Ferrari с такой формулировкой: «При нём команда слишком долго не побеждала, последний раз выиграв Кубок конструкторов в 2008 году». При этом Маркионне не стал вдаваться в детали.

Однако с 1997 года при Монтедземоло Ferrari выиграла 6 титулов и восемь раз побеждала в Кубке конструкторов. При этом шесть раз упускала победу в чемпионате в последней гонке – вот такой получается баланс.

Но начиная с 2015-го команда ни разу не сохраняла шансы на титул до финала сезона.

Своего рода поворотный момент настал, когда Маркионне, как ни удивительно, полюбил гоночное подразделение компании, назначил Маурицио Арривабене руководителем комады, на замену Фернандо Алонсо выбрал Себестьяна Феттеля, почувствовал огромный талант Леклера и дал ему возможность расти в Гоночной академии Ferrari.

Но методы у Маркионне были специфические. У него был свой подход, он действовал быстро, иногда был жесток. В 2016 году он внезапно уволил технического директора Джеймса Эллисона, поскольку машина не работала. Такая же участь в 2017-м постигла главного моториста Лоренцо Сасси. Любопытно, что их обоих пригласили в Mercedes. Президент Маркионне объяснил, что Маранелло не нужны инженеры из других команд, поскольку у Ferrari достаточно своих ресурсов. 


Справедливости ради нужно признать: когда летом 2018 года глава компании скоропостижно скончался, Феттель лидировал в чемпионате мира. Т.е. на момент смерти Маркионне Скудерия вновь была конкурентноспособной. Но всё, как обычно, закончилось очередным титулом Льюиса Хэмилтона.

После Маркионне президентом Ferrari стал Джон Элканн, первое лицо в концерне Fiat Chrysler. При этом он ничего не знает о Ferrari и практически не участвует в руководстве компании. Этим занимается исполнительный директор Луис Камильери, ранее работавший в корпорации Philip Morris.

А кто же возглавил гоночное подразделение? Маттиа Бинотто, моторист, работающий в Ferrari с 90-х, которого Маркионне летом 2016 года назначил на место Эллисона. Но Бинотто не ладил с Арривабене, поскольку тот грубо вмешивался в техническую сферу, требуя как можно быстрее добиться перемен.

В январе 2019-го Элканн и Камильери сместили Арривабене. Бинотто возглавил команду, но не стал назначать нового технического директора, лишь делегировал часть полномочий своим сподвижникам. По сути, он совмещал две должности, хотя в современной Формуле 1 нет команд, где бы практиковалось подобное.

Тем временем, Леклер становится гонщиком номер один и добивается успехов. Это не нравится Феттелю. На словах эти двое нормально относятся друг к другу, но между ними возникают бесчисленные разногласия.

В начале прошлого сезона машина была не особенно хороша, но под конец лета набрала скорость. Команда начала выигрывать поул-позиции и гонки. Правда, всё это благодаря гениальному техническому решению, которое позволяло обойти правила. На протяжении месяцев инспекторы FIA не могли найти, к чему придраться, однако в Mercedes и Red Bull Racing потребовали разъяснений.

И тогда некий источник, оставшийся неизвестным, по сути, шпион, внедрённый в команду, выдал FIA секрет супердвигателя Ferrari…

Но федерация и команда заключили что-то вроде перемирия. В FIA не смогли доказать злой умысел Ferrari, и команда избежала санкций, но была вынуждена переделать силовую установку, убрав оттуда волшебную систему. Это повлекло огромные потери в эффективности, что сказалось на скорости машины в начале сезона.

Затем грянула пандемия, всё остановилось, прекратило работу даже гоночное подразделение Ferrari, хотя именно в это время надо было бы заниматься срочными исследованиями. По сути Скудерия начала сезон, плохо представляя, что происходит.

На фоне дискуссий о снижении расходов и отмены гонок в команде решили распрощаться с Феттелем, которого в 2021 году заменит испанец Карлос Сайнс.

При этом сезон начался с провала. В Австрии выяснилось, что SF1000 уступает не только машинам Mercedes и Red Bull, но также McLaren, Renault, Racing Point и AlphaTauri. И если в первой гонке Леклеру повезло, и он финишировал вторым, то во второй монегаск врезался в Феттеля.

Вопрос: и что теперь? Маттиа Бинотто оказался в эпицентре бури. Но вина за происходящее лежит не только на нём. Высшее руководство концерна в крайнем раздражении, ведь и в 2021 году команде придётся выступать на этой же машине.

Говорят, у победы много отцов, но поражение всегда сирота. Но не в этот раз…

Текст: . Источник: блог Лео Турини
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости