Ferrari: Жиль, мы любим тебя!

Жиль Вильнёв

Вчера в мире автоспорта вспоминали Жиля Вильнёва, родившегося 70 лет назад, 18 января 1950-го, а сегодня на официальном сайте команды Ferrari, за которую он выступал на протяжении пяти сезонов, появился любопытный и по-своему трогательный текст, заслуживающий того, чтобы привести его целиком.

Семьдесят лет назад родился Жиль Жозеф Анри Вильнёв. Обладая выдающимся талантом, он не был рядовым гонщиком – он умел пилотировать абсолютно любую технику: снегоходы, вертолёты, мотоциклы и, конечно, машины Формулы 1. Он был настоящей звездой, яркой личностью, вызывавшей такой интерес, что о чемпионате мира писали на первых страницах газет. Он много сделал для популяризации спорта.

Его имя, ставшее легендарным, прочно связано с Ferrari. Жиля Вильнёва отличал особый подход к гонкам, он не ведал такого чувства, как страх. Тактическая борьба на трассе, когда надо действовать осторожно или осмотрительно, была ему не слишком интересна; он никогда не задумывался о том, что надо беречь машину и как-то просчитывать ход гонки.

Публика любила канадца, считая его подлинным героем, азартным пилотом, всегда готовым идти на риск. Он словно был из той давно ушедшей эпохи, когда автоспорт ещё был овеян романтикой; стиль езды, которым отличался Жиль, делал гонки более привлекательными, подчёркивая их подлинную красоту.

Но те, кто работал в автоспорте, воспринимали его иначе: по их мнению, Вильнёв ломал технику, не берёг резину, когда его Ferrari скользила по всей трассе, нерационально расходовал энергию, шёл на чрезмерный риск. Детали машины не выдерживали таких нагрузок, и он не показывал тех результатов, которые должен был показывать.

Однако Энцо Феррари, который и сам был не чужд романтики, верил в него – Жиль отплатил тем, что добился восторженного отношения болельщиков, ведь они буквально сходили с ума, наблюдая за трюками, которые он показывал за рулём Ferrari с номером 27. А в 1981 году эта машина сошлась в поединке с реактивным истребителем F104 итальянских ВВС на взлётной полосе аэродрома Истрана – разумеется, она оказалась быстрее.

Жиль Вильнёв за рулём Ferrari 126CK на Гран При Франции, 1981 год

9 октября 1977-го, когда Жиль дебютировал за рулём Ferrari в Гран При Канады, проходившем в Моспорт-парке, ещё было неясно, на что он способен, ведь за плечами у него была только одна гонка в Формуле 1, которую он провёл за McLaren. Но уже в следующем сезоне он одержал свою первую победу, выиграв домашний Гран При в Монреале – к восторгу канадской публики и многочисленной итальянской диаспоры.

В 1979-м, когда его напарником был Джоди Шектер, за рулём великолепной Ferrari 312 T4 Жиль выиграл три гонки – в Южной Африке и на двух американских трассах – Лонг-Бич и Уоткинс-Глен. В конце того сезона канадец доказал, что умеет быть командным игроком: на Гран При Италии в Монце он пропустил Шектера вперёд, и тот выиграл титул.

В том же году в Дижоне Вильнёв стал участником одного из самых знаменитых поединков, которые когда-либо видела Формула 1. На последних кругах Гран При Франции вместе с Рене Арну, гонщиком Renault, они устроили настоящую битву гладиаторов, несколько раз обгоняя друг друга, дымя резиной и толкаясь колёсами.

Это лишь укрепило легендарный статус Жиля и Скудерии. В Италии начался период «Вильнёвомании» – настолько велика была его популярность среди тифози.

В этом году ему бы могло исполниться 70. После Джима Кларка во времена славных побед шотландца за рулём Lotus, Жиль Вильнёв стал единственным гонщиком, чей портрет был помещён на обложке американского журнала Time – это случилось после удивительной победы в Гран При Монако 1981 года. В том же сезоне он также выиграл Гран При Испании, одержав свою шестую победу, которая осталась последней в его карьере. Тогда в течение всей гонки ему удалось отражать атаки пяти соперников: на финише результаты всей первой пятёрки уложились в каких-то 1,2 секунды.

Жиль погиб 8 мая 1982 года в Цольдере, во время квалификации перед бельгийским Гран При.

Энцо Феррари написал о нём так: «Хотя для него была характерна тенденция к разрушению техники, несмотря на все сломанные полуоси и коробки передач, сожженные тормоза и сцепления, он также научил нас, что нужно делать, чтобы гонщик мог обороняться, когда это было ему необходимо.

Он был настоящим бойцом и чемпионом, он сделал Ferrari ещё более знаменитой, и я его любил».

Скудерия и её болельщики сохраняют эти чувства к Жилю и по сей день.

Текст: . Источник: пресс-служба Ferrari
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости