Вильнёв: У Мика Шумахера только два пути

Жак Вильнёв

Одна из заслуг Михаэля Шумахера в том, что он изменил Формулу 1, задав новые стандарты профессионализма гонщиков. Однако его бывший соперник, чемпион мира 1997 года Жак Вильнёв считает, что не все перемены были к лучшему.

«Михаэль Шумахер переходил все границы, – заявил Жак Вильнёв в интервью шведскому таблоиду Expressen. – Он не уважал соперников и суть гонок. Теперь так делают все. Посмотрите на выступления пилотов в Формуле 2 и Формуле 3 – странно, что там не происходит аварий с летальным исходом.

В Формуле 1 такая же ситуация. Гонщики могут запросто изменить траекторию, а могут при этом ещё и затормозить – такого не должно быть. Всё это странно. Разве только Льюис Хэмилтон не делает того, что выходило бы за границы допустимого. Это его главная отличительная черта. Он – потрясающий профессионал и остается джентльменом на трассе. Это быстрый, но честный гонщик».

Жак Вильнёв дебютировал в Формуле 1 в 1996 году, и его часто спрашивали об отце, разбившемся в Цольдере, когда Жаку было 11 лет. По мнению канадца, теперь сын Михаэля Шумахера Мик в такой же ситуации, но отлично с ней справляется.

«Я дебютировал в Формуле 1 после победы в Indy 500 и титула в IndyCar, но все ждали, что я продолжу карьеру отца, ведь он так и не завоевал титул, – пояснил Вильнёв. – Я дал понять, что боролся не ради того, чтобы продолжить его дело, а потому, что люблю этот спорт. Но никто не хотел этого слышать. Тогда я перестал об этом говорить. Некоторые написали, что я ненавидел своего отца, но это не так.

В этом плане Мик хорошо справляется – ему задают правильные вопросы. Его окружают правильные люди. Сейчас в Ferrari используют его имидж, но если он не будет супербыстрым, его сразу же затопчут. До сих пор он не обращал на себя внимания, но теперь это время закончилось – он стал слушателем Гоночной академии Ferrari, все следят за его выступлениями, и всё будет становиться ещё более экстремальным. Если он будет медленным или начнёт допускать ошибки, то его раскритикуют. Либо он с этим справится, либо должен вернуться домой – другого пути у него нет.

Его семья скрывает информацию о состоянии Михаэля, и их легко за это осуждать, когда не знаешь, что происходит. Если они не хотят разглашать эту информацию, их решение надо уважать. У них есть свои причины.

В своё время я не сам ушёл из Формулы 1 – меня выгнали. Однажды мне сказали, что больше не хотят со мной работать. Но я всегда хотел вернуться в Формулу 1 и несколько раз был близок к контракту с Williams, но кто-нибудь постоянно этому мешал. С тех пор прошло много лет, и я двигаюсь дальше. Всё это сложно».

На прошлой неделе исполнилось 25 лет с трагического уик-энда в Имоле, когда погибли Ролан Ратценбергер и Айртон Сенна. Вильнёв хорошо знал Ратценбергера – они вместе гонялись в Японии.

«Уик-энд в Имоле напомнил об опасности Формулы 1, но это было просто неудачное стечение обстоятельств. Меня потрясла авария Ратценбергера. В Японии он заботился обо мне и относился ко мне почти как к младшему брату. Можно сделать спорт максимально безопасным, но невезение останется.

Формула 1 должна оставаться немного опасной, но не надо вдаваться в крайности. Должен присутствовать некоторый риск. Людям нравится смотреть бокс, горнолыжные соревнования по скоростному спуску в Китцбюэле. Сегодня люди смотрят Формулу 1 и думают, что и сами справились бы с этими машинами. Но это не так».

Жак Вильнёв один из немногих североамериканских гонщиков, добившихся успеха в Формуле 1. По мнению канадца, дело в том, что раньше Формула 1 сильно отличалась от IndyCar, и американские гонщики не справлялись с высоким темпом Формулы 1. Но различия нивелировались, и Вильнёву не нравится то, как развивается Формула 1.

«Формула 1 должна быть экстремальным спортом, но теперь это не так, – пояснил Вильнёв. – Формула 1 должна быть жестокой и дорогой. Если в гонке IndyCar у кого-то взрывается мотор, в следующей гонке можно использовать новый двигатель. В Формуле 1 должно быть так же.

Считается, что обгоны привлекают больше внимания болельщиков, но это главное заблуждение. Обгонять с помощью DRS – это не гонки. Это неправильно. И не это привлекает зрителей. Интерес вызывают трудности.

В IndyCar машины разных команд мало отличаются друг от друга. Трассы сложные, и там много кочек, ограждения рядом. Ощущение такое, что вернулся на 20 лет назад. Там меньше правил. Если ты кого-то заблокировал, то в следующем повороте соперник просто отправит тебя в стену, поэтому ты стараешься так не делать. Это настоящее состязание гонщиков. Кроме того, там выше физическая нагрузка.

Совет начинающим гонщикам в Indy 500? Соблюдайте границы трассы. Не думайте, что будет легко. Как только расслабишься и попадешь в трафик, сразу врежешься в ограждения. В Indy 500 есть два типа гонщиков: те, кто врезался в ограждения, и те, кто этого пока избежал. После первой серьезной аварии понимаешь, как надо действовать».

Текст: . Источник: Expressen
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости