Герхард Бергер: У Сенны не было слабых мест

Айртон Сенна

Сегодня гоночный мир вспоминает Айртона Сенну, чья жизнь оборвалась 25 лет назад во время гонки в Имоле. Герхард Бергер – не только бывший напарник Айртона, но и друг бразильского гонщика, вспоминает, каким был трехкратный чемпион мира.

Герхард Бергер: «Айртон Сенна был лучшим и самым харизматичным гонщиком всех времен. Мы подружились, когда вместе выступали за McLaren. Я помню, как 1 мая в Имоле перед стартом объявляли участников гонки. Я тогда выступал за Ferrari, и когда диктор назвал мое имя, тифози на трибунах взревели. Айртон посмотрел на меня и улыбнулся. Это была его последняя улыбка.

Мои следующие воспоминания о нем – когда я проезжаю мимо места аварии и вижу его машину в стене. Было страшно, но на решетке перед рестартом Берни Экклстоун сказал мне, что Айртон вылез из машины. Для гонщиков это означает, что все в порядке, поэтому я не беспокоился.

После своего схода я узнал, что Айртон при смерти. Я договорился о вертолете и полетел в госпиталь Болоньи. Я хотел увидеть его снова, чтобы попрощаться. Я увидел Айртона на операционном столе. Несколько врачей стояли вокруг его головы, а его лицо было закрыто. Я уже знал, что удар рычага подвески убил его.

Меня часто спрашивают, каким на самом деле был Сенна. Прежде всего, он был человеком с невероятной харизмой. Он был лучшим гонщиком, с кем мне приходилось бороться. Перфекционист. С одной стороны, он был безумно эмоционален, и всегда складывалось ощущение, что он прав. С другой стороны, он был спокойным и рассудительным.

Он не ошибался, у него не было слабых мест. Когда он полностью концентрировался, то не чувствовал ни боли, ни напряжения, он был словно в другом мире, недоступном всем остальным. Наверное, именно поэтому его роль в истории Формулы 1 была уникальной.

Каждый из нас знал, что если Айртон окажется позади на трассе, то воспользуется первой же возможностью совершить обгон. Большинство дергалось в сторону, едва увидев его желтый шлем в зеркалах заднего вида. Айртон открыл нам всем глаза. Он был первым, кто серьезно подходил к тренировкам.

К новому сезону он готовился в условиях сорокаградусной жары, каждый день бегал по пятнадцать километров. Остальные же просто отдыхали, и когда приехали на первый этап сезона в Бразилию, то просто задыхались от жары. Кроме того, Айртон умел сосредотачиваться даже в предстартовой суете.

Благодаря этому он мог действовать на пределе, и у него было преимущество перед теми, кому приходилось сосредотачиваться на себе, на противниках и всем остальном. Если коротко, то он показал мне, что нужно для того, чтобы стать чемпионом мира.

К сожалению, у меня никогда не было серьезности Айртона и его эгоизма. У меня был талант, но мне не хватало совершенства. Одно можно сказать наверняка – если бы всем гонщикам дали одинаковые машины, то Айртон всегда бы побеждал. Жаль, что мы его потеряли».

Текст: . Источник: Auto Bild
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости