Петер Заубер: Я тогда подумал, что Кими – странный

Петер Заубер и Кими Райкконен, 2001 год

Карьера Кими Райкконена во многом удивительна и уникальна – и она всё ещё продолжается. Это значит, что мы сможем видеть этого необычного гонщика в Формуле 1 ещё минимум два года, пусть и в Sauber. Карьера Кими тоже началась в Sauber, 17 лет назад, и его предстоящий дебют в 2001 году бурно обсуждался всю зиму.

Против выступал сам президент FIA Макс Мосли – ведь к тому моменту Райкконен провёл в младших формулах всего 23 гонки! Однако его тесты так впечатлили команду, что они согласились на все дополнительные условия, поставленные FIA, чтобы этот дебют произошел. Несколько лет назад владелец и руководитель команды Петер Заубер рассказал о том, как состоялась их первая встреча.

Делами Кими тогда занимался его менеджер Дэвид Робертсон (он умер в 2014 году). Именно он убедил Заубера взять 21-летнего финна на трёхдневные тесты в Муджелло. Эти тесты показали две вещи – во-первых, физически Кими не готов к Формуле 1, а во-вторых, его потенциал просто огромен.

«До того я никогда прежде не встречал Дэвида Робертсона, – вспоминает Заубер. – Так что могу сказать, что продавцом он был прекрасным!

У нас не было денег, и обычно в такой ситуации вы приглашаете на трёхдневные тесты шестерых молодых гонщиков, которые могут за эти тесты заплатить. Но Робертсон мне сказал, что этот парень совершенно особенный, и ему нужна машина на все три дня. И, конечно, они ничего не заплатили. Я до сих пор не понимаю, почему я согласился!

Несколько вещей в поведении Райкконена действительно были уникальными. Кими вёл себя совершенно безразлично и был так сосредоточен, что когда он шёл в вашу сторону, казалось, что он пройдёт сквозь вас. Я подумал тогда: "Это очень странный парень"».

Кими попросили проехать три или четыре круга. Он это сделал. Ему приказали проехать ещё десять кругов. Но он вернулся в боксы после четырёх, так как его шея не выдерживала нагрузку на этой быстрой и холмистой трассе.

«Вы можете себе представить? – говорит Заубер. – Вы получаете тесты с командой Формулы 1, вам велят проехать десять кругов, а вы возвращаетесь после четырёх. Он просто не мог продолжать из-за шеи, но никогда об этом не говорил.

Он знал, что я внимательно за ним наблюдаю. Мы дали ему новые шины и уменьшили количество топлива в баках. Нам было ясно, что новые шины позволяют отыграть секунду, а пустые баки – ещё одну. Но ему мы ничего не сказали. На первом круге он оказался на секунду быстрее. На втором – ещё на секунду. Это было впечатляюще. Я поехал домой с Вилли Рампфом (техническим директором Sauber), и мы решили подписать с Кими контракт».

Петер Заубер, Ник Хайдфельд и Кими Райкконен на презентации машины перед сезоном 2001 года

Но это оказалось не так просто. Команду Sauber спонсировал Red Bull, и советник компании Хельмут Марко настаивал, что мы должны подписать контракт с его подопечным – Энрике Бернольди. Бразилец участвовал в тестах в тот же день, и хотя был гораздо опытнее, его время оказалось хуже.

«Бернольди был недостаточно хорош – утверждает Заубер. – Но Хельмут Марко был настолько убеждён в своей точке зрения, что сказал руководителю Red Bull Дитриху Матешицу, что Вилли Рампф их обманул – залил в машину Бернольди больше топлива и дал ему неправильные шины, чтобы тот оказался медленнее. Марко сыграл очень плохую роль. Матешиц верил всему, что ему говорили – но, к счастью, у меня были хорошие отношения с Дитрихом».

Как мы сейчас знаем, Петеру удалось уговорить Матешица, и он подписал контракт с Райкконеном. А потом была дебютная гонка в Австралии, перед стартом которой команда нашла Кими мирно спящим в боксах. В той гонке на Sauber он финишировал шестым, сразу же заработав свои первые очки. А когда вылез из кокпита, совершенно не понимал, почему все вокруг так суетятся.

Текст: . Источник: ESPN
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости