Уилл Бакстон о ситуации в Ferrari

Маурицио Арривабене, руководитель команды Ferrari

Для британского журналиста Уилла Бакстона всегда были характерны независимость суждений и острота оценок. На этот раз он предложил своё понимание ситуации, в которой в 2017 году оказалась команда Ferrari. Уилл много лет работает в паддоке Формулы 1, ведёт репортажи для американского телеканала NBC, а также мы часто видим его на трассе после квалификаций – в последнее время именно он берёт интервью у тройки самых быстрых гонщиков. С его оценками можно не соглашаться, но они безусловно заслуживают внимания…

Похоже, почти не осталось сомнений, что Ferrari упустит победу в обоих зачётах чемпионата 2017 года. Главной целью команды всегда был Кубок конструкторов, но реальных шансов опередить Mercedes у Скудерии нет уже давно – такой вот была её политика в отношении своего второго гонщика. В последние шесть недель всё внимание было приковано к борьбе за титул, но и он уже практически стал недосягаемым. Этот сезон войдёт в историю Ferrari как крайне неудачный, что болезненно скажется и на болельщиках, и на самой команде, где кто-то наверняка лишится работы.

Но ведь всё складывалось так здорово. Зимние тесты прошли отлично и обещали многое. Конечно, и раньше такое бывало, мы это помним. Но когда начался австралийский гоночный уик-энд, скорость красной машины осталась на высоком уровне. На этот раз всё было по-настоящему.

По ходу сезона становилось понятно, что в Mercedes построили быструю, но всё-таки капризную машину, тогда как Ferrari SF70H хорошо справляется с любыми трассами, вне зависимости от их конфигурации или погоды. Именно машины Скудерии задавали тон. В Red Bull Racing в это время ещё только пытались разобраться со своими проблемами. Результаты Mercedes были нестабильными. Тогда как Маттиа Бинотто построил машину, прекрасную почти во всех отношениях.

И всё-таки в Ferrari упустили свой лучший шанс, который команда получила за последние десять лет. Разумеется, произошло это не сейчас. Причины неудачи были заложены давным-давно, и, как в большинстве итальянских трагедий, однозначно связаны с политикой и чьим-то завышенным самомнением.

С трудом укладывается в голове, что уже прошло десять лет с тех пор, как гонщик Ferrari последний раз становился чемпионом мира, чуть меньше – с последней победы в Кубке конструкторов. Когда завершилась эпоха Жана Тодта, трудности были вполне ожидаемы, но команду возглавил Стефано Доменикали – очень грамотный менеджер, который отлично разбирался и в спорте, и в корпоративной политике. Внешне он производил впечатление спокойного человека, но своё дело знал прекрасно, поэтому заслужил только хорошее отношение со стороны тифози. Когда он руководил Скудерией, казалось, что она продолжит успешную борьбу за победы в чемпионате.

Но Доменикали выгнали, заменив на Марко Маттиаччи, который по сути был продавцом автомобилей и запомнился лишь тем, что почти не снимал тёмных очков. Назначение Маттиаччи совпало с уходом Луки ди Монтедземоло с поста президента Ferrari и стало первым кадровым решением, принятым Серджио Маркионне, отражавшим новый политический курс, которому команде предстояло следовать.

Но Маттиаччи не годился для этой работы, это было очевидно с первого же дня. Развитие команды сразу застопорилось, и меньше чем через год его заменили на Маурицио Арривабене, одного из ведущих менеджеров Philip Morris, отвечавшего в табачном гиганте за маркетинг.

Арривабене как представитель крупного спонсора много лет принимал участие в работе Комиссии Формулы 1, но он не гоночный человек, как и Маттиаччи. Сначала казалось, что его влияние даёт позитивный эффект: он умел держаться перед телекамерами и уверял, по крайней мере, на словах, что стремится идти навстречу болельщикам. Но правда при этом заключалась в том, что при нём Ferrari превращалась в нечто, совсем не похожее на ту Скудерию, которая, будучи на пике успеха, выигрывала гонки и чемпионаты. Если раньше это был высокоэффективный механизм, в котором были чётко отлажены все процессы, и гоночная сторона дела была доведена до совершенства, то теперь в Ferrari царит хаос, неразбериха и внутренние раздоры.

Многие считают, что Арривабене – марионетка в руках Маркионне, человек, лишь выполняющий приказы начальства, как до него делал Маттиаччи, которого интересовала лишь высокая зарплата. Но на деле не всё так однозначно. Уже на протяжении какого-то времени Арривабене действует в тени своего босса и сам задаёт направление, в котором работает команда, у него есть свой стиль, и он за всё отвечает.

Арривабене лояльно относится к тем, кто его окружает, но для него характерны некоторые нездоровые проявления. С его приходом Скудерия становится всё более закрытой. Все команды Формулы 1 окружены атмосферой секретности, но таких толстых стен, какие были выстроены вокруг Ferrari, не помнят даже старожилы чемпионата. Это не поддаётся пониманию.

Когда разговариваешь с людьми, хорошо знающими Арривабене, кому доводилось с ним работать в предыдущие годы, становится понятно, почему и каким образом Ferrari стала такой, какая она сейчас. Этот итальянский руководитель знает единственный способ добиваться цели: он требует абсолютного подчинения, которое держится на тотальном страхе. Отсюда атмосфера тревоги и паники, когда каждому сотруднику внушается, что он недостаточно хорошо и много работает, когда все находятся под постоянным контролем и подозрением.

Слава, которой Ferrari добилась в 2000-х, была построена на делегировании полномочий. Сегодня же команду насквозь пронизали страх и тревога, а это значит, что люди постоянно действуют с оглядкой, максимально стараются избежать неприятностей, но при этом не в состоянии уделять должное внимание нюансам, допуская рядовые просчёты. Эти небольшие ошибки сказываются на всём, на всех процессах, включая производственные, и влияют на конечный результат.

При нынешнем руководстве Ferrari перестала быть воплощением гармонии и страсти – все это сменила атмосфера враждебности и агрессии. На это уже сложно не обращать внимание и списывать на обычное высокомерие.

Всё это затронуло даже гонщиков. Кими Райкконен, которого раньше все знали как невозмутимого «Ледяного человека», теперь может повысить голос на сотрудников команды. Так же себя ведёт и Себастьян Феттель. Все знают, что иногда он бывает раздражительным, но в манере, в которой он проводит гонки в 2017 году, порой сквозит уже не лёгкое недовольство, но какая-то плохо сдерживаемая ярость. Инцидент в Баку стал отличным тому примером. Как это можно было допустить?

Дело в том, что проявления подобных эмоций стали нормой в Маранелло… Всё происходящее не идёт на пользу репутации команды, хотя пока не сказывается на имидже Феттеля, который всё-таки остаётся своего рода «лучом света».

Он по-прежнему благодарит каждого сотрудника команды, благодарит болельщиков. Он отказывается винить в неудачах коллектив и берёт вину на себя. Именно Себастьян способен принести Скудерии умиротворение и восстановить спокойствие. Он формирует будущее команды и задаёт ей направление развития, пытаясь при этом ликвидировать последствия ненормальной обстановки, царившей в Маранелло последние четыре года.

С самого начала сезона в паддоке ходили слухи, что когда Ferrari выиграет этот чемпионат, Маурицио Арривабене поблагодарят за работу и позволят ему покинуть пост руководителя команды с высоко поднятой головой. Но поскольку надежд на победу почти не осталось, вероятно, его ожидает бесславная отставка. Как бы ни завершился сезон, он уйдёт. Тот факт, что команда терпит неудачи именно тогда, когда действительно могла добиться успеха – следствие его методов руководства.

То, что происходит с Ferrari, никого не радует. Команда и сам бренд давно стали синонимами автоспортивной славы, легендами гоночного мира. Можно лишь надеяться, что ошибки предыдущих лет будут выявлены и осмыслены, и кого бы Серджио Маркионне ни назначил на пост руководителя Скудерии, этот человек сможет восстановить мир, спокойствие и уверенность.

Энцо Феррари говаривал, что гоночные машины не бывают ни красивыми, ни уродливыми, но становятся прекрасными, когда побеждают. Может быть, это относится и к командам в целом?.. Как бы то ни было, остаётся молиться, чтобы Ferrari вновь обрела ту красоту и достоинство, которые некогда были её отличительными чертами.

Текст: . Источник: Racer
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости