Берни Экклстоун: В Формуле 1 я скорее исключение...

Берни Экклстоун

После перехода на гибридные моторы Берни Экклстоун регулярно критиковал положение дел в чемпионате, и новый сезон, судя по всему, не станет исключением. В беседе с журналистами Daily Mail глава менеджмента Формулы 1 объяснил, почему он недоволен доминированием Mercedes, и как повысить интерес к гонкам.

«Можно сказать, что в современной Формуле 1 я скорее исключение – у меня есть личная заинтересованность, и я хочу делать то, что пойдёт на благо чемпионата, – заявил Экклстоун. – Мне не нужны ни должности, ни деньги. Большинство же думает только о том, что им выгодно здесь и сейчас. Для большей части этих людей долгосрочная перспектива – это две или три гонки. В результате Формула 1 находится в худшем состоянии, чем когда-либо. Я не стал бы тратить деньги на то, чтобы привести свою семью смотреть гонки. Даже не подумаю. Какой в этом смысл, если изначально известно – да и букмекеры это понимают, они неглупые люди – что Льюис Хэмилтон, скорее всего, завоюет поул и, вероятно, выиграет гонку. А второй гонщик Mercedes поднимется на подиум».

По словам Берни, корень проблемы заключён в том, что Mercedes и Ferrari поставляют двигатели 8 командам, а следовательно могут влиять на принятие решений.

«Подобные вещи называются картельным сговором, а это незаконно, – добавил Экклстоун. – По сути, мы имеем дело с незаконным явлением. Кроме того, это препятствует здоровой конкуренции».

В прошлом году Sauber и Force India обратились к Еврокомиссии с просьбой отреагировать на эту ситуацию, но Берни Экклстоун не считает это выходом из ситуации: «Комиссия может в это вмешаться, но мы взрослые люди и должны самостоятельно с этим разобраться. У меня есть кое-какие мысли по этому поводу...»

Когда его попросили ответить более конкретно, он сначала хитро подмигнул, а потом с совершенно бесстрастным лицом сказал: «Хочу расквитаться. Пришлось вывезти кое-кого на кладбище и показать пару могил. Там ещё остались свободные места».

Далее разговор продолжался в более серьёзном ключе. В частности, по мнению Берни, необходимо пересмотреть роль президента FIA Жана Тодта, который во многом отошёл от дел, касающихся Формулы 1: «К сожалению, Жан стал дипломатом. Он хочет всем угодить. Это хороший образ мыслей для президента, но так дела не делаются. Всем угодить невозможно.

Жан прикладывает много усилий, чтобы повысить безопасность на дорогах, и отлично с этим справляется. Он ездит по всему миру, встречается с разными людьми, но он интересуется Формулой 1 только потому, что возглавляет FIA и обязан посещать Гран При. Жан не хочет делать ничего, что могло дестабилизировать то, чем он занимается в ООН. Ему приходится заниматься другими проблемами, но тогда ответственность за Формулу 1 он должен передать кому-то другому. Я собираюсь с ним это обсудить. Не знаю, кого можно было бы этим озадачить. Это должны решить в FIA.

На последнем заседании Всемирного совета по автоспорту один из вице-президентов предложил дать нам с Жаном полномочия делать все что угодно с Формулой 1, и эта идея получила одобрение. Я тогда сказал: "Жан, теперь мы можем делать что хотим". Он вздохнул: "Ох, на нас подадут в суд". Я посоветовал ему не волноваться. Если на нас подадут в суд, мы покроем любые расходы. Если придется компенсировать убытки, мы это сделаем. Мы получили в своё распоряжение заряженный пистолет, но он сказал, что не хочет проблем».

На стене кабинета Берни Экклстоуна висят три фотографии: на одной он получает звание почетного доктора лондонского Имперского колледжа, на двух остальных – разговаривает с Владимиром Путиным на Гран При России.

«Я восхищаюсь Путиным, – заявил Экклстоун. – Именно он должен управлять Европой. Он решил бы проблему с Сирией. Плюс в том, что он делает то, что считает правильным, и отстаивает свою позицию. Его сложно отговорить от чего-либо. Я разговариваю с ним, когда мне это необходимо.

Я предпочитаю делать бизнес с теми, кто принимает решения, а не со вторыми или третьими лицами. Это единственный способ добиться результата. Я уже говорил, что мне не очень нравится демократия – в этом случае ничего не работает. Кстати, меня вполне устраивает Дэвид Кэмерон. Не думал, что он мне понравится, но в переговорах с Евросоюзом он сделал то, что считал лучшим для Великобритании. Я это уважаю, но хочу, чтобы мы покинули Европу. Это никак не повлияет ни на мой бизнес, ни на кого-либо из его участников. Я знаю, что мы даем Евросоюзу, но неясно, что он нам дает взамен».

Во вторник пройдет встреча Стратегической группы, на которой должны согласовать перемены в правилах на 2017 год, однако Берни Экклстоун сомневается, что команды успеют договориться о переменах в правилах к 1 марта. Однако у него есть другой план – к Гран При Австралии скорректировать спортивный регламент.

«Нам нужны гонки с более острой борьбой, – заявил Экклстоун. – Я оставил бы квалификацию такой, какая она есть. Самый быстрый гонщик сохранит свой поул для статистики, но пусть он стартует, скажем, с 10-й позиции, в зависимости от итогов квалификации и позиции в чемпионате. Мы сейчас анализируем, как именно это можно сделать. А парень, занявший третью позицию в квалификации, будет стартовать седьмым или восьмым.

Это лучше, чем реверсивная решетка, ведь всё, что вы получили бы в этом случае – тот, кто стартует позади, в начале гонки опередит все более медленные машины. А таким образом мы получим больше борьбы между машинами, сравнимыми по скорости, поэтому отыгрывать позиции будет нелегко.

Самое главное – это создаст полемику. Я бы сказал так: "Мне кажется, обладатель поула выиграет по той или иной причине". Вы возразите: "Нет, я считаю, что выиграет тот-то и вот почему…" Именно это нам нужно. Не знаю, успеем ли мы это реализовать. Посмотрим».

Несмотря на возраст, Берни Экклстоун продолжает работать: «Я в хорошей физической форме. Конечно, в психологическом плане мне могут бросить вызов, но со мной всё в порядке. Ужасно, когда осознаешь, что голова начинает плохо соображать, но хорошо, если этого не происходит. Подводит ли меня память? Знаете, у меня проявляется болезнь Альцгеймера, но только тогда, когда мне это надо».

Экклстоун добавил, что не собирается навещать Михаэля Шумахера, получившего серьёзную травму в Альпах: «Мне меньше всего хочется это делать. Я редко хожу на похороны. Предпочитаю запоминать людей, когда они живы и с ними всё в порядке. Я слышу противоречивую информацию о Михаэле, но хотел бы снова с ним встретиться, когда мы сможем спокойно поговорить наедине».

Отвечая на вопрос, как бы он распорядился своим состоянием, Экклстоун заявил, что не собирается вкладывать эти деньги в Сильверстоун, чтобы затем трассу переименовали в его честь.

«Я не хочу умирать, пока всё не потрачу, – сказал Экклстоун. – Мне всё равно, что будет потом. И пусть меня положат в картонную коробку. А сбоку было бы неплохо разместить немного рекламы. Затем меня могут кремировать».

Текст: . Источник: Daily Mail
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости