Льюис Хэмилтон и уроки истории

Накануне финального этапа чемпионата лондонская The Times вспомнила одну старую историю, которая, как считает автор статьи Рик Бродбент, может быть весьма поучительной для Льюиса Хэмилтона...

Льюису Хэмилтону стоит оглянуться назад… В воскресенье он выйдет на старт Гран При Бразилии, решающей гонки сезона: его нервы на пределе, он раздираем противоречиями... Когда судьба титула решается в последнем акте драмы, то под занавес может произойти все, что угодно, и история триумфа Джона Сертисса за рулем сине-голубой Ferrari может послужить своего рода предостережением.

Перед финальной гонкой сезона Хэмилтон опережает Фелипе Массу на семь очков. В 1964-м, накануне последней гонки, Сертисс отставал от Грэма Хилла на пять очков. И то, что тогда случилось, можно назвать разве что гримасой судьбы.

Лоренцо Бандини, напарник Сертисса, выбил Хилла из гонки, а из Lotus Джима Кларка, который тоже претендовал на титул, за семь кругов до финиша потекло масло. Затем Бандини пропустил Сертисса, тот занял второе место и завоевал титул с преимуществом в одно очко. Если на Интерлагосе произойдет нечто подобное, можно представить, какой крик поднимут адвокаты, и сколько будет разговоров о теории заговоров в духе Макиавелли. А тогда, в 1964-м, Луис Стэнли, директор команды BRM, за которую выступал Хилл, сказал: «Бандини утирал слезы. Все пожимали руки. Насколько мы понимаем, вопрос о титуле закрыт».

У Сертисса, единственного гонщика, которому удалось стать чемпионом мира и в седле мотоцикла, и за рулем автомобиля, свой взгляд на события того памятного дня в Мехико: «Если честно, то, что сделал Грэм, меня сильно удивило. Он почему-то решил, что выйти из шпильки можно по единственной траектории, но «калитка» при этом оставалась открытой, и Лоренцо, конечно, сказал спасибо. Он был внутри поворота, и вполне чисто его прошел. Но я-то ехал вплотную за Хиллом, поэтому он тут же забыл про Бандини. Нормальная ситуация: мы не роботы, а люди, и всем нам свойственно ошибаться».

С тех пор немало воды утекло, но и сегодня судьбу титула тоже может решить утечка масла или необдуманный маневр. Поэтому нас ожидает столь напряженный финал сезона. Сертиссу сейчас 74, и он имеет полное право давать оценки ситуации, в центре которой оказался Льюис Хэмилтон

«Ничего удивительного, что к Льюису относятся с некоторой завистью, – сказал Сертисс. – Его считают выскочкой, но, он, разумеется, выскочка и есть. Едва появившись в Формуле 1, он тут же одолел такого классного гонщика, как Фернандо Алонсо. Он сотрясает устои. Никаких сомнений, со времен картинга он выступал в лучших командах, но в Формуле 1 немало гонщиков, кто неплохо устроился и прекрасно себя чувствует, и этим людям действительно не помешает хорошая встряска».

Сертисс – один из немногих, кто действительно знает, что это такое: выйти на старт гонки, в которой решается судьба титула. «Льюису придется нелегко, – считает он. – Масса будет очень быстр, но у Хэмилтона есть выбор: в квалификации ему просто нужно добыть такую стартовую позицию, которая позволила бы избежать проблем, но при этом ему вовсе необязательно соперничать с Массой.

Хэмилтон должен забыть о чемпионате, и думать только о гонке. Но, видимо, судьба титула его все же беспокоит, – источником этой тревоги может являться его окружение, – вспомним, что случилось в Японии. McLaren сейчас не самое спокойное местечко, но Льюис тогда ошибся сам. Я понимаю, почему он тогда хотел вырваться вперед, но это был не самый разумный маневр. Но он показал, что извлек урок из той ошибки – и это хорошо.

Давайте судить о Льюисе по его достижениям. Людей много, характеры у всех разные, и хуже всего, когда мы начинаем использовать стереотипы. Из общей массы выделяется тот, кто не просто конкурентоспособен от природы, но и умеет работать головой. А у Льюиса исключительная воля к победе, как и у Михаэля Шумахера, и он очень неглупый человек».

Кстати, если вспомнить, как в последние годы развивались события в Формуле 1, то трудно отделаться от мысли о драматической развязке сезона. Но так было всегда. В том же 1964-м из-за разногласий между Ferrari и Итальянской автомобильной федерацией знаменитые машины выступали в чемпионате в сине-белых цветах North American Racing Team.

«Когда Энцо Феррари ехал к морю на своей маленькой машинке, он производил впечатление нормального человека, но зато в Маранелло он был королем, а все мы являлись его подданными, – вспоминает Сертисс. – Он играл в игры, а мы были марионетками на ниточках, и часто это вредило делу. Мне было все равно, какого цвета моя машина, я лишь хотел, чтобы она была лучшей. Мне надоело ждать, когда Ferrari, наконец, оставит Ле-Ман и займется Формулой 1. Мы тогда выиграли титул, но чего нам это стоило».

Никаких сомнений, Хэмилтона посещают схожие мысли. Но свобода уже близка: до нее каких-то 305 км...

Текст: . Источник: The Times. Рик Бродбент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости