История о том, почему в 2007-м Хэмилтон проиграл титул...

Кими Райкконен, Фернандо Алонсо и Льюис Хэмилтон – три претендента на титул перед стартом Гран При Бразилии 2007

Британская пресса с особой теплотой отнеслась к завоеванию Льюисом Хэмилтоном седьмого чемпионского титула, развернув кампанию в поддержку выдвижения гонщика на получение рыцарского звания. Известный журналист Марк Хьюз считает, что в этом сезоне гонщик Mercedes мог бы стать уже восьмикратным чемпионом мира, если бы не загадочная цепочка событий в двух последних гонках 2007 года...

Льюис Хэмилтон мог стать восьмикратным чемпионом Формулы 1. То, как у него из рук ускользнул титул в дебютном 2007-м – загадочная история, которая до сих пор не была объяснена. Здесь вы тоже не найдёте все ответы – мы до сих пор не знаем, какие события происходили за кулисами двух финальных этапов сезона в Китае и Бразилии.

Фоном для событий на трассе стало разбирательство FIA против McLaren в шпионском скандале – команда получила доступ к 680-страничной технической документации машины Ferrari, переданной в Уокинг бывшим главным механиком Скудерии Найджелом Степни.

Президент FIA Макс Мосли, имевший давнюю антипатию к боссу McLaren Рону Деннису, решил привлечь к разбирательствам руководящий орган, по итогам которых McLaren была оштрафована на $100 млн. и лишилась всех очков в Кубке конструкторов. Однако гонщики команды, Льюис Хэмилтон и Фернандо Алонсо, свои очки сохранили. Об этом стало известно за четыре этапа до конца сезона. Говорят, что это Берни Экклстоун попросил Мосли пойти на такой шаг, чтобы не убивать интригу в чемпионате – иначе Кими Райкконен досрочно бы выиграл титул, что потом в итоге и произошло.

Макс Мосли и Рон Деннис, 2007 год

На момент проведения предпоследнего этапа в Китае в FIA ещё проводили расследование по делу McLaren – команду могли не допустить к участию в сезоне 2008 года, если бы какие-либо технические решения Ferrari были найдены в новой машине. Учитывая политический подтекст непростых отношений между Деннисом и Мосли, команде реально грозило отстранение от чемпионата, что привело бы к её закрытию. Учитывая такой фон, сотрудники McLaren приехали в Шанхай в сильном напряжении.

Если бы Льюис выиграл гонку в Китае, то досрочно стал бы чемпионом мира. Примечательно, что перед приездом на этап Льюис заговорил о возможном уходе из Формулы 1 после завершения сезона. Никто не воспринял его слова всерьёз, но они дают хорошее представление о том, в каком психологическом состоянии находился гонщик.

Заговорил Льюис об уходе в связи с тем, что ему грозил штраф с потерей позиций на старте Гран При Китая, поскольку в гонке в Японии, находясь за автомобилем безопасности, он постоянно разгонялся и тормозил (чтобы не допустить остывания тормозов), и эти действия Льюиса были упомянуты как возможная причина столкновения Марка Уэббера и Себастьяна Феттеля позади. В конечном итоге Льюиса не наказали.

Хэмилтон выиграл квалификацию, проехав решающий круг на полсекунды быстрее Алонсо. Фернандо был разъярён и подозревал команду в саботаже, поскольку отказывался верить, что кто-то на такой же машине может быть на полсекунды быстрее его. Он в ярости так хлопнул дверью в командном домике McLaren, что она слетела с петель.

Стартовали все на промежуточных шинах. Хэмилтон уверенно сохранил лидерство и оторвался от пелотона, быстро нарастив отрыв от Райкконена, Массы и Алонсо. На первом пит-стопе лидеры не стали менять шины, а отрыв Кими сократился до четырёх секунд.

Затем вновь начался дождь, но шины Хэмилтона к тому моменту стёрлись почти до сликов. В том сезоне Ferrari бережнее McLaren работала с задними шинами, поэтому резина на машине Райкконена к моменту дождя была в лучшем состоянии, что позволило финну быстро сократить отставание, обогнать Льюиса – и уехать вперёд.

Состояние задних шин машины Льюиса Хэмилтона после схода в Китае

Дождь вскоре прекратился, трасса начала подсыхать. Почему же в этот момент в McLaren не перевели Хэмилтона на новые слики? Этот вопрос и открывает возможности для спекуляций по поводу того, что Льюису специально не дали выиграть чемпионат.

Официальная версия звучит так: гоночные инженеры Хэмилтона и Алонсо пытались максимизировать шансы своих пилотов. Погодный радар не обещал осадков до финиша, но существовали опасения, что если Льюис первым перейдёт на слики, а Фернандо останется на трассе на промежуточных шинах, то возможный дождь сыграет против Хэмилтона – ему придётся вновь останавливаться в боксах, тогда как Фернандо сразу поедет за новыми промежуточными. В результате команда решила оставить обоих гонщиков на трассе и посмотреть за развитием погоды.

Однако задние шины на машине Льюиса были изношены гораздо сильнее, чем у Фернандо – практически до корда, и когда команда всё же решила позвать Хэмилтона в боксы, он не смог удержать машину на дорожке к пит-лейн и вылетел в гравий.

Перед финальной гонкой в Бразилии преимущество Хэмилтона над Алонсо сократилось до четырёх очков, а над Райкконеном – до семи. Льюис квалифицировался вторым, уступив только Фелипе Массе, который всегда был быстр на домашней трассе. Райкконен и Алонсо поделили второй ряд на старте.

Фелипе Масса сохранил лидерство, Райкконен, а затем и Алонсо опередили Хэмилтона. Вероятно, в этот момент Льюис допустил свою первую в сезоне ошибку дебютанта – он попробовал контратаковать Алонсо в 4-м повороте, ошибся и оказался за пределами трассы. Льюис вернулся на трассу седьмым, тогда как при победе Кими ему нужно было финишировать не ниже пятого места.

Ошибка Льюиса Хэмилтона во время гонки в Бразилии в попытке контратаковать Фернандо Алонсо

Отыгрывая позиции, Льюис догнал Марка Уэббера на Red Bull, когда внезапно на его машине пропала передача. Льюис потерял около 20 секунд пока ехал накатом, а команда обсуждала с ним по радио, как перезагрузить электронику. Когда к Хэмилтону вновь вернулась скорость, он уже был 18-м и почти полминуты проигрывал пятому месту, но до финиша оставалось ещё 46 кругов.

Свой первый пит-стоп Льюис провёл на 20-м круге, но после всё вновь пошло наперекосяк. Официальная версия звучит следующим образом: команда залила ему мало топлива на второй отрезок, чтобы на быстрой машине Льюис отыграл позиции, а затем вернулся на второй пит-стоп за новыми шинами и топливом до финиша. Однако после того, как Льюис отправился на трассу, в McLaren увидели насколько сильно были изношены шины на первом отрезке – они поняли, что с таким быстрым износом Льюис просто не проедет столько кругов на финальном отрезке, сколько для него запланировали стратеги.

В результате Хэмилтону пришлось перейти на стратегию трёх пит-стопов, что привело к потере ещё 28 секунд и седьмому месту на финише. Фелипе Масса пропустил Кими Райкконена на первое место – и титул достался финну.

Льюис Хэмилтон поздравляет Кими Райкконена с завоеванием титула

Учитывая огромное количество необъяснимых ошибок команды в двух финальных гонках сезона и угрозу того, что McLaren могли не допустить на старт в 2008-м, легко предположить, что Льюис стал жертвой крупной политической игры, стоившей ему титула и места в истории, как чемпиона-дебютанта. Но так ли это на самом деле? Возможно, когда-нибудь мы это узнаем.

Пока же в нашем распоряжении есть только слова Льюиса, сказанные в Монако в 2012 году, в ответ на вопрос, удалось ли ему выяснить, что же на самом деле произошло в его дебютном сезоне: «Тогда я ничего не знал. Сейчас знаю, но не могу рассказать».

Текст: . Источник: The Race
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости