Тото Вольфф: Меня интересует не власть, а успех команды

Тото Волльф

Несколько лет Тото Вольфф был совладельцем команды Williams, а летом взял на себя роль исполнительного директора Williams Grand Prix Holdings PLC. В интервью Motorsport-Magazin Вольфф вспомнил прошедший сезон и рассказал о задачах, стоящих перед командой…

Вопрос: В 2012-м Williams, наконец, выиграла гонку. Победа надолго запомнится?

Тото Вольфф: Конечно. Первая победа всегда занимает особое место. Она была неожиданной, но очень приятной, успех придал команде дополнительную мотивацию.

Вопрос: Через несколько часов после победы в боксах Williams произошел пожар. Насколько трудно было готовиться к следующему этапу в Монако? Вам помогли другие команды?
Тото Вольфф: Помощь мы получили уже на трассе, когда другие команды помогали тушить пожар. К счастью, пострадала только техника, серьезного урона пожар не нанес. Соперники помогли нам с оборудованием, все остальное функционировало нормально.

Вопрос: Рост результатов в 2012-м стал следствием прогресса команды, или лидеры сильно потеряли из-за запрета на двойной диффузор?
Тото Вольфф: В 2011-м Williams провела худший сезон в своей истории – мы никогда этого не скрывали. В команде произошло множество перестановок: у нас появился новый технический директор, пришли новые люди в отдел аэродинамики, Клэр Уильямс вошла в Совет директоров, ушли Адам Парр и Патрик Хед, расширились мои полномочия, были и другие изменения, которые не освещались в прессе. Все это стало факторами нашего успеха. Запрет на двойной диффузор тоже помог. Cosworth не предлагала нам соответствующих решений, поэтому мы не использовали эту систему. В 2012-м у нас была хорошая машина, которая позволила добиться прогресса.

Вопрос: В вашей команде работает Майк Кофлэн. После шпионского скандала, участником которого он был в 2007-м, многие задавались вопросом: почему в Williams предложили ему работу?
Тото Вольфф: Мы считаем, что он лучше всех подходит для этой работы. То, что писали про этот шпионский скандал в газетах – лишь верхушка айсберга, ситуация была гораздо сложнее. Майк – честный, умный и грамотный специалист, который оказался в трудной ситуации. Я больше не хочу говорить на эту тему. Я верю в то, что у любого человека должен быть шанс исправить ошибки, сделанные в прошлом. Майк – замечательный человек, он стал ценным приобретением для команды, надеюсь, что он надолго останется в Williams.

Вопрос: В этом сезоне многие были недовольны резиной. Насколько серьёзно она повлияла на ситуацию?
Тото Вольфф: Я не считаю, что ситуация с шинами была критичной, это как раз пошло на пользу спорту. Red Bull, McLaren и Ferrari вновь были ориентиром для всех - здесь ничего не изменилось, просто некоторые команды смогли раньше других понять особенности шин Pirelli и получили небольшое преимущество.

В Формуле 1 все циклично – кто-то находится на подъёме, кто-то на спаде – в этом нет ничего необычного. Все зависит от того, удается ли той или иной команде удержать у себя высококлассных специалистов. Как совладелец Williams я делаю все возможное, чтобы нанять и удержать в команде лучших людей. Командам следовало не жаловаться на шины, а попытаться как можно быстрее понять их особенности.

Вопрос: У Ferrari, Red Bull и McLaren своя философия. Какие способы используют в Williams, чтобы сохранить в команде специалистов?
Тото Вольфф: Я не знаю, каких философий придерживаются в других командах, чтобы удержать своих сотрудников. Вероятно, они платят им очень большие деньги. Мы используем другой подход. У нас устойчивое финансирование, у команды нет долгов. Мы – настоящая гоночная команда, участие в гонках – наш основной бизнес. Наша база находится в Великобритании, и в этом, безусловно, есть преимущество. В Williams не теряют оптимизма, мы прогрессируем и движемся вперед. Амбициозным людям мы даем возможность реализовать себя и войти вместе с нами в число ведущих команд.

Вопрос: В 2012-м в Williams выступали двое молодых и неопытных пилотов. Победа Мальдонадо в Барселоне доказала, что был выбран верный подход?
Тото Вольфф: У Пастора был большой опыт и до перехода в Формулу 1, не забывайте, он выиграл сезон в GP2. Ему повезло, что в дебютный год его напарником стал опытный Рубенс Баррикелло, у которого он многому научился. В Барселоне он доказал, что у него достаточно опыта, чтобы побеждать. Пастору ещё предстоит добиться стабильности, но это совершенно нормально для любого молодого гонщика. Бруно тоже хороший пилот, который относительно поздно начал карьеру, но получил свой шанс. Мы решили его поддержать, и результаты говорят о том, что мы не ошиблись.

Вопрос: Фрэнк Уильямс видит в вас своего преемника?

Тото Вольфф: Эта должность не соответствует моему характеру, тому, чем я хотел бы заниматься в будущем. Я – совладелец команды, я взял на себя часть полномочий Адама Парра после его ухода. Я работаю вместе с Фрэнком, но не знаю, какие у него планы на будущее. В данный момент я не вижу себя в роли руководителя команды.

Вопрос: Как изменилась ваша роль за последние два года?
Тото Вольфф: В самом начале я хотел подробно разобраться с тем, как происходят все рабочие процессы. Так как у меня уже был опыт участия в гонках, я довольно быстро все понял. Я участвовал в ралли, был связан с DTM, поэтому шаг к Формуле 1 оказался не очень сложным. Изначально путь развития команды определял ее основатель, но сейчас произошли изменения на всех уровнях управления. Я смог со всеми сработаться, ежедневно контактировал с командой, после ухода Адама Парра каждую неделю бываю на базе.

Вопрос: Частичный отход от дел Фрэнка Уильямса как-то отразился на работе команды?

Тото Вольфф: Фрэнк – не только человек, давший команде свое имя, с ним связаны прошлые успехи. У него важная роль в команде, он - её вдохновитель. Частичный отход от дел – логичный шаг, он дал больше полномочий молодежи, но команда продолжает работать безупречно.

Вопрос: Если верить слухам, Мониша Кальтенборн не любит, когда ее называют самой влиятельной женщиной в Формуле 1. Вы чувствуете, что обладаете властью в гоночном мире?
Тото Вольфф: Меня не интересуют подобные вещи. Я хочу, чтобы Williams добилась успеха и как можно дольше оставалась на вершине. Речь идет не о власти, а о том, как стать успешными.

Вопрос: Кажется, роль Австрии в Формуле 1 становится все больше…
Тото Вольфф: Я бы не стал обобщать. Все большее влияние получает Дитрих Матешиц – его команда выиграла не один чемпионский титул. Роль Мониши Кальтенборн, Франца Тоста и моя не столь велика, но мне, как патриоту, приятно, что такая небольшая страна, как Австрия, хорошо представлена в Формуле 1.

Вопрос: Руководство Формулы 1 решило отложить проведение IPO, хотя Williams уже сделала этот шаг. Вы считаете выход на биржу правильным решением?
Тото Вольфф: Да. Формула 1 – успешный бизнес, и выход на биржу открывает новые перспективы. Я верю, Формулу 1 ждет успех. Это самый крупный гоночный чемпионат в мире, доходы которого растут более, чем на 10% в год. Руководство Формулы 1 уже сейчас знает уровень доходов через три-пять лет. Чемпионат выходит на новые рынки, расширяет географию, Формула 1 гибче, чем традиционные предприятия, поэтому выход на биржу имеет смысл. Однако предварительно необходимо добиться прозрачности всех процессов. Williams это удалось сделать, думаю, у Формулы 1 тоже получится.

Вопрос: Вас считали талантливым гонщиком. Как получилось, что вы стали инвестором?

Тото Вольфф: Я был не настолько талантливым, скорее, честолюбивым. Полагаю, важно правильно оценивать самого себя. Я довольно рано понял, что не смогу пробиться в Формулу 1. Тогда я пошел по другому пути, сначала устроился служащим, затем стал работать на себя. Потребовалось двадцать лет, чтобы из честолюбивого и не очень талантливого гонщика стать инвестором и совладельцем команды Формулы 1.

Текст: . Источник: Motorsport Magazin
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости