Уайтинг: Решения по поводу сейфти-кара были верными

Чарли Уайтинг

После финиша Гран При директор гонок FIA Чарли Уайтинг ответил на вопросы прессы о некоторых ключевых эпизодах азербайджанского этапа чемпионата.

Вопрос: Что вы можете сказать по поводу инцидента между Даниэлем Риккардо и Максом Ферстаппеном?
Чарли Уайтинг: Разумеется, очень жаль, что так получилось. Но, думаю, все со мной согласятся, что оба гонщика в той ситуации могли действовать более осмотрительно. Но пока стюарды не вынесли своё решение, я воздержусь от дальнейших комментариев.

Вопрос: По ходу гонки были проблемы с работой системы DRS, и гонщиков попросили включать её самостоятельно – вам уже известно, из-за чего это случилось?
Чарли Уайтинг: Это не самая распространённая проблема, но иногда всё-таки бывает, что не срабатывают автоматические датчики в точке замера интервала. В пункте 5 статьи 22 Спортивного регламента чётко прописано, как надо действовать в подобных обстоятельствах. Чаще подобное происходит из-за неисправностей, связанных с машиной, и тогда команда звонит нам и сообщает: «Похоже, у нас не срабатывает DRS, можем ли мы включать её вручную?»

Но на этот раз неисправность носила общий характер, DRS перестала включаться сразу на всех машинах, поэтому мы вывели на экран сообщение о том, что команды могут использовать систему в ручном режиме. У них есть доступ к системе хронометража, они получают всю информацию об интервалах между машинами в точке замера и должны говорить гонщикам по радио, в какой момент те могут включать DRS. В общих чертах, всё происходит именно так.

Понятно, что когда возникает неисправность с одной из систем машины, это уже более сложный случай.

У меня нет полной информации о причинах проблем с работой автоматики, но суть в том, что интервалы между машинами замерялись некорректно. В настоящее время стюарды с этим разбираются.

Вопрос: Возможно, автомобиль безопасности оставался на трассе слишком много кругов, маршалам потребовалось слишком много времени, чтобы убрать обломки с трассы – есть ли возможность как-то ускорить эти процессы?
Чарли Уайтинг: Не думаю, что автомобиль безопасности оставался на трассе слишком долго. Он вернулся на пит-лейн, как только появилась такая возможность. Мы выполняли требование регламента, позволяя машинам вернуться в один круг с лидером. В этот момент произошла авария с Романом Грожаном, поэтому сейфти-кар пришлось оставить на трассе несколько дольше. Потребовалось какое-то время, чтобы убрать с трассы его машину, она была в таком месте, где затруднена эвакуация. Полагаю, вы это поняли. Вряд ли в подобных обстоятельствах этот период можно было как-то сократить.

Зато к моменту рестарта мы были полностью уверены, что трасса в нормальном состоянии, и все наши решения по поводу автомобиля безопасности были правильными.

Вопрос: Шина на Mercedes Боттаса получила повреждения из-за какого-то обломка, который лежал на трассе. Понятно, что старт-финишная прямая очень длинная, а видеокамеры, через которые вы следите за происходящим, не дают изображение высокого разрешения, но можно ли было это предотвратить?
Чарли Уайтинг: Нет, мы не получали никаких сигналов о том, что на трассе обломки. В течение всей гонки маршалы работали прекрасно и очень быстро сообщали, если на асфальте появлялись обломки. Но мы вообще-то пока точно не знаем, чем вызвано повреждение шины. У меня нет официального подтверждения, что причина именно такая, хотя это вероятнее всего. Возможно, это как-то связано с инцидентом между Гасли и Магнуссеном, произошедшим на предпоследнем круге. Но, повторюсь, никаких сообщений об обломках на той части трассы мы не получали.

Вопрос: Перед первым рестартом Себастьян Феттель очень долго прогревал шины, при этом создавая помехи гонщикам, ехавшим позади него. Не очень понятно, до какого момента он мог это делать? Как вы считаете, правильно ли он действовал?
Чарли Уайтинг: По-моему, он очень чётко контролировал свои действия, а момент, когда пора начинать разгон, определяет лидер. В некоторых других сериях есть так называемая «зона разгона» длиной 300-400 метров – до этой зоны нельзя разгоняться. Как только загорается зелёный сигнал светофора, автомобиль безопасности сворачивает в боксы, и тут уже лидер решает, когда начинать разгон.

Трасса в Баку довольно хитрая, и есть риск, что пелотон догонит автомобиль безопасности слишком рано. По-моему, Себастьян действовал очень чётко, хотя Льюис Хэмилтон жаловался, что Феттель держал скорость не очень стабильно, но на такой трассе это вряд ли возможно. Если в действиях гонщиков нет явного риска, мы всем довольны.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости