Вилли Вебер: "Я считаю Михаэля лучшим гонщиком в мире"

Вилли Вебер

Вилли Вебер очень рано обнаружил талант Михаэля Шумахера. С его помощью молодой пилот из Хюрт-Хермюльхайма дебютировал в Гран При Бельгии 25 августа 1991 года. Спустя 20 лет бывший менеджер гонщика вспоминает события в Спа и маленькую вынужденную ложь, благодаря которой будущий семикратный чемпион сделал первый шаг в Формуле 1.

Вопрос: Когда вы встретили Михаэля Шумахера?
Вилли Вебер: Это произошло в 1988 году в Зальцбурге. Я был там с командой Формулы 3, а Михаэль выступал в Формуле Ford. Были очень плохие погодные условия. Он стартовал пятым, но уже на первом круге вышел в лидеры.

Собственно, его лидерство произвело на меня даже меньшее впечатление, чем тот факт, что на каждом круге он выходил из поворота Zieleingangs по одной и той же траектории. Я редко видел подобное владение машиной.

Вопрос: Вы подписали с ним контракт на выступления в Формуле 3, а также в Международном чемпионате спорткаров за юниорскую команду Mercedes-Sauber. Что именно произошло в августе 1991, когда карьера Шумахера внезапно сделала резкий поворот?
Вилли Вебер: Во время соревнований на Нюрбургринге знакомый журналист рассказал мне, что один из гонщиков Эдди Джордана попал в тюрьму, и, возможно, мы могли бы воспользоваться этой ситуацией. Я должен был позвонить Эдди – и так и поступил. Я хорошо знал его по работе в Формуле 3, и мы были хорошими друзьями.

Он был не слишком заинтересован обсуждать со мной эту тему, но я не упустил возможности. Он спросил, кто такой Михаэль Шумахер. Я сказал: «Он только что выиграл в Макао и напоминает тебя. Сейчас это лучший вариант». Эдди подумал: «Все это говорят. Знает ли он Спа?» Я ответил: «Как свои пять пальцев! Он живет рядом с трассой». Я немного схитрил – это было небольшое преувеличение.

Вопрос: Знаменитая вынужденная ложь, ведь Михаэль никогда раньше не пилотировал в Спа…
Вилли Вебер (смеется): Точно. Через два или три дня я добился того, что Михаэль, по крайней мере, смог тестировать машину. Эдди хотел принять решение после тестов, но сначала ему требовалось 80 000 долларов. Я сразу же перевел ему эту сумму.

Тогда все пошло своим чередом. Итог тестов поразил команду Jordan, и после этого мы продолжили телефонные переговоры. Тогда Эдди объявил о своей готовности посадить Михаэля за руль. Однако он сказал: «Мне нужно 450 000 долларов. Если ты дашь их мне, он сможет участвовать в гонке».

Вопрос: Вы вместе стали собирать деньги?
Вилли Вебер: У Михаэля был контракт с Mercedes. Сначала Йохан Неерпаш, который в то время работал гоночным директором Mercedes, неохотно отреагировал на ситуацию: у него были собственные планы, о которых я ничего не знал. Существовал проект перейти из группы C в Формулу 1 вместе с Sauber. Конечно, он не говорил мне об этом.

Я работал в интересах Михаэля: мне хотелось, чтобы он получил этот шанс и воспользовался им. Я должен был договориться с Неерпашем – нужно было освободить Михаэля от контрактных обязательств. Две недели я напряженно работал, чтобы собрать деньги, однако нам удалось это сделать. И пришло время этапа в Спа.

Вопрос: …начало которого было не таким спокойным…
Вилли Вебер: Из-за волнения мы забыли забронировать комнату, а в отелях Спа больше не было свободных мест. Тогда мы поселились на молодежной турбазе, но в тот момент нас это не волновало – мы были готовы спать под грузовиком или около дороги.

Затем началась квалификация, в которой Михаэль занял седьмое место и вызвал всеобщий восторг. К сожалению, гонка сложилась не так, как мы ожидали. Но с этого момента наша жизнь полностью изменилась. Теперь мне не нужно было прикреплять свою визитку на стенку боксов перед тем, как ехать домой.

Вопрос: Когда вы признались Эдди Джордану, что Михаэль вовсе не знал трассу?
Вилли Вебер: Это произошло гораздо позже. После квалификации Эдди уже ни о чем не спрашивал. Если бы в тот момент он узнал, что седьмое место Михаэль занял на совершенно незнакомой трассе, это было бы для него слишком. Он бы не справился с этой новостью.

Вопрос: На самом деле Михаэль узнал трассу, когда в четверг проехал по ней на велосипеде…
Вилли Вебер: Так и есть. Должен сказать, что у Михаэля фотографическая память. Если он один или два раза проезжает по трассе, он запоминает её. Однако за два часа до старта он еще волновался. Эдди пришел ко мне, предложил пятилетний контракт и сказал: «Прочитай и подпиши его перед гонкой. Иначе я не выпущу Михаэля».

Я подумал: «С ним все в порядке? Я хорошо знаю английский, но я не юрист. Я не могу подписывать договор и не стану делать этого». Я посоветовался с Йоханом Неерпашем, и он сказал, чтобы я постарался добиться от Джордана возможности подписать договор после гонки.

Именно так я поступил с юристом Эдди. После гонки, которая продолжалась для Михаэля не очень долго, мы все поехали домой. Джордан считал, что занимает надежную позицию, и тогда мы сообщили ему через адвокатов, что готовы подписать договор, но не тот, который он нам предлагал. Таким образом, мы оказались полностью свободны в своих действиях, к сожалению для Эдди Джордана и к счастью для нас.

Вопрос: И к радости Флавио Бриаторе, Benetton которого Михаэль пилотировал уже в следующей гонке…
Вилли Вебер: Точно. В начале Эдди предъявил нам иск, но он должен был понимать, что у него мало шансов выиграть дело. Мы договорились с Эдди и через два года выплатили ему деньги. Тогда все окончательно пришло в норму.

Вопрос: Верили ли вы тогда, что Михаэль Шумахер сможет выиграть гонки и даже стать чемпионом мира?
Вилли Вебер: Никогда. Я был самонадеян и считал, что Михаэль подходит Формуле 1 и, по меньшей мере, способен бороться в первой десятке. Затем он начнет сражаться в лидирующей группе и однажды поднимется на подиум. Но я не думал, что это произойдет так быстро, и итог окажется таким, каким его все знают.

Вопрос: Помните ли вы самый лучший момент в сотрудничестве с Михаэлем?
Вили Вебер: Было много приятных моментов, но у нас было слишком мало времени, чтобы думать об этом. Мы оба стремились к успеху и преследовали эту цель, не обращая внимания на похвалы.

Вопрос: Михаэль закончил карьеру в Формуле 1 на таком уровне, которого до него никто не достиг. Однако затем он вернулся – и спустя 19 лет вновь оказался в Mercedes. Можно ли это считать своего рода поздней благодарностью?
Вилли Вебер: Если оценивать прошедшие события, было бы лучше, если бы он этого не делал. Не думаю, что он поступил так из благодарности.

Вопрос: Скорее потому, что в нем еще есть желание гоняться?
Вилли Вебер: Когда Фелипе Масса начинал свою карьеру в Ferrari, Лука ди Монтедземоло подошел к Михаэлю и попросил помогать бразильцу – это было нормой. Ferrari сделала для нас очень много, и Михаэль тоже был обязан команде.

Я совершенно упустил из виду такое стечение обстоятельств: Mercedes создал собственную команду, которой руководит Росс Браун, а Михаэль Шумахер подписал с ней контракт пилота – это было полной неожиданностью. Думаю, любой пилот показывал бы невысокие результаты в этой команде.

Вопрос: Обрадуетесь ли вы, если Михаэль снова поднимется на подиум или одержит победу?
Вилли Вебер: Я провел вместе с ним лучшие годы своей жизни. Я страдаю из-за того, что сейчас происходит в Mercedes GP. Конечно, для меня было бы лучше всего, если бы Михаэль снова поднялся на подиум, и мы увидели бы прежнего Шумахера, семикратного чемпиона мира. Ведь он не забыл, как надо пилотировать. И я по-прежнему считаю его лучшим гонщиком в мире.

Текст: . Источник: Motorsport-Total
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости