Марк Уэббер: Спорту нужны герои

Марк Уэббер
Марк Уэббер рассказал о своей карьере в автоспорте и на телевидении, о расстановке сил в современной Формуле 1 и о работе с Оскаром Пиастри.

Вопрос: Как вы попали в автоспорт?
Марк Уэббер: Мой отец был большим поклонником автоспорта и всегда смотрел по ТВ выступления Джека Брэбема, Джимми Кларка и Стирлинга Мосса. Он любил Tasman Series, и ему нравилось, когда гонщики приезжали в наши австралийские края. Тогда он отправлялся в поход, чтобы посмотреть несколько гонок. Когда я был подростком, его увлечение передалось и мне.

Я посмотрел много Гран При, первый из которых – Гран При Монако’84, когда Айртон Сенна блистал за рулём Toleman, а Найджел Мэнселл лидировал в гонке. У меня очень яркие воспоминания о той гонке. Затем я стал ездить на мотоцикле друга, который был дилером Yamaha. У моего приятеля Мэтью Хинтона был карт, и он пригласил меня на трассу. Мне очень помогло, что картодром находился в трёх милях от мастерской отца. Я довольно поздно начал гоняться – в 13 лет.

Вопрос: Когда вы впервые приехали на гонку?
Марк Уэббер: Это была гонка в Аделаиде в 1991-м. Хотя путь занял 14 часов, я был воодушевлён и забрался на очень высокое дерево, чтобы оттуда смотреть Гран При.

Вопрос: Насколько сложно вам было выступать в Формуле Ford в Великобритании в 1995 году?
Марк Уэббер: Энн (жена Марка Уэббера) хотела работать в Великобритании, поэтому мы туда переехали. Я стремился выступать в гонках, но ради этого пришлось потрудиться, ведь в случае неудачи меня ждал долгий путь назад в Австралию. Кто-то из наших возвращался и продолжал карьеру в туринге, а я так и не забронировал обратный билет. Я настроился чего-нибудь добиться в Великобритании. Порой приходилось непросто, но я должен был использовать свой шанс. Дома в Австралии некоторые «эксперты» считали, что я вернусь через пару недель, но такие заявления меня только подначивали.

Вопрос: Ваша карьера пошла на подьём 25 лет назад, когда вы стали победителем Фестиваля Формулы Ford в Брэндс-Хэтч в 1996-м…
Марк Уэббер: Это были великолепные гонки старой школы – очень мало телеметрии и никаких симуляторов. Вы просто выезжаете на трассу, учите её конфигурацию, узнаёте, в чем ваши сильные и слабые стороны. Формула Ford – отличная гоночная серия. Машины быстры в квалификации, можно использовать слипстрим. Всё это потрясающе. Там надо очень аккуратно работать со сцеплением, причём удерживать те машины под контролем довольно сложно. Особенно осторожным следовало быть на мокрой трассе – важно не заблокировать задние колёса на торможении. Но это было здорово!

Вопрос: Гонки в Великобритании отличались от гонок в Австралии?
Марк Уэббер: Безусловно. Прежде всего плотностью борьбы. Обычно, уступая сопернику одну или две десятых, в национальном чемпионате я всё равно стартовал из первого ряда, а в Фестивале Формулы Ford – из третьего или четвёртого. У меня были довольно сильные соперники, и конкуренция тогда была очень острой.

Вопрос: Бывали моменты, когда вы думали, что для вас всё закончилось?
Марк Уэббер: После победы в Фестивале Формулы Ford в 1996-м я не мог собрать бюджет для выступлений в Формуле 3. Под конец года, в дни рождественских и новогодних каникул, у меня был очень сложный период. Из-за возраста и скромных финансовых возможностей мне было поздно переходить в Формулу Renault или Формулу Vauxhall Lotus. Надо было сразу перейти в Формулу 3. Там я был дебютантом, но выиграл четвёртую гонку сезона в Брэндс-Хэтч, и тогда мне помогли в Mercedes – они буквально меня спасли!

Вопрос: Вы ожидали, что финишируете пятым в дебютной гонке в Формуле 1?
Марк Уэббер: Конечно же, нет! Я знал, что это удачное стечение обстоятельств, и что большинство соперников сошли с дистанции. Это была долгая и напряжённая гонка. К тому же из-за своего роста я с трудом помещался в кокпит Minardi, так что для меня это было настоящее испытание, но я очень хотел добраться до финиша. Помню, все трибуны были заполнены до отказа, и тот Гран При Австралии проходил в потрясающей атмосфере.

Вопрос: После этого вы всегда хорошо выступали на городских трассах. За счёт чего?
Марк Уэббер: Городские гонки мне очень нравились! Меня никогда не пугали отбойники и бетонные барьеры. По-моему, в календаре Формулы 1 не хватает городских трасс! (смеётся) Кстати, парадокс в том, что я никогда не был особенно хорош в медленных поворотах. Многие гонщики не любят городские трассы, поскольку там нужно очень точно пилотировать. Но я в лучшие годы, когда был на пике формы, мог просто ехать между белыми линиями, вообще не обращая внимания на барьеры.

Вопрос: Почему в Jaguar у вас ничего не получилось? У Ford были деньги…
Марк Уэббер: Возможно, из-за аэродинамики. У нас был большой бюджет, но главная проблема связана с машиной. Она была невероятно быстрой на одном круге, но резина на ней работала с чрезмерной нагрузкой. На свежих шинах я пилотировал вполне уверенно, но затем сцепление становилось всё хуже. Машина Jaguar была быстра на прямых, но слишком агрессивна в работе с резиной.

Вопрос: А после этого вы перешли в Williams...
Марк Уэббер: Контракт с Williams в 2005-м – худший момент в моей карьере. В Барселоне я пилотировал прошлогоднюю машину Хуана-Пабло Монтойи – ту FW26, на которой он выиграл в Бразилии в конце 2004-го. Она была очень лёгкой в управлении, позволяла беречь резину, и у неё был очень мощный двигатель. Это одна из лучших машин, за руль которых я когда-либо садился. Затем немного изменился регламент, команде пришлось переделать диффузор и другие элементы аэродинамики, после чего FW27 получилась просто ужасной. Мы это знали. По ходу первых же тестов новой машины я позвонил отцу прямо из боксов и сказал, что у нас проблемы.

Вопрос: С кем из напарников вы не поладили? А с кем хотели бы выступать в одной команде?
Марк Уэббер: У меня было много хороших напарников и ни одного, кого я ненавидел. Хотя с Нико Росбергом и Ником Хайдфельдом во времена Williams у меня вообще не было никаких отношений. Но я до сих пор готов стать напарником Рубенса Баррикелло, ведь мы с ним друзья. А также с Льюисом Хэмилтоном. Впрочем, если бы мы выступали в одной команде, возможно, он бы меня уничтожил на трассе! (смеётся) В общем, ради интереса я бы выступал в одной команде с Рубенсом, а чтобы чему-то научиться – с Льюисом.

Вопрос: Что скажете о Себастьяне Феттеле, вашем напарнике в Red Bull Racing?
Марк Уэббер: Себастьяну не нравилось, когда нормальному ходу уик-энда что-то мешало, например, дождь в пятницу. Мне кажется, иногда он слишком детально всё анализировал. Удивительно, но несмотря на умение все держать под контролем, Себастьян часто нуждался в помощи своего гоночного инженера Гийома Рокелена в ситуациях, когда на трассе был автомобиль безопасности. Однажды во время сейфти-кара он задел кнопку DRS и обогнал меня и Льюиса Хэмилтона.

Мне кажется, ему было сложно ехать медленно. (смеется) Я думаю, что выиграл в Будапеште в 2010-м, потому что на рестарте Себастьян потерял концентрацию. Он получил штраф за то, что ехал недостаточно близко к сейфти-кару. А ещё у него никогда не получалось нормально заехать на пит-лейн. Впрочем, у меня гораздо больше недостатков, чем у него. Он меня во многом превосходил.

Вопрос: О чём вы жалеете, вспоминая свою карьеру?
Марк Уэббер: Любой гонщик жалеет о разных решениях, которые принимались за рулём машины. Всё это детали, но их много, и у всех были последствия. Если бы не это, мы бы все стали пятикратными чемпионами.

В целом я ни о чём не жалею. В 2005-м мне было сложно выбрать между Williams и Renault. Но перейди я тогда в Renault, смог бы когда-нибудь оказаться в Red Bull Racing? Возможно, нет, но кто знает? У всего были те или иные предпосылки.

Вопрос: Вы завершили гоночную карьеру, а один из ваших бывших соперников – Фернандо Алонсо – вернулся в Формулу 1 и неплохо выступает…
Марк Уэббер: Фернандо выступает здорово. Этот парень по-прежнему немного волшебник. И меньше всего хочется оказаться рядом с ним по ходу двухчасовой гонки – он отлично умеет оказывать прессинг каким-нибудь необычным способом. Фернандо по-прежнему в хорошей форме. Любопытно, какую машину он получит в следующем году, но если в Alpine сделают быструю машину, то Алонсо может стать опасным соперником.

Вопрос: Джорджа Расселла считают потенциальным чемпионом мира, и в следующем году он должен показать, на что способен в Mercedes. Чего от него ждать?
Марк Уэббер: Бороться с Льюисом Хэмилтоном будет очень сложно. Но у Джорджа более 50 стартов в Гран При, так что он к этому готов. Льюис добился невероятных успехов, на которые способны только единицы.

99% гонщиков нужно время, чтобы привыкнуть к борьбе за позиции в группе лидеров. Джордж готов к этому. Но это не стоит сравнивать с хорошим выступлением в квалификации за рулём медленной машины или успехом в условиях относительно слабого прессинга. Джордж поймёт, что в Mercedes ответственность гораздо выше – от него будут ждать, что в каждом Гран При он должен квалифицироваться в первом ряду и финишировать в первой тройке.

Вопрос: Как вы относитесь к квалификационным спринтам?
Марк Уэббер: Зрители должны понимать, что они видят, и чего Формула 1 пытается достичь, а это не всегда легко. Даже если продолжительные соревнования иногда становятся скучными, например, теннис, все лучшие теннисисты хотят выиграть Большой шлем или одержать победу в крупных чемпионатах. Лучший из лучших всегда найдёт путь к победе. Нам нужно быть осторожными со спринтами в Формуле 1 – они не должны превратиться в лотерею и снизить престиж чемпионата.

Вопрос: Что бы вы изменили в правилах?
Марк Уэббер: Это долгий разговор, но мне нравились дозаправки. Важнее всего – найти способ сделать так, чтобы на стартовой решётке в Формуле 1 были лучшие из лучших. Именно их хотят увидеть зрители. То же самое относится к MotoGP, теннису, футболу и гольфу… Спорту нужны герои – такие, как Ландо Норрис, Джордж Расселл, Макс Ферстаппен, Шарль Леклер, и даже такие опытные гонщики, вроде Льюиса Хэмилтона и Фернандо Алонсо. Это очень важно для автоспорта.

Вопрос: Вы поддерживаете молодого и перспективного австралийца Оскара Пиастри. К сожалению, он не получил места в Формуле 1 в следующем сезоне. Каким вы видите его будущее?
Марк Уэббер: Заслуживает ли Оскар шанса выступать в Формуле 1? Конечно. Мы все это знаем. Приятно видеть, что в спорт приходит молодёжь. В случае с Оскаром вопрос не в том, произойдёт ли это, а когда это произойдёт. Если в следующем году он отработает несколько сессий в Alpine F1 – это хорошее начало. Во всяком случае в Alpine не хотят его упустить.

Вопрос: Вы уже некоторое время работаете на телевидении. У кого сложнее всего брать интервью?
Марк Уэббер: Пожалуй, у Кими Райкконена. Ему тоже не нравится давать интервью. Но и я не великий журналист! Я здесь, чтобы говорить об эмоциях и страсти, которую вы видите по ТВ. Мне нравится брать интервью после гонки или работать по сценарию. Но эксклюзивы с руководителями команд – это не моё.

Вопрос: До конца сезона ещё две гонки. Кто станет чемпионом – Хэмилтон или Ферстаппен?
Марк Уэббер: Сейчас у Макса небольшое преимущество в личном зачёте. Но по ходу сезона он потерял много очков, например, в Баку. Судя по всему, в Mercedes снова нашли какую-то хитрость в работе с двигателем. Льюис снова жаждет побед и сейчас выступает лучше всех. Это было видно, например, в Бразилии. Впрочем, чемпионат ещё не закончился!..

Текст: . Источник: Formel Austria
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё