Уэбб: И в спорте, и в жизни вы надеетесь на равноправие

Энди Уэбб

У Marussia F1 до сих пор нет никаких формальных соглашений с Берни Экклстоуном и его бизнес-структурами: в интервью F1News.Ru исполнительный директор команды Энди Уэбб прокомментировал эту ситуацию, а также рассказал о значении будущего контракта с поставщиком двигателей.

Вопрос: Ситуация по меньшей мере странная: команда участвует в чемпионате мира, но вы до сих пор не имеете соглашения с его организаторами. Как вы это объясняете и что намерены предпринимать?
Энди Уэбб: У нас нет ни двухстороннего соглашения с владельцем коммерческих прав, ни предложения войти в Договор Согласия – это факт. И все потому, что Берни Экклстоун говорит: финансовые выплаты распространяются только на команды первой десятки. Поскольку в 2012-м мы заняли 11 место в Кубке конструкторов, то пока не заслужили такое право. И это странно, потому что три года назад нас пригласили в Формулу 1, а когда вы получаете приглашение, то ожидаете равноправия с остальными участниками чемпионата. В любом спорте, в бизнесе, в обычной жизни, в конце концов, вы рассчитываете на равноправие.

К чему играть против нас? Это странный подход к делу. Я не понимаю, для чего это делается. Ведь до Гран При России в Сочи остается чуть больше года, а Marussia – единственная англо-российская команда Формулы 1. И по идее владелец коммерческих прав должен нас поддерживать – это было бы абсолютно логично.

В этом сезоне мы едем, возможно, на три секунды быстрее, чем год назад – это колоссальный прогресс. Поэтому мне бы хотелось верить, что Marussia заслужила право участвовать в чемпионате. В настоящий момент мы занимаем 10-ю строчку в Кубке конструкторов – тем не менее, нам никто не предлагает подписать ни двухсторонний контракт, ни Договор Согласия.

Что можно сделать в этой ситуации? Думаю, мы должны продолжать бороться. И показать все, на что мы способны даже без денег Экклстоуна. Это осложняет жизнь, ведь, несомненно, намного лучше, если бы эти деньги у нас были. Тогда бы запас прочности команды, вероятно, увеличился. Поэтому мы будем продолжать действовать так, как подсказывает логика. Мы не собираемся давить на владельца коммерческих прав – это бессмысленно. Ведь понятно, что Берни очень эффективно работает на благо акционеров Формулы 1 – фонда CVC, который очень неплохо зарабатывает на нашем спорте.

Вопрос: Но почему бы не подписать с вами контракт, в котором было бы четко прописано, что команда имеет право претендовать на какие-то выплаты только в случае попадания в первую десятку? Но это уже был бы какой-то контракт…
Энди Уэбб: Можно долго спорить о причинах политики Экклстоуна, но ситуация, по-моему, слишком туманная. Мне трудно понять мотивы такого отношения к нам. Предположим, до конца сезона Marussia удержится на 10-й строчке командного зачета – что он тогда будет делать? Полагаю, тогда от него поступит предложение. С другой стороны, кто знает? И что будет с командой, которая окажется на 11-м месте, ведь у нее уже есть двухстороннее соглашение…

Вопрос: Как эта неопределенная ситуация влияет на работу команды, ведь вам необходимо подписывать контракты с различными техническими и коммерческими партнерами на следующий год?
Энди Уэбб: Не думаю, что это вносит какие-то дополнительные сложности. В ближайшие недели мы подпишем ряд технических контрактов, прежде всего, контракт с поставщиком моторов. И это будут долгосрочные соглашения. Сам этот факт служит подтверждением того, что команда будет выступать в Формуле 1 по меньшей мере еще три года. Все это усилит наши позиции.

Разумеется, нам бы очень не хотелось оказаться на 11-м месте по итогам года, но кому-то оно неизбежно достанется: новый Договор Согласия должен действовать следующие 8 лет, и всегда кто-то будет на последнем месте. Чтобы все команды были лучше защищены, мы бы хотели, чтобы вообще не было этого несправедливого условия, когда проигравший не получает ничего. Мне кажется, все участники чемпионата поддержат эту идею. Ведь сейчас цена проигрыша – около 27 миллионов фунтов: разница между 10-м и 11-м местом огромна.

Вопрос: В какой фазе сейчас переговоры с потенциальным поставщиком моторов? Когда мы с вами встречались в Москве несколько месяцев назад, вы говорили, что переговоры успешно идут. Они до сих пор не завершены?
Энди Уэбб: Переговоры практически завершены. Осталось провести заключительную встречу с потенциальным поставщиком, у нас есть полное понимание по всем вопросам, и я надеюсь, что мы объявим о подписании контракта в течении ближайших недель, если не дней. Это придаст нашей команде мощный импульс – трудно переоценить значение такого соглашения. Не исключено, что все будет готово уже к Гран При Германии, но, скорее всего, к Гран При Венгрии.

Вопрос: Вы пока не можете подтвердить, что это будет Ferrari?
Энди Уэбб: Достаточно сказать, что Ferrari является нашим предпочтительным поставщиком двигателей, но поскольку контракт пока не подписан, я не могу об этом громко кричать.

Вопрос: Но соглашение с таким мощным партнером, как Ferrari, должно усилить ваши политические позиции в Формуле 1…
Энди Уэбб: Полностью согласен. Надо смотреть правде в глаза: мы всё еще новички в этом чемпионате, и наше влияние ограничено. По-моему, за три-четыре года мы добились значительного прогресса, но нам необходима политическая поддержка. А Ferrari можно считать не только самым знаменитым брендом Формулы 1, но, вероятно, и главной политической силой нашего спорта. Это очень важно. Надеюсь, мы получим не только поставщика двигателей: будет здорово, если будущий контракт поможет нам развиваться и в политическом отношении. И, разумеется, занять более высокие спортивные позиции.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости