Йос Ферстаппен: Прогресс Макса поражает даже меня

Йос Ферстаппен и его сын Макс

В воскресенье на трибунах автодрома в Спа аншлаг, чего не было уже довольно давно, и причина такого наплыва публики проста – фактор Макса Ферстаппена. Стать свидетелями того, как восходит звезда 18-летнего голландца, пожелали тысячи его соотечественников, тем более, что от границы Нидерландов до трассы Гран При Бельгии – всего 50 км. Правда быстро преодолеть их не получится: уже в пятницу пробки перед Спа достигали 9 км!

Отец гонщика Red Bull Racing, экс-пилот Формулы 1 Йос Ферстаппен, в своё время дебютировавший в чемпионате за рулём Benetton, где он был напарником Михаэля Шумахера, рассказал швейцарскому изданию Speedweek о том, как начиналась карьера его сына.

Вопрос: Как получилось, что Макс стал гонщиком?
Йос Ферстаппен: Инициатива исходила от него самого. Ему было четыре с половиной года, когда он заявил, что хочет заниматься картингом. В то время я ещё выступал в Формуле 1 за Arrows. Конечно, я и сам уже подумывал усадить его за руль карта, но хотел ещё немного подождать. Мне тогда казалось, что правильнее было бы начинать лет в шесть, когда Макс будет уже больше понимать, но он хотел взяться за дело немедленно.

Вопрос: Когда вы лично начали готовить его к карьере профессионального гонщика?
Йос Ферстаппен: Максу было шесть лет, он быстро делал успехи в картинге и заметно опережал всех своих сверстников, поэтому ему приходилось соперничать уже с ребятами, кому было по 8 – 10 лет. Им он немного уступал, но однажды произошёл настоящий прорыв. В тот день наш бельгийский картодром в городе Генк был закрыт, и мы отправились на трассу, которую Макс практически не знал, но сразу поехал очень быстро. Мне уже не пришлось рассказывать ему о правильном выборе траекторий в тех или иных поворотах, и я подумал: “Вот теперь он во всём разобрался!” А когда мы вернулись в Генк, там тоже сразу стало видно, насколько он прибавил.

Вопрос: Вы с самого начала нацеливались на Формулу 1, или это решение созрело позже?
Йос Ферстаппен: Нет, тогда до Формулы 1 было ещё очень далеко. Надо иметь в виду, что сначала мы выступали только в соревнованиях, проходивших в странах Бенилюкса, и не знали, как Макс будет выглядеть на фоне соперников из Италии, Англии или Франции. Надо было выходить на международный уровень, но в те времена это было возможно только в 12-летнем возрасте.

Вопрос: У вас уже тогда сложилось чёткое представление о том, какие стадии карьеры предстояло ему преодолеть?
Йос Ферстаппен: Да, я довольно чётко знал, сколько лет Максу предстоит провести на том или ином уровне: юниорский картинг, потом более серьёзные категории, где соревнуются уже на картах с ручными коробками передач. Мы одновременно выступали в двух классах, поскольку я хотел, чтобы он получил как можно больше опыта.

Вопрос: В какой мере вам удалось передать ему свой опыт?
Йос Ферстаппен: Я старался передать ему все свои знания, это началось ещё на этапе картинга. Потому что всегда надо сразу уделять внимание разным аспектам: собственно пилотирование, искусство обгона, настройка машины. Как мы видим сегодня, это принесло свои плоды, ведь по уровню подготовки он намного опережает гонщиков своего возраста.

Вопрос: Какой методикой вы пользовались? Например, вы разбирали какие-то ситуации уже после того, как они произошли, или готовились к ним заранее?
Йос Ферстаппен: Бывало по-всякому. Например, много пришлось работать над обгонами, поскольку я считаю, что этот манёвр тоже можно провести неправильно. Поэтому я запрещал ему атаковать соперников на прямых, давая конкретные задания, что обгонять надо только в определённых местах, причём, только в поворотах. И это одна из причин, объясняющих, почему сейчас, когда Макс уже выступает в Формуле 1, он может обгонять практически везде, в том числе там, где мало кто отваживается на такой манёвр.

Обгоны не должны быть случайными. Гонщик должен присмотреться к сопернику, понять, в чём его слабости, и Макс учился этому ещё в годы занятия картингом.

Вопрос: Как вы помогали Максу добиться правильной психологической подготовки? Похоже, что ваш сын практически всегда спокоен и уравновешен…
Йос Ферстаппен: Он всегда был таким. Гонщика можно натренировать во многих областях, но это важная особенность характера, которая не поддаётся тренировке. Я знаю, что со мной приходится непросто, потому что я слишком многого от него требовал. Но он всё выдержал и психологически всегда был стойким. Разумеется, многочисленные победы тоже позволили постепенно выработать эту невероятную уверенность в собственных силах. А если ты веришь в себя, это уже полдела.

Вопрос: В какой момент стало понятно, что Макс на пути в Формулу 1?
Йос Ферстаппен: Я бы сказал, в июне 2014 года. Макс выступал в Формуле 3, и на него обратили внимание серьёзные люди из Формулы 1. Я сразу понял: рано или поздно он выйдет на старт Гран При. Но скажу честно: в 2014-м у меня не было бюджета на полный сезон, и тогда ещё сложно было сказать, как всё будет складываться. Но уже в июне я начал спать спокойно, поскольку понял, что всё будет нормально. Но тогда я ещё не знал, что через полгода с небольшим Макс дебютирует в чемпионате мира в Австралии в 17-летнем возрасте.

Но уже в Хоккенхайме всё было ясно, потому что Хельмуту Марко достаточно одного взгляда, чтобы определить уровень таланта гонщика. Но темпы прогресса Макса поражают даже меня. В профессиональном плане он заметно вырос со времени своего дебюта в Мельбурне в 2015-м. А ведь ему только 18 лет. И иногда я задаюсь вопросом, что же будет через два или через четыре года?..

Текст: . Источник: Speedweek
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости