Симондс: Следующий сезон обещает быть очень интересным

Пэт Симондс (справа) и Джон Бут, руководитель команды Marussia

В интервью Sky Sports Online ветеран Формулы 1 Пэт Симондс рассказал о том, с какими сложностями ему приходится сталкиваться, работая техническим директором команды Marussia F1…

Вопрос: Для начала вернемся в недалекое прошлое: когда вы начали сотрудничать с командой Marussia?
Пэт Симондс: Впервые я начал что-то для них делать в феврале 2011-го, но это было на уровне консультаций. Команда хотела, чтобы я оценил организацию всех процессов и дал какие-то рекомендации – эта работа занимала лишь два дня в неделю, и я ее сочетал с другими занятиями.

Вопрос: И что вы порекомендовали?
Пэт Симондс: Прежде всего, команде следовало сменить место дислокации и переехать в «Автоспортивную долину» (т.е. в район Сильверстоуна). Но самое главное, они должны были полностью взять на себя ответственность за судьбу проекта. По-моему, странно, когда технический директор Ник Уирт одновременно был владельцем компании, являвшейся главным поставщиком команды. Я предложил внести во все это некоторые изменения. И вскоре пути Marussia и компании Уирта разошлись.

Я составил план, целью которого было создание машины для сезона 2013 года. По-моему, план всем понравился, и меня спросили, готов ли я взяться за его реализацию, хотя в тот момент я не собирался этим заниматься. Должен признать, мне нравились эти люди, нравилась команда, и я подумал: “Проект гораздо интереснее, чем то, чем я занимался последние годы в крупной команде”. Я уже подумывал о пенсии, мне не хотелось возвращаться к работе по семь дней в неделю, но 18 месяцев я еще мог бы выдержать.

Тогда я составил план, как подготовить машину для 2012 года, а сам занялся 2013-м. Тогда еще предполагалось, что мы продолжим сотрудничать с Ником Уиртом, но не сложилось. Поэтому в Монако в 2011-м мы решили форсировать реализацию нашего плана и вплотную заняться машиной 2012 года. Так что план, рассчитанный на 18 месяцев, фактически был реализован за 37 дней. Через 37 дней, 4 июля 2011-го мы перенесли базу Marussia в Бэнбери.

Инженерные подходы изменились, мы начали сотрудничать с McLaren и использовать их аэродинамическую трубу. Для команды это действительно было новое начало, и я считал, что именно тогда она заработала по-настоящему.

Вопрос: В свое время вы выигрывали чемпионаты вместе со своей прежней командой, когда она называлась Benetton, а затем Renault. Насколько работа технического директора Marussia отличается от вашего прежнего опыта?
Пэт Симондс: Отличия есть, и они интересные. В Renault всё было основано на том, что мы обеспечивали бесперебойную работу этого хорошо отлаженного механизма. Там было немало отличных, очень опытных специалистов, многие из которых трудились в команде долгие годы. Кроме того, команда была отлично оснащена. Если коротко, у нее было все необходимое, что нужно команде Формулы 1.

Вопрос: И вы были в ней с самого первого дня, верно?
Пэт Симондс: Я пришел в эту команду 2-го января 1981 года, так что был свидетелем всех стадий ее истории: Toleman, Benetton и Renault.

Думаю, тот штат, который у нас сегодня в Marussia, более характерен для команд начала 90-х. Но ситуация сейчас, все-таки, другая, потому что от нас ждут, что мы в состоянии справиться с работой, которую выполняют большие команды. В 90-х у вас могло работать 200 человек, и этого было достаточно, чтобы применять более-менее научный подход к разработке машины. А то, что мы были не в состоянии делать, мы просто не делали. Но сейчас приходится намного больше работать, поскольку у вас очень сильные соперники.

В начале 90-х машины часто ломались, но сейчас это неприемлемо: мы просто не можем себе такого позволить. Так что многое изменилось, но боевой дух во многом остался прежним. И меня привлекла возможность добиться именно такого результата, какого ты хочешь добиться.

Renault была великолепной командой – сейчас это Lotus, но все традиции остались. Но когда у тебя появляется возможность спокойно обдумать твои действия, ты понимаешь, что многое можно сделать лучше. Приятно самому начинать все с нуля и добиться реальных улучшений. Приятно, что к нам приходят люди из других команд. Думаю, им нравится и наш подход к работе, и наш подход к бизнесу.

Вопрос: Чего может добиться Marussia в Формуле 1? Ведь она находится в стесненных рамках весьма скромного бюджета…
Пэт Симондс: Сейчас Формула 1 переживает сложный период. Экономические проблемы есть у всех, за исключением четырех топ-команд. При этом у Mercedes, у которой нет финансовых затруднений, есть волнения другого рода – им не хочется повторять судьбу Honda и Toyota.

Так что волнуются все. Но разница между богатыми и бедными командами колоссальная – ситуация не становится лучше. Последний Договор Согласия гарантировал новым командам, в том числе и Marussia, определенные выплаты от FOM. Это были не такие уж большие деньги, но они составляли значительную часть нашего бюджета, поскольку он весьма скромный. И когда мы лишаемся этих денег, это чувствуется.

Я уже говорил, что мне нравятся люди, работающие в Marussia. Они настоящие гонщики, особенно руководитель команды Джон Бут и ее президент Грэм Лоудон. Они относятся к тому же типу людей, что и Фрэнк Уильямс. Они не оставят команду. Так что мы выживем, а если в нашем распоряжении будет побольше денег, мудро ими распорядимся, поскольку привыкли экономить.

Думаю, это видно по темпам нашего прогресса в прошлом году. Если сравнить результаты квалификации в Малайзии в 2012-м и 2013-м гг., то за исключением Lotus и Force India, которые сейчас использовали более мягкие шины, остальные команды прибавили в скорости примерно на 0,75%. Marussia же прибавила на 2,5%. Такой прогресс наводит на мысль, что мы в состоянии отыграть несколько мест.

Вопрос: Это произошло не потому, что Marussia с этого года использует KERS?
Пэт Симондс: Это лишь одна из причин, но, конечно, её недостаточно, чтобы объяснить столь существенный прогресс. В машине есть и несколько других новинок.

Вопрос: Так какие цели у команды в этом сезоне?
Пэт Симондс: Я всегда предпочитал ставить более высокие цели, чем те, что мы можем реально достичь. Разумеется, мы хотели бы занять 10-е место в Кубке конструкторов, но это не кажется мне особенно захватывающим, я бы хотел добиться большего. Хочется, чтобы наши машины пробивались во вторую часть квалификации. Разумеется, я также хочу, чтобы мы заработали первые очки. Но больше всего – чтобы люди следили за успехами Marussia и уважали ее. По-моему, этот процесс начался. Я мог бы взять нашу машину и припарковать её перед любыми боксами. Если говорить о качестве инженерной проработки, наша машина действительно хороша.

Я знаю, что почти в каждом гараже на пит-лейн есть люди, которые смотрят на MR02 и говорят: «Это красивая и хорошо сконструированная машина». Мне это очень приятно. Стабильный прогресс вызывает уважение окружающих, а значит, до первых очков не так уж далеко.

Вопрос: Вы можете заработать их уже в этом году?
Пэт Симондс: Вряд ли нам это удастся. Изменения регламента на моторы в следующем году может несколько уравнять шансы команд, но утверждать не могу. Посмотрим.

Вопрос: Давайте поговорим о гонщиках. Вы работали с несколькими великими пилотами, но из-за финансовых трудностей в Marussia сейчас два новичка. Отсутствие опыта – это помеха?
Пэт Симондс:
Ситуация не идеальна. Прекрасно, если у вас есть возможность сотрудничать с великими гонщиками, ведь работать с ними – одно удовольствие. Но больше всего я бы хотел стабильности, и пока за нас выступал Тимо Глок, я чувствовал, что в команде есть парень, который очень способствовал её развитию. Я знал, что в 2013-м году мы сможем сделать шаг вперёд, и хотел, чтобы он оставался с нами в качестве ориентира, чтобы мы понимали, насколько хорошо сработали.

Но нам не удалось его сохранить – это было коммерческое решение. Я готов сказать во всеуслышание, что Тимо хорош не только для нашей команды – он вообще отличный парень и справлялся со своей работой очень хорошо. Так что я был весьма обеспокоен: у нас столько изменений, и при этом два гонщика-новичка. Но на самом деле всё ещё сложнее – в команде в целом довольно много молодых ребят.

Однако не могу сказать, что разочарован. Жюль Бьянки показал исключительные результаты в первой паре гонок. Макс Чилтон на тестах и при благоприятных обстоятельствах почти не отставал от напарника, так что в его скорости я не сомневаюсь. Знаю, что пресса больше интересуется Жюлем, но Макс тоже неплохо справляется со своей работой. На самом деле, поскольку мы сумели предоставить им в этом году хорошую машину, проблема оказалась не такой большой, как я ожидал.

Вопрос: С другой стороны, должно быть, приятно видеть, как молодой гонщик развивается и обретает уверенность?
Пэт Симондс: О да, это точно. Я видел появление многих гонщиков в Формуле 1... а теперь вижу их сыновей, это здорово!

Вопрос: В 2014-м серьёзно изменится регламент. Для инженера такие перемены всегда представляют особый интерес, но сейчас вы – один из сотрудников команды, работающей в условиях ограниченного бюджета. Как вам удаётся объединять два этих аспекта?
Пэт Симондс: Да, сейчас я в другой ситуации. Когда мы говорили о подобных переменах до моего ухода из Renault, я был убеждён в их необходимости. На самом деле, если пытаться вызвать какую-то реакцию общественности, то мы уже опоздали. Я скептически отношусь к теории о перемене климата, но многие в это верят. Не думаю, что эта инициатива увеличит аудиторию автоспорта.

Это «синдром шубы». В наше время вы уже не можете её носить, и уже скоро наступят времена, когда вы уже не сможете сжигать топливо в огромных количествах. Мне нравится прагматичный подход FIA к данной ситуации: федерация сделала акцент на рекуперации тепловой и кинетической энергии, а это действительно очень интересно для инженеров.

Новые моторы будут стоить дорого. Недавние дебютанты использовали двигатели Cosworth. Я отлично помню, сколько стоили моторы, когда я работал с Renault, и не понимаю, как Cosworth удалось справиться с решением непростой задачи при гораздо меньшей стоимости – они великолепно справились с задачей. Мы бросаемся из крайности в крайность. Думаю, для Caterham двигатель и KERS обходятся гораздо дороже, чем для нас, а в 2014-м они заплатят еще больше. Для нашей команды на эти выплаты уйдет существенная часть бюджета.

Кроме того, очень велика нагрузка на инженеров. Она огромна и для топ-команд, а нам приходится ещё тяжелее. В любом случае, уже через несколько недель нам придётся завершить процесс модернизации MR02. Мы работаем в аэродинамической трубе не непрерывно, а двухнедельными циклами, и через несколько недель остановим процесс доработки действующей машины, чтобы переключиться на проект 2014 года. У нас недостаточно большой штат, чтобы откладывать решение этой задачи, ведь она крайне сложна. Новая машина не будет похожа на те, что используются сегодня – во многих областях нам предстоит провести фундаментальные исследования.

Вопрос: Когда именно вы завершите работу над машиной этого года?
Пэт Симондс:
Сейчас я думаю, что финальные обновления MR02 появятся на этапе в Сильверстоуне. Более крупные команды остановят доработку позже нас, но я надеюсь, что несколько аэродинамических новинок появятся на машинах Marussia и после этого – речь уже идёт о тех решениях, которые мы будем готовить к 2014-му.

Вопрос: Но инженерам придется решать сложнейшие задачи?
Пэт Симондс:
Безусловно. Многие годы меня считали хорошим стратегом, вероятно, я был одним из первых, кто думал о стратегии гонки, но сейчас в паддоке множество умных специалистов, которые находят схожие решения – это перестало быть интересным.

В следующем году ситуация может измениться. Многое будет зависеть от эффективного использования топлива и электрической энергии на дистанции – стратегия вновь станет одним из интереснейших факторов. Хотелось бы надеяться, что публике всё это не покажется скучным – зрители не любят слишком сложные сценарии.

Я влюблён в Формулу 1, но ещё больше люблю процесс разработки. При этом я очень ценю тот факт, что речь идёт о спорте, который опирается на болельщиков. Поэтому первое, чего я хочу добиться – дать людям зрелище, за которым интересно наблюдать. Думаю, в следующем году так и получится, но я боюсь, что потом, когда все найдут идеальный сценарий проведения гонки, болельщикам вновь станет скучно. Возможно, в этом случае вновь придётся что-то менять.

Повторю, в следующем году сезон наверняка будет очень интересным, поскольку один из факторов интересной гонки – разные подходы к тактике гонки, которые будут использовать команды. Представьте: одни машины быстры в начале гонки, но потеряют скорость в конце, другие – наоборот. У парней в боксах есть компьютер, позволяющий предсказать развитие событий, но тех, кто наблюдает за гонкой по телевизору, ждут сюрпризы. Мне нравится эта идея.

Вопрос: Гонки уже изменились, мы часто слышим, как гонщиков просят экономить топливо…
Пэт Симондс: Машины всегда заправлены минимальным количеством топлива, мы привыкли к тому, что гонка происходит в «режиме экономии». Некоторые инженеры «старой школы» могут предположить, что в следующем году нас ждёт нечто новое, но в данном случае это не так. Сейчас мы очень хорошо контролируем этот фактор, поэтому топливо в машинах не заканчивается на дистанции, но в Формуле 1 вы всегда работаете на пределе и порой переходите за него.

Вопрос: Какова ваша позиция по поводу экономии шин и топлива? Вы согласны с тем, что гонки Гран При уже не те, что прежде?
Пэт Симондс: Я уже говорил – важнее всего обеспечить зрелищное шоу, и с этим вряд ли кто-то поспорит. В последние несколько лет зрелищность возросла – в значительной степени из-за Pirelli, но дело и в запрете на дозаправки. Да, в результате у Фернандо нет возможности в полную силу проехать все 56 кругов. Это плохо? Нет, просто немного иначе.

Ничего нового в этом нет. Я достаточно давно в гонках и помню времена ещё до того, как мы стали менять резину и дозаправлять машины – тогда все тоже пытались сэкономить ресурс шин. А вопрос экономии топлива был актуален в «турбоэру».

Вопрос: Главный акцент предстоящих перемен в регламенте – переход на новую силовую установку, но аэродинамика тоже изменится. В FIA решили сделать шаг назад?
Пэт Симондс: Регламент на аэродинамику дошел до крайности, поэтому пришлось отступить. Судя по всему, в 2014-м правила в этой области будут отличаться от тех, что действуют сейчас. На первый взгляд, кажется, что перемены минимальны – переднее антикрыло станет более узким, а в заднем не будет нижней плоскости. Стороннему наблюдателю может показаться, что ничего не произошло, но эти перемены имеют фундаментальный эффект, ведь переднее антикрыло формирует структуру воздушного потока вокруг машины – он начинается именно там.

При столь серьёзных переменах есть возможность для экспериментов. Мы нашли интересное решение в 2009-м: тогда все говорили о «двойных диффузорах», но ещё более значимым был эффект, если вам удалось правильно разобраться в работе переднего антикрыла.

Сейчас это настоящий ребус. Мы упорно пытаемся его разгадать, я уверен – этим же заняты и соперники, причём у них больше специалистов, работающих над решением этой задачи. Многое изменится, причём очень серьёзно. Машины будут иметь меньшее лобовое сопротивление, меньший уровень прижимной силы, но это не так уж плохо.

Вопрос: Аэродинамическая эффективность машин останется ключевым фактором?
Пэт Симондс: Безусловно. Когда мы впервые обсуждали новый регламент, идея была в том, чтобы получить машины с очень низким лобовым сопротивлением, потом оказалось, что это чересчур, хотя обсуждались самые разные идеи, включая возвращение «граунд-эффекта».

Вопрос: Насколько близко Marussia подошла к подписанию контракта на двигатели на 2014-й год?
Пэт Симондс: Вплотную.

Вопрос: Выбор идёт между Mercedes и Ferrari?
Пэт Симондс: На самом деле, да. В Renault ясно дали понять, что им достаточно тех клиентов, какие у них есть сейчас. И Ferrari, и Mercedes очень позитивно к нам относятся. Я говорю «вплотную», потому что если бы это было не так, мы просто не сможем создать машину. Моей первоначальной целью было заключить договор о поставке двигателей на 2014 год до конца мая... но речь шла о мае 2012 года. Так что мы отстаём от графика.

Вопрос: Появление в команде Жюля Бьянки в последнюю минуту, по всей видимости, должно было повлиять на переговоры?
Пэт Симондс: Это совершенно не навредило, только сблизило нас с Ferrari. В Ferrari искренне хотят заключить контракты с большим числом команд, потому что всё будет настолько новым... Я постесняюсь назвать нас лабораторными мышами или кем-то подобным, но чтобы выяснить, что именно пошло не так, лучше испытывать сразу несколько образцов вашего продукта. Думаю, в Маранелло так или иначе хотели заполучить ещё одну команду, и контракт с Жюлем в этом смысле только помог.

Текст: . Источник: Sky Sports
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости