Дики Стэнфорд о работе с историческими машинами...

Дики Стэнфорд работает в Williams более тридцати лет, пройдя путь от механика Найджела Мэнселла до менеджера, а с весны 2014 года он руководит компанией Williams Heritage, обслуживающей исторические машины команды. В интервью Auto Motor und Sport он рассказал о работе с этим великим наследием…

Вопрос: Сколько исторических машин Формулы 1 сейчас принадлежат Williams?
Дики Стэнфорд: Около 130. Большинство выставлены в нашем музее, некоторые экспонируются в других местах, а семь машин находятся в частном владении.

Вопрос: Что происходит с машинами после окончания сезона?
Дики Стэнфорд: В прошлом году команда построила четыре шасси. Одна машина досталась отделу развития, другую получил Фелипе Масса, а ещё две переданы в нашу программу шоу-заездов. Через два-три года мы отправим их в музей, где за ними будут следить, чтобы в нужный момент они могли выехать на трассу.

Вопрос: Все машины из музея в рабочем состоянии?
Дики Стэнфорд: Примерно 80%. Для некоторых машин Williams Honda у нас нет оригинальных моторов, но при необходимости мы находим замену. Скажем, у нас есть запасные моторы Toyota, которые можно поставить – нужно лишь время.

Вопрос: В каких мероприятиях участвуют эти машины?
Дики Стэнфорд: Почти каждый год мы приезжаем на Фестиваль скорости в Гудвуде, периодически выставляем машины на показательных заездах. Прошлой осенью Дэймон Хилл проехал за рулём FW18 32 круга в Сильверстоуне.

Вопрос: Сколько времени требуется на подготовку исторических машин к демонстрационным заездам?
Дики Стэнфорд: Мы должны знать о том, какую машину нужно подготовить, за 12 недель до мероприятия. Если машина давно не использовалась, кое-что приходится восстанавливать. Новый топливный бак, сиденье, огнетушители. Изготовление бака порой требует от шести до восьми недель. Обычно мы заказываем бак с 50% вместимостью от оригинального, ведь на исторических машинах нет необходимости проезжать дистанцию гонки.

Деймон Хилл за рулём FW18

С машинами, которые мы часто используем – FW08 или FW18 – всё гораздо быстрее. Скажем, FW18 с Деймоном Хиллом за рулём очень часто участвует в шоу. Сейчас мы готовим FW14B 1992 года, но я не уверен, что Найджел Мэнселл поместится в кокпит.

Вопрос: Какова ситуация с моторами? Вы прибегаете к помощи производителей?
Дики Стэнфорд: Для каждого мотора у нас есть соответствующий тому времени компьютер с управляющими программами – на некоторых в качестве операционной системы используется MS-DOS.

Для моторов BMW, Toyota и поздних моторов Renault нам нужна помощь производителей, чтобы их запустить, для более старых моторов Renault у нас есть специальное программное обеспечение. Совсем старым Cosworth V8 не нужна никакая электроника – они работают без проблем.

Когда машина возвращается с демонстрационных заездов, мы полностью удаляем все жидкости из двигателя, а когда нужно подготовить этот мотор к выезду на трассу, дважды прогоняем через них масло, используя новые фильтры. Это недёшево, но продляет им жизнь.

Вопрос: А как вы будете обходиться с современными силовыми установками?
Дики Стэнфорд: Не знаю, смогут ли сегодняшние машины через двадцать лет участвовать в демонстрационных заездах. Чтобы обслуживать эту силовую установку нужно пять человек. Когда использовалась система KERS, её можно было просто отключить и машина ехала дальше, а сегодняшние силовые установки без ERS не поедут. Кто знает, сколько лет проживут сегодняшние аккумуляторы ERS, будут ли в то время их аналоги, которые можно использовать.

На борту FW15 с активной подвеской был достаточно мощный по тем временам компьютер с MS-DOS, но эту операционную систему не запустить на сегодняшних компьютерах, поэтому мы находим ноутбуки тех лет – для нас это золотой запас! Эти компьютеры так же важны, как машины – если однажды они откажут, у нас возникнут проблемы.

Вопрос: Где вы берёте запчасти?
Дики Стэнфорд: Какие-то у нас есть, какие-то мы можем изготовить, что-то заказываем на стороне. Раньше мы сами делали огнетушители в корпусе из углеволокна, а теперь покупаем на рынке обычные. Топливные баки по нашим чертежам производят в ATL. Привязные ремни поставляют Willans или Sabelt – прежде они были шириной два дюйма, теперь по правилам FIA должны быть шириной в три. Металлические элементы подвески мы снимаем с машины и отправляем в нашу лабораторию, чтобы выявить возможные дефекты.

Вопрос: Какой проект был самым амбициозным?
Дики Стэнфорд: Одна из машин FW13, использовавшаяся в начале 90-х. 28 месяцев назад мы получили её назад, отреставрировали, после консультации с Renault смогли оживить мотор – и продали в Америку. У нас есть ещё четыре FW13.

Вопрос: Исторические машины Williams можно купить?
Дики Стэнфорд: Да, мы готовы продать машины, на ходу они или нет, частным клиентам. Они могут забрать их или оплатить хранение и обслуживание у нас. Так же делают в Ferrari. Когда речь идёт о машинах с активной подвеской, клиент не справится с ней без нашей помощи.

Вопрос: Какая машина была бы самой дорогой?
Дики Стэнфорд: FW11B, на которой Нельсон Пике выиграл чемпионат мира 1987 года – дело в том, что на ней стоит действующий турбомотор Honda с оригинальными электронными чипами. В коллекции Honda тоже есть FW11B, но с доработанной электроникой.

Любители, вероятно, предпочли бы FW09, на которой Кеке Росберг выступал в 1985-м в Сильверстоуне, или машину Монтойи, на которой он установил рекорд скорости в Монце, или FW07, на которой Клей Регаццони выиграл первый Гран При в составе Williams в 1979-м.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё