Шовлин: Сложности Боттаса были связаны с настройками

Главный гоночный инженер Mercedes Эндрю Шовлин ответил на вопросы болельщиков, связанные с Гран При Бахрейна, и рассказал о подготовке к предстоящему этапу, который пройдёт на более короткой версии трассы в Сахире.

Вопрос: Как отреагировали в команде Mercedes на аварию Романа Грожана?
Эндрю Шовлин: Все мы испытали огромное облегчение, когда увидели, что он выбирается из машины, и что он более-менее в порядке. Авария была жуткая. Но маршалы действовали очень правильно, а особенно экипаж медицинского автомобиля, Алан ван дер Мерве и доктор Иан Робертс. Они оказались на месте происшествия очень быстро.

Пожары после подобных инцидентов происходят крайне редко. Топливная ячейка изготовлена из кевлара, она находится внутри монокока машины – в общем, хорошо, что такие аварии случаются нечасто. Также надо отметить, что важную роль сыграли и помогли Роману уцелеть некоторые из недавних разработок в области безопасности, прежде всего система Halo.

Кроме того, не все знают, что с этого года гонщики используют комбинезоны новой спецификации. Если раньше была тенденция, направленная на то, чтобы сделать гоночные комбинезоны легче, то недавно было принято решение использовать материалы, которые весят больше, зато обеспечивают гонщику более эффективную защиту. Нет никаких сомнений, что это тоже сыграло свою роль.

Вопрос: Почему первый старт Валттери Боттаса был таким неудачным?
Эндрю Шовлин: Его старт действительно прошёл не лучшим образом. Он начинал гонку со второй позиции, а по этой стороне трассы, где расположены чётные позиции, машины ездят меньше. Она за пределами гоночной траектории, поэтому ничего удивительного, что сцепление колёс с асфальтом там хуже.

Прежде всего это относится ко 2-й позиции, на которой стояла машина Валттери. Каких-то технических сбоев в момент старта не было. Крутящий момент был таким же, как и в случае с Льюисом Хэмилтоном, однако колёса машины Боттаса пробуксовали. А когда такое происходит, сцепление ведущих колёс с асфальтом сразу становится хуже.

Это не значит, что все, кто начинал гонку с этой стороны трассы, плохо стартовали. Риккардо это вполне удалось, но, как я уже сказал, дефицит сцепления привёл к тому, что колёса пробуксовали, а это тут же сказывается на динамике разгона. Так что хорошая стартовая позиция, заработанная Боттасом, показавшим второй результат в квалификации, ему дорого обошлась.

Вопрос: Каким образом Валттери на втором старте оказался на 4-й позиции, если после первого поворота он ехал только шестым?
Эндрю Шовлин: Вообще-то для нас это стало приятным сюрпризом, ведь когда была сформирована решётка для рестарта, Валттери переместился с 6-й позиции на 4-ю. Но причина была в том, что при этом используются позиции, на которых машины были на момент пересечения второй линии автомобиля безопасности.

Когда происходят подобные аварии, гонка приостанавливается, и в FIA ориентируются на позиции машин в той точке трассы, когда их можно определить с максимальной точностью. В данном случае речь шла о второй линии автомобиля безопасности, расположенной сразу после выезда из боксов. День для Валттери сложился непросто, но это была хоть небольшая, но помощь.

Вопрос: Почему Боттасу было так сложно отыграться?
Эндрю Шовлин: Как вы видели, Валттери с трудом пробивался вперёд, и отчасти это было связано с выбранными командой настройками. Мы решили поставить довольно большое заднее крыло, которое обеспечивает более эффективный прижим, позволяя сохранять резину в хорошем состоянии в скоростных поворотах.

Если бы Валттери ехал впереди, как Льюис, то выбор такого крыла можно было бы назвать идеальным. Но дело в том, что когда Боттас откатился назад из-за прокола колеса в период, когда на трассе был автомобиль безопасности, это означало, что ему предстоит пробиваться через весь пелотон, а когда на машине установлено большое крыло, которое сказывается на лобовом сопротивлении, это не способствует обгонам.

Вопрос: Был ли у вас повод для тревоги, когда вышла из строя силовая установка на машине Серхио Переса?
Эндрю Шовлин: Силовые установки, которые использует Racing Point, точно такие же, как у нас, поэтому нельзя было исключать, что мы столкнёмся с такой же проблемой. И всё-таки вероятность того, что это может произойти на последних кругах дистанции, была очень невелика.

В той ситуации за наши машины мы не слишком волновались, но теперь вышедшую из строя силовую установку нужно доставить на базу мотористов в Бриксуорте, чтобы они провели детальное расследование случившегося и выяснили причины отказа. Их выводы необходимо будет учесть при проведении оставшихся гонок.

Вопрос: Будете ли вы корректировать настройки машин, готовясь к Гран При Сахира, ведь гонка пройдёт на трассе иной конфигурации?
Эндрю Шовлин: Конфигурация трассы безусловно влияет на выбор настроек, поэтому, например, мы захотим изменить дорожный просвет в задней части машины – когда гонка проходит на трассе, где скорости в поворотах ниже, обычно мы его уменьшаем. Вероятно, это также повлияет на выбор угла атаки крыльев. Кроме того, мы учитываем, что диапазон скоростей, с которыми гонщики будут проходить повороты, заметно сузится, уровень этих скоростей снизится.

Так что иная конфигурация кольца в какой-то мере повлияет на настройки, но многие параметры трассы остаются прежними, например, абразивный асфальт, на котором шины быстро изнашиваются и сильно перегреваются. Поэтому подход к настройкам частично останется прежним, но мы постараемся его скорректировать с учётом особенностей короткой версии трассы.

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости