Петер Заубер: В Формуле 1 не бывает чудес

Петер Заубер на Гран При Испании 2015 года

В последнее время 73-летний Петер Заубер редко даёт интервью, но за неделю до старта нового сезона пообщался с журналистами швейцарской газеты Blick, рассказав о своей жизни на пенсии и любви к Формуле 1, которая с годами не ослабевает.

Вопрос: Где вы будете ранним утром в следующее воскресенье?
Петер Заубер: Где-нибудь в Южной Африке. Отправляюсь туда в отпуск вместе с женой.

Вопрос: Но вы собираетесь смотреть первую гонку нового сезона?
Петер Заубер: Если там будет телевизор, то посмотрю. Но результаты прохождения секторов и кругов сейчас важнее, чем картинка на экране. Я одновременно смотрю на экран смартфона, получая ту же информацию, что и руководители команд на пит-уолл. Благодаря этому, а также моему опыту, я могу анализировать гонку, даже не видя её. Так что я в курсе, у кого начинают сдавать шины. В общем, всё это мне по-прежнему интересно.

Вопрос: Команда Sauber начинает свой юбилейный 25-й сезон, а её основателя в Австралии не будет?
Петер Заубер: Я и в прошлом году ни разу не приезжал на гонки. Ситуация тогда была настолько напряжённая, что лучше было оставаться дома. А в том, что я сейчас окажусь в Южной Африке, можно усматривать забавное совпадение.

Вопрос: Почему?
Петер Заубер: Потому что 25 лет назад всё начиналось именно в Южной Африке. Гран При ЮАР на трассе в Кьялами стал первой нашей гонкой в Формуле 1. А теперь команде уже четверть века.

Вопрос: Вы гордитесь этим?
Петер Заубер: Sauber занимает четвёртую строчку в рейтинге самых старых команд чемпионата. Многие великие имена уже остались в прошлом. За это время прекратили существование 20 команд или даже больше. Lotus, Tyrrell, но ушли и автоконцерны – Toyota, BMW… Я горжусь, что мы преодолели рубеж в четверть века. Причём мы базируемся в Швейцарии, в стране, где сложно заниматься гоночными проектами такого уровня.

Вопрос: Значит, в Южную Африку вы отправились из ностальгических соображений?
Петер Заубер: Нет, это просто совпадение. В своё время я накатался по миру, но видел только аэропорты, отели и автодромы. А теперь хочу что-то по-настоящему посмотреть, поэтому беру напрокат машину и езжу по стране. Кстати, раз уж пошёл разговор на ностальгические темы: история Sauber началась не 25 лет назад.

Sauber C12 - самая первая машина Формулы 1, построенная в Хинвиле

Вопрос: А когда?
Петер Заубер: 50 лет назад, когда я впервые принял участие в гонке на моём VW Beetle. В мае компании будет уже 47 лет. И не надо забывать о том, что машины Sauber здорово выступали в гонках спортпрототипов. Это мы вернули Mercedes на гоночные трассы после 33-летнего перерыва. Вместе с нами они дважды побеждали в чемпионате мира, а в 1989-м выиграли Ле-Ман. Мы строили машины для Mercedes! Это всегда забывают.

Вопрос: Если вы вернули Mercedes в автоспорт, значит, это вы виноваты в том, что сейчас гонки Формулы 1 стали слишком предсказуемыми?
Петер Заубер: (смеётся) Будьте осторожнее в формулировках! Ferrari тоже доминировала в Формуле 1 на протяжении нескольких лет. Потом Red Bull Racing четыре раза выиграла чемпионат вместе с Себастьяном Феттелем. Теперь Mercedes побеждала трижды. Но я надеюсь, что новый сезон будет более интересным.

Вопрос: Какую роль в нём может сыграть Sauber?
Петер Заубер: В чемпионате десять команд. Sauber в прошлом году заняла 10-е место, и её боксы находятся в самом дальнем конце пит-лейн. Такова ситуация на начало сезона.

Вопрос: А на что она может рассчитывать?
Петер Заубер: Я уже там не работаю и не позволяю себе делать конкретные прогнозы. Кого они хотят одолеть? Не знаю, какие планы строят в Хинвиле, но надеюсь, что Sauber сможет опередить хотя бы одну из команд.

Вопрос: Звучит не очень оптимистично.
Петер Заубер: В Формуле 1 не бывает чудес. Если вспомнить несколько прошлых сезонов, когда концерн BMW уже ушёл из Формулы 1, то в последний раз Sauber хорошо провела чемпионат в 2012 году. Наши гонщики четыре раза поднимались на подиум, и команда заняла 6-е место в Кубке конструкторов. Потом начались сложности, связанные с нехваткой финансовых ресурсов. При разработке машины для этого сезона очень важным был период с мая по сентябрь 2016 года, а именно тогда команда осталась без денег. Надеюсь, она сможет быстро наверстать упущенное и уже по ходу сезона будет набирать обороты.

Вопрос: После того как Sauber, дело вашей жизни, в июле 2016 года перешла к новым хозяевам, которыми стал инвестиционный фонд Longbow Finance, вы совершенно пропали из поля зрения? Почему?
Петер Заубер: Мне было нужно какое-то время, чтобы отойти от дел, отделить себя от моей бывшей компании. Это нелёгкий процесс, и он занимает не один день. Я по-прежнему иногда просыпаюсь по ночам, но это фильм, который мне уже не хочется смотреть.

Вопрос: Идёт своего рода процесс детоксикации?
Петер Заубер: Да, можно сказать и так. Но есть люди, кому досталось больше проблем, чем мне.

Вопрос: Чем вы сейчас занимаете свободное время?
Петер Заубер: Общением с семьёй, с моими четырьмя внуками, это помогает. Кроме того, у меня несколько хобби. Путешествия, гольф, верховая езда, лыжи…

Вопрос: В последние годы, когда вы ещё оставались владельцем Sauber, все эти финансовые неурядицы, видимо, отняли немало сил?
Петер Заубер: (задумчиво) Да. Мы были в постоянном поиске выхода из этой ситуации и находились на грани краха. Для команды это были три очень трудных года. Я переживал сплошные стрессы из-за множества неприятных встреч и телефонных звонков.

Вопрос: Были бессонные ночи?
Петер Заубер: Были. Вообще я быстро засыпаю, но если проснусь среди ночи, то сна уже нет.

Вопрос: В Швейцарии вас признавали «Человеком года». Вас считают настоящим джентльменом. Угроза банкротства представлялась вам ужасным сценарием?
Петер Заубер: Конечно. Но дело не только во мне и моей репутации – решалась судьба сотен сотрудников Sauber…

Вопрос: Оглядываясь назад, вы не считаете, что, вновь выкупив команду у BMW в 2009 году за огромные деньги, вы допустили ошибку?
Петер Заубер: С экономической и предпринимательской точки зрения – безусловно. Но я бы снова поступил так же. Я ни о чём не жалею. Прежде всего потому, что теперь найдено решение для команды и её сотрудников.

Вопрос: Вы поддерживаете какие-то контакты с Хинвилом?
Петер Заубер: С некоторыми сотрудниками. Но у меня больше нет своего кабинета, и я не бываю на базе. Мне там ничего не принадлежит, ни единой отвёртки.

Вопрос: Как складываются отношения с Монишей Кальтенборн, руководителем команды и вашим давним деловым партнёром?
Петер Заубер: Мы почти не контактируем. Для этого нет ни возможностей, ни времени.

Вопрос: А какие у вас в целом отношения с компанией, которая по-прежнему носит ваше имя?
Петер Заубер: Мне всегда говорят, что я её основатель, поэтому она всегда будет называться Sauber. Это имя вписано в историю Формулы 1, что очень важно для новых владельцев компании, и они хотели его сохранить. Но мы действительно окончательно расстались, это к лучшему. Когда-то надо уходить. Так что я больше никакого отношения к этой компании не имею.

Вопрос: Но вам по-прежнему принадлежат какие-то гоночные машины?
Петер Заубер: У меня в коллекции хранится большинство моих машин, в том числе и машины Формулы 1.

Первый гоночный автомобиль Петера Заубера, 1967 год

Вопрос: А ваш самый первый VW Beetle?
Петер Заубер: Нет, он не сохранился, но есть другой автомобиль, такой же.

Вопрос: Но на уровне эмоций ваша связь с Формулой 1 не прервётся никогда?
Петер Заубер: Конечно, не прервётся! Я никогда не переставал получать удовольствие от работы, даже в тяжёлые времена. В Формуле 1 есть всё: это спорт одиночек, но одновременно и командный спорт, это высокие технологии и немного цирка. А в гоночных машинах есть своя душа…

Текст: . Источник: Blick
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости