Ле-Ман: Роман Русинов комментирует итоги гонки

Роман Русинов на трассе в Ле-Мане

Экипаж команды Signatech в составе Нельсона Панчьятичи, Пьера Рага и Романа Русинова, выступавший в Ле-Мане на спортпрототипе ORECA-Nissan, занял 4-е место в классе LMP2 и 10-е в абсолютном зачете. Романа можно поздравить – это лучший результат, которого когда-либо добивались российские гонщики в легендарном 24-часовом марафоне.

После финиша гонки Роман ответил на вопросы собственного корреспондента F1News.Ru…

Вопрос: Ле-Ман завершился, но история на этом не заканчивается?
Роман Русинов: История только начинается, ведь мы полностью участвуем в чемпионате мира по гонкам на выносливость, но прекрасно понимаем, что Ле-Ман – это очень важный этап.

У нас была отдельная стратегия. Если мы посмотрим, сколько на одном баке проезжали наши соперники, то это будет от 10-ти до 12-ти кругов. Нам же удавалось проехать 12-13 кругов. Я смог провести в экономичном режиме 13 кругов – это очень хорошо. Значит, наша стратегия была правильной.

Но бороться за победу нам сначала помешала авария Toyota. Если бы сейфти-кар выехал на трассу на 10 секунд позже, мы бы выиграли круг, а так мы его проиграли. Соответственно, сразу выбыли из борьбы за лидерство. Далее на протяжении почти всей гонки в течение двадцати часов мы претендовали на 2-е или 3-е место, при том, что в классе LMP2 претендентами на победу считались 15 машин, и самыми быстрыми были не мы, а гонщики, выступавшие на машинах Morgan и Honda.

Но мы хорошо отработали, у нас была хорошая стратегия, хотя, может быть, мы и не стремились показать лучшее время на круге, хотели минимизировать количество времени, потраченного на пит-стопы. В принципе, этого добились.

За четыре часа до финиша мы шли вторыми или третьими. Как все потом видели, за два круга до конца гонки команда, занявшая второе место, заехала на дозаправку, а у нас этого не было. То есть, мы автоматически выигрывали полторы минуты, и второе место было бы обеспечено. Но из-за взрыва колеса в начале моей третьей смены, к сожалению, концовка гонки получилась для нас другой…

Вопрос: Выходит, результат во многом зависел от цепочки случайностей? Можно вспомнить ситуацию с машинами Toyota…
Роман Русинов: Мы прекрасно понимаем, что это и есть Ле-Ман. Есть экипаж, который был самым быстрым в гонке, но он финишировал на 6-м или 7-м месте. Не всегда победа достается самому быстрому экипажу. Здесь нужны сплоченность команды и капелька везения. Именно этой капельки везения нам и не хватило… Но при этом колесо на нашей машине взорвалось на скорости 280 – 300 км/час, и это было заднее правое колесо! Все произошло перед очень быстрым поворотом Indianapolis. Если бы это было заднее левое колесо, мы бы здесь сейчас не сидели и не обсуждали наш финиш.

Перед самим поворотом я понял, что колесо мгновенно потеряло давление, его ошметки начали бить по машине, она стала неуправляемой, и я вошел в поворот, но тормозить не мог. В итоге мы отделались легким испугом, хотя это нам и стоило большого количества потерянного времени. Колесо полностью разбило задний диффузор, и нам пришлось менять его вместе с задним крылом. Мы это сделали из соображений безопасности, поскольку повреждения карбоновых деталей могли сказаться на износе следующего комплекта резины. Поэтому мы решили не рисковать.

Экипажи всех трех машин, финишировавших впереди нас – молодцы, им повезло чуть больше, чем нам. Но мы не уступали в скорости, ехали на более жесткой резине и по три часа на одном комплекте, а они – по два…

Вопрос: Десятое место в абсолютном зачете – это лучший результат, которого добился российский гонщик в Ле-Мане...
Роман Русинов: Да, но мы же, все-таки, ехали в категории LMP2, поэтому для нас абсолютный зачет не важен, для нас важно то, что мы финишировали четвертыми в своем классе. Финишировать четвертым в Ле-Мане, бороться в течение 24-х часов, фактически, за 1-е место – это говорит о профессионализме команды и гонщиков, о нашей подготовленности к этому этапу.

Конечно, мы благодарим наших спонсоров. Во-первых, G-Drive, без которого мы бы не могли претендовать на этот результат. И очень здорово, что представители «Газпромнефти» приехали в Ле-Ман, чтобы нас поддержать.

Вы знаете, что G-Drive поддерживает в этом году два проекта. В Мировой серии Renault выступает команда RFR, в ней два российских гонщика, и я очень надеюсь, что Михаил Алешин попадет в Формулу 1. Я же для себя выбрал другое направление, Ле-Ман. И мы можем показывать хорошие результаты, мы это доказали, не допустив ни единой ошибки, даже в самых сложных условиях.

Ночью у меня была очень напряженная смена, три часа на одном комплекте резины. И ночью – это как езда по минному полю: каждые два круга в каком-то повороте – желтые флаги. Щебень, ошметки резины, карбон, металл…

Вопрос: А какое время самое сложное? Говорят, в районе четырех-пяти утра?
Роман Русинов: Ночью, как раз когда я ехал, до рассвета. Нельсону Панчьятичи, у которого меньше всего опыта, мы отдали более-менее простую смену, из дня в ночь, и это очень важно, потому что ты плавно привыкаешь. Я же взял на себя большую часть ночи, но мне, в принципе, нравится. Я люблю ночь, потому что стен не видно, и они не так быстро приближаются! (смеётся) Но это и есть магия Ле-Мана!

Вопрос: Сейчас уже прошло какое-то время после финиша: расскажите о своих ощущениях?
Роман Русинов: Я испытываю гордость, но и небольшое расстройство… Но это не обида, ведь мы же понимаем, что таковы гонки. Колесо у нас взорвалось потому, что мы наверняка наехали на какие-то обломки, которые были везде. Мы обгоняем по два-три автомобиля на каждом круге, и формально время на круге зависит от того, где ты проводишь обгон. Как только «ловишь» медленную машину в повороте Porsche, ты знаешь, что потеряешь пять секунд. И повезло, если ты смог ее обогнать чуть раньше…

Мы понимаем, что эти машины тоже участвуют в гонке, мы уважаем их, они уважают нас. Некоторые Ferrari «закрывают дверь», просто бросаются в поворот, но, в принципе, я точно так же действовал, когда ездил на Ferrari! (смеется)

Но это Ле-Ман, он тем и интересен, что здесь участвуют все: гибриды, дизели, бензиновые машины, Delta Wing необычный. На какой еще трассе может быть 300 тысяч зрителей? А старт?! Кстати, мы видели болельщиков из России с огромным флагом G-Drive! Мы были очень рады!..

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости