Ральф Шумахер: Мик отлично выступил в дебютный уик-энд

Ральф Шумахер

Бывший гонщик, а ныне эксперт Sky Deutschland Ральф Шумахер прокомментировал выступление своего племянника Мика в дебютной гонке в Формуле 1, а также рассказал о карьере своего сына Давида и о работе журналистов.

Вопрос: Ваш племянник финишировал 16-м в дебютной гонке в Формуле 1. Как вы оцениваете его выступление?
Ральф Шумахер: Мик отлично поработал в дебютный уик-энд. Судя по многочисленным разворотам его напарника, машина Haas F1 сложна в управлении, но Мик отлично с этим справился. Хотя на рестарте он допустил небольшую ошибку на остывшей резине, это не портит в целом позитивное впечатление. К сожалению, его выступление привлекло не так много внимания, как он того заслуживал, ведь из-за медленной машины он слишком сильно отстал от других команд.

Вопрос: Чего вы ждете от него в оставшейся части сезона?
Ральф Шумахер: Мик должен допускать как можно меньше ошибок, опережать напарника и хорошо подготовиться к следующему сезону. Я повторю то, что уже говорил: этот сезон для него – период тренировок и подготовки.

Вопрос: Вы второй год выступаете в роли эксперта на немецком телеканале Sky Deutschland и регулярно бываете в паддоке. Можно ли сказать, что теперь вы поменяли свой взгляд на гонки? Повлияло ли это на ваши оценки происходящего?
Ральф Шумахер: В чём-то да. Теперь я лучше понимаю, сколько работы вложено в каждый репортаж, и сколько среди журналистов настоящих болельщиков. В своё время я этого не понимал. Когда я был молодым гонщиком, со мной было сложно работать. Иногда мне казалось, что мне больше завидуют, чем интересуются моими достижениями. Но теперь я так не думаю.

Вопрос: Ваш племянник сейчас в такой же ситуации, как были вы, когда дебютировали в Формуле 1 в 1997 году: вы были младшим братом легендарного гонщика, а Мик – его сын…
Ральф Шумахер: Если бы не Михаэль и наш менеджер Вилли Вебер, я мог никогда не попасть в Формулу 1. Надо честно признать, что они открыли для меня эту дверь. И так было уже в молодёжных сериях. Если бы не брат, разве я смог бы выступать в заводской команде Opel в Формуле 3? Маловероятно. Тем не менее, я должен был добиваться результатов. Я выиграл гонку в Макао, завоевал титул в японской Формуле 3000 в 1996 году, хотя это было непросто для иностранца. Я использовал каждый шанс, который получал, и мне кажется, что именно поэтому я заслужил шанс дебютировать в Формуле 1. К сожалению, не все это понимали.

Вопрос: Что вам запомнилось?
Ральф Шумахер: Ещё до дебюта в Формуле 1 ко мне прицепилось прозвище «Rolex-Ральф». Я ничего не мог с этим сделать – это было как татуировка, которую невозможно свести. До сих пор помню ту историю, как будто она произошла со мной вчера.

После того, как я завоевал титул в Японии, в McLaren-Mercedes предложили мне участвовать в тестах в Хоккенхайме. Мне уже был гарантирован контракт в Jordan, так что настроение было отличное. Всё складывалось так, как нужно.

Перед тестами мы с Вилли Вебером навестили одного из его друзей, продававшего часы. Он показал мне Rolex Daytona с кожаным ремешком и черным с золотом корпусом. А я как раз получил призовые за выступления в Японии и приобрёл на них эти часы. Я надел их и поехал на Хоккенхаймринг.

Вилли договорился об интервью на трассе, но тогда плохо планировали время работы с прессой, и представитель одного очень крупного таблоида не получил обещанного интервью. Он очень рассердился, что напрасно приехал из Кёльна в Хоккенхайм. Тогда он заметил на моей руке часы и вместо интервью написал статью Rolex-Ralf. Я долго не мог избавиться от этого прозвища. В сущности, его придумал журналист. Но сейчас у меня хорошие отношения с этим коллегой. Мы стали старше и мудрее.

Вопрос: Ваш сын Давид сейчас выступает в Формуле 3, и его может ждать отличная карьера. Вы делитесь с ним своим опытом?
Ральф Шумахер: Давид намного более спокойный и открытый, чем я был в его годы. Конечно, он рос в другой атмосфере. Но я вижу, что в Формуле 1 и в автоспорте в целом изменились журналисты. Раньше о гонках писала бульварная и спортивная пресса. О нас с Михаэлем – в основном бульварная пресса. Я не хочу упоминать имена, но одна газета и журнал буквально шантажировали нас ради интересной статьи. Теперь такого нет. Мне кажется, что на первый план вышел спорт, и журналисты стали намного лучше работать с гонщиками. Это видно по Себастьяну Феттелю.

Вопрос: Что вы имеете в виду?
Ральф Шумахер: Себастьян ничего не говорит о своей личной жизни. Это его дело, и нужно уважать его решение. Именно поэтому он не так интересен бульварной прессе. Нам с Михаэлем в своё время этого не позволили бы. Давид с Миком, а также Себастьян выступают во времена, когда у прессы совершенно другое отношение к спортсменам. Мы с Михаэлем выросли в небольшом и уютном Керпене, а затем попали в большой мир, даже не представляя себе, как всё это работает.

Текст: . Источник: Sport1
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости