Де ла Роса: Больше всего мне нравилось работать в McLaren

Педро де ла Роса

Вернувшись в гонки за рулем HRT, Педро де ла Роса достойно справился со своей задачей и искренне сожалеет о том, что будущее самой авантюрной из современных команд Формулы 1 остается неясным. Отвечая на вопросы болельщиков, 41-летний испанец говорил не только о поворотах своей карьеры и возможной отставке...

Вопрос: Пилотируя медленную машину, вы чувствуете тот же энтузиазм, что и в более конкурентоспособных командах?
Педро де ла Роса: Конечно! Ничего не меняется – в конце концов, борьба продолжается. Не важно, сражаетесь ли вы за подиум или за последние места, вы боретесь с другими гонщиками и командами, поэтому я испытываю то же воодушевление, то же стремление к максимальному результату, получаю тот же всплеск адреналина. Например, в пятницу и субботу в Сузуке я долго не мог заснуть из-за этого.

Вопрос: Почему такие сильные гонщики, как Кими Райкконен, Льюис Хэмилтон и Айртон Сенна решили покинуть McLaren?
Педро де ла Роса: Мне кажется, дело не в желании покинуть McLaren, а в том, что любой гонщик мечтает попробовать себя в разных командах. Это происходит во всех топ-командах: после нескольких лет пилот начинает думать о том, чего бы он мог добиться в другой конкурентоспособной команде. Так было всегда, и не только в McLaren – гонщикам нравится принимать новый вызов. Тем не менее, мне кажется, что все, кто покинул McLaren, скучают по этой команде.

Вопрос: Педро, вы работали в Jordan, Arrows, Prost, Jaguar, McLaren, Sauber и HRT. Какая из этих команд вам понравилась больше всего, а какая – меньше?
Педро де ла Роса: Больше всего мне нравилось работать в McLaren – здесь не может быть сомнений. Это самая конкурентоспособная команда, в которой я многому научился. Мне было очень интересно в HRT.

Нелюбимая команда? Sauber. Мне совершенно не понравился проведенный там сезон. Мне не нравилось, что во всех проблемах обвиняли гонщика, а не машину, которой явно не хватало скорости. Мне это не нравилось.

Вопрос: Зачем брать на себя лишний риск, пилотируя медленную машину команды, которой не хватает финансирования?
Педро де ла Роса: Риск – это часть гонок. Неважно, насколько быстра ваша машина, вам всегда приходится рисковать, и у меня никогда не было с этим проблем. Вы знаете, что команда максимально выкладывается, стараясь сделать машину лучше, поэтому риск становится частью вашей жизни.

Формула 1 – самый безопасный чемпионат из тех, в которых я когда-либо выступал, а это очень важно. Я участвовал в разных гоночных сериях, в частности, в Формуле Ford и Формуле Renault – там машины делали не из карбона, а трассы были гораздо более опасными. Я спокойно отношусь к риску, это часть моей работы.

Вопрос: Чем вам пришлось пожертвовать, чтобы стать гонщиком Формулы 1?
Педро де ла Роса: Всего одной вещью – я крайне редко бываю дома. Постоянные разъезды довольно утомительны, но моя семья смирилась с этим и постоянно меня поддерживает. Я понял, что должен пойти на такую жертву и проводить с семьей гораздо меньше времени, чем мне бы того хотелось. Пока у нас не было детей, моя жена ездила со мной на гонки, но когда у вас появляются дети, это становится не так просто, ведь они должны ходить в школу и жить, по крайней мере, с одним из родителей.

Вопрос: Расскажите о вашей с Фернандо Алонсо роли в шпионском скандале.
Педро де ла Роса: Она была очень скромной. По правде говоря, мы не ожидали, что из этой истории раздуют такой скандал. Я не сделал ничего, что выходило бы за рамки, и в любой другой команде поступил бы так же. Как любые другие гонщики, мы с Фернандо получали всю информацию из разговоров с инженерами. Я удивлен, что нас обвинили в шпионаже, поскольку за последние 20 лет так работала любая команда Формулы 1.

Вопрос: Чтобы понять, как чемпион мира справится с машиной HRT, кого бы вы хотели увидеть за рулем: Хэмилтона, Алонсо, Феттеля или Баттона?
Педро де ла Роса: Мне бы очень хотелось увидеть за рулем HRT любого из них. Было бы здорово, если бы больше людей узнали, насколько сложно пилотировать машину, которой не хватает прижимной силы. По мощности мотора HRT не уступает Red Bull Racing, Ferrari или McLaren, вся разница в прижимной силе и сцеплении с трассой.

Вопрос: Какую гонку вы считаете лучшей в своей карьере: Гран При Австралии 1999 года, Бахрейна 2005-го года или Венгрии 2006-го года?
Педро де ла Роса: Я считаю лучшей гонкой Гран При Венгрии 2006 года, ведь именно тогда я в первый и последний раз поднялся на подиум. Мы стартовали на мокрой трассе, а финишировали на сухой, с точки зрения адаптации гонка получилась сложной: сначала мы пилотировали на дождевой резине, затем на промежуточной и, наконец, на сликах. На подиуме я испытал фантастические эмоции. Всю жизнь я стремился к этому и, наконец, завоевал подиум в Формуле 1. Это особенный момент, он сравним с победой.

Вопрос: Где вы храните приз за второе место в Венгрии?
Педро де ла Роса: У меня копия – оригинал находится на базе McLaren. Я храню его дома и часто переставляю с места на место. Несколько лет назад он стоял на холодильнике. Я хотел всем показать, что у нас есть еда благодаря этому подиуму. Я хотел показать детям, что гонки – это не просто удовольствие, а напряженный труд.

Вопрос: Хуан-Пабло Монтойя действительно получил травму, играя в теннис, когда вам пришлось заменить его в McLaren?
Педро де ла Роса: Забавный вопрос. Мне кажется, он действительно получил тогда травму – он клялся, что всё произошло именно так. Забавно то, что на неделе, когда он травмировал плечо, мне позвонил Рон Деннис и сказал, что высока вероятность того, что я заменю Хуана-Пабло в следующей гонке. Он добавил, что медицинское обследование продолжается, и к Гран При Бахрейна Монтойя может поправиться. Как только Рон повесил трубку, я перезвонил Хуану-Пабло и спросил: «Как твое плечо? Рон сказал, что все скоро пройдет…» Тот рассмеялся и ответил: «Меня достали!» Хотя Рон говорил, что всё в порядке, я знал, что происходит.

Текст: . Источник: по материалам F1Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости