Новогоднее интервью: Егор Оруджев и Матевос Исаакян

Егор Оруджев и Матевос Исаакян

Молодые российские пилоты SMP Racing Егор Оруджев и Матевос Исаакян выступают в WEC в одном экипаже, вместе со Стефаном Сарразеном. В интервью F1News.ru они рассказали о том, как проходит «суперсезон».

Вопрос: Заканчивается год, насколько вы им довольны? Всё прошло так, как вы хотели?
Егор Оруджев: Год получился неоднозначным. Если говорить о себе, то лично собой я доволен. С точки зрения пилотажа и работы гонщика, пожалуй, за последние три года этот сезон был для меня лучшим. Но в то же время это первый год, когда я даже на подиум ни разу не поднялся. После сезона 2017 года, когда мы с Матевосом буквально не слезали с подиума в ELMS и Формуле V8 3.5, этот получился гораздо сложнее. Но трудности делают сильнее.

Вопрос: А почему так получилось, на ваш взгляд?
Егор Оруджев: В первую очередь потому, что у нас фактически на подиуме только одно место – два верхних постоянно занимают гонщики Toyota. Плюс, возникали различные сложности – технические и другие.

Матевос Исаакян: В целом для BR1 год завершился неплохо. Да, могло сложиться лучше, но как получилось, так получилось. Это первый год для нашей машины, плюс фактически новая команда, новые трассы, новые условия – мы постоянно что-то узнаём, и я считаю, что продвинулись достаточно далеко. Прогресс ощущается, и это не может не радовать.

Вопрос: Вы оба пересели на прототипы с формул. Не скучаете по настоящим, «экстремальным» гоночным машинам? Ведь в гонках на выносливость вы никогда не едете на пределе.
Егор Оруджев: Тут и гонки длиннее. Скажем, в беге есть спринт, а есть марафоны, на которых ты, конечно, не можешь постоянно бежать на пределе. Так и у нас – гонки в WEC продолжаются куда дольше, и вполне понятно, что мы не можем постоянно атаковать. А с другой стороны, насколько я знаю, в Формуле 2 и GP3 гонщики тоже не атакуют всю гонку – ты едешь так, как позволяет резина. В этом смысле Формула V8 3.5 была серией исключительной, где на протяжении всех 40 минут гонки ты действительно выкладывался на 100%. Но вообще – конечно, я скучаю по формулам.

Матевос Исаакян: Я скучаю именно по Формуле V8 3.5. Эта была замечательная машина – все, кто на ней ездили, это отмечали.

Егор Оруджев: Есть ещё одна интересная формула, на которой я бы хотел попробовать свои силы – японская Superformula. Сейчас у них будет новая машина, и судя по первым записям с бортовых кадров, это действительно впечатляет. Японцы постарались.

Вопрос: Но делала эту машину Dallara…
Егор Оруджев: Да, но по требованиям японцев. Ведь Dallara можно разные машины заказать – Формулу 2 тоже делает Dallara, но они так не впечатляют.

Матевос Исаакян: Плюс, у японцев совсем другая резина. Дженсон Баттон нам рассказывал, что в Super GT, где он выступал, только за счёт резины машина едет на 5 секунд быстрее европейских. Это огромная разница, и хотелось бы, конечно, попробовать.

Вопрос: А есть ли какие-то шансы на подобное развитие событий? Вообще, насколько это от вас зависит – вы можете подойти, например, к Петру Алёшину, и сказать: «Пётр Михайлович, мы хотим попробовать свои силы в SuperFormula»?
Егор Оруджев: Ну, они знают наши мысли. Но пока мы задействованы в проекте BR1, и он рассчитан не на один год, так что… Шансы невелики. Конечно, нам всё равно хочется, но что есть, то есть.

Матевос Исаакян: Всё получить невозможно. К тому же, это очень требовательный к пилотам проект, и до конца «суперсезона», до Ле-Мана, никаких изменений мы не ожидаем.

Вопрос: «Суперсезон» формально всё ещё продолжается, но фактически сейчас в WEC такой же зимний перерыв, как и в любом другом шоссейно-кольцевом чемпионате. Может ли так получиться, что после возвращения на трассы расстановка сил в LMP1 изменится?
Егор Оруджев: Я считаю, что потенциал у нашей машины уже сейчас выше, чем у Rebellion. Последние гонки показывают, что в их темпе мы едем, просто у нас возникают различные сложности. А в дождь у них даже шансов нет – на мокрой трассе наша машина на порядок быстрее, это признают даже в Rebellion.

Вопрос: За счёт аэродинамики?
Егор Оруджев: Во многом – да. Под дождём мы очень много «привозим» им в поворотах. Уровень сцепления у нас намного выше. Думаю, это означает, что и в сухих кондициях мы можем быть намного быстрее – только пока ещё не поняли, как.

Вопрос: Кстати говоря – ведь действительно, вы приезжаете на гонку и заранее знаете, что в лучшем случае сможете побороться с Rebellion за третье место, так как два первых заняты Toyota. Надо полагать, для гонщика осознавать это неприятно…
Матевос Исаакян: А вы спросите у Сергея Сироткина! (смеются)

Вопрос: У Сергея была чуть иная ситуация, он мог рассчитывать на то, что со временем команда наверстает упущенное. У вас же такой надежды нет до тех пор, пока Toyota не уйдёт.
Егор Оруджев: У Сергея всё было куда катастрофичнее. У нас хотя бы вероятность побороться за победу есть… Конечно, в прошедшем году пришлось научиться с этим справляться, вообще не обращать внимания на то, что делают другие. И в какой-то мере нам это даже пошло на пользу. Во всяком случае, лично мне это помогло – я не задумывался о том, что мы можем быть только третьими, я просто работал, и всё.

Вопрос: Хорошо, «суперсезон» всё же однажды закончится. В какой серии вы бы хотели оказаться в будущем?
Егор Оруджев: Я бы очень хотел попробовать выступить в IndyCar. Мне нравится эта серия. Конечно, я никогда не ездил по овалам, но тут нужно пробовать. Надеюсь, что однажды попробую, и скажу «Ну, овал и овал».

Вопрос: А тот факт, что в IndyCar гонщики получают травмы чаще, чем где-либо ещё, вас не смущает?
Егор Оруджев: Меня нет. Я понимаю, что если в Ле-Мане на скорости 300 км/ч у меня откажут тормоза, и я уеду в стену, хорошего в этом будет так же мало, как и в IndyCar. На примере Пьетро Фиттипальди в этом можно убедиться. Автогонки – это всегда риск. Даже в картинге можно себе шею свернуть. Никто не застрахован от подобного, у нас опасный спорт. Но когда садишься за руль, об этом не думаешь – иначе не сможешь ехать быстро.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости