Егор Оруджев: До аварии у нас не было никаких проблем

Егор Оруджев

То, насколько сильно смотрелась команда SMP Racing в Ле-Мане, для многих стало сюрпризом – на первом этапе FIA WEC в Спа им с трудом удавалось соперничать с Rebellion, но во Франции экипаж машины №17 имел явное преимущество, уступая только заводским Toyota. К сожалению, гонка для экипажа завершилась вскоре после захода солнца из-за вылета Матевоса Исаакяна.

В интервью F1News.Ru после гонки его напарник Егор Оруджев рассказал о том, на что команда могла рассчитывать, и почему большой потенциал машины BR1 никак не удаётся реализовать.

Вопрос: Егор, снова ваш экипаж не смог закончить гонку… И ведь снова всё складывалось очень здорово – ехали вы просто отлично. На ваш взгляд, вам чего-то не хватает, или это просто стечение обстоятельств?
Егор Оруджев: В этом случае, думаю, определённо чего-то не хватает, потому что по ходу гонки мы работали хорошо. Собственно, и Матевос тоже хорошо справлялся со своей работой до ошибки, но… Думаю, ему надо чуть поменять подход: это гонки на выносливость, а не спринт, не Формула Renault 3.5, где ты на пределе едешь 45 минут и вылетишь, не вылетишь – тебя хватает. Здесь твоя работа продолжается гораздо больше, ты проводишь за рулём больше двух часов, и невозможно всё это время сохранять предельный уровень концентрации. У меня была пара кругов, когда я ехал почти на пределе, и я отдавал себе отчёт, что хотя машина это и позволяет, наше тело – нет. Ты человек, ты не сможешь постоянно ехать на пределе.

Вопрос: То есть нужно оставлять запас?
Егор Оруджев: Да, ты едешь, но не рискуешь – есть повороты, где не надо слишком атаковать. Я, например, допустил небольшую ошибку на тестах – вылетел в «Индианаполисе», и с того момента я в гонке за три часа этот поворот ни разу даже близко к пределу не проехал. При том, что трасса улучшается и, в принципе, время можно было показать достаточно хорошее. На самом деле, это только Матевос знает, что ему надо поменять.

Лично у меня получилось найти достаточно хороший подход к пилотажу: мне удавалось сохранять хороший темп, и при этом я отлично следил за резиной, а в конце четвёртого отрезка я даже спросил, не надо ли ехать пятый, потому что резина была живее всех живых. А самое главное, удавалось экономить топливо – это очень важно, и тоже не теряя на этом времени. То есть, в самом деле на каждых жёлтых флагах, при каждом автомобиле безопасности мы продлевали свой стинт (отрезок между пит-стопами - прим. F1News.ru) по сравнению с Rebellion на круг. В итоге 10 таких кругов – и вот мы уже отыгрываем пит-стоп, что и произошло уже к моменту схода в гонке. Так что я своим отрезком доволен, всё было отлично, для первого раза – супер.

Вопрос: В гонках на выносливость, и в частности в Ле-Мане, часть пилотов приходит из формул, а часть – любители, поднимающиеся из классов GT. И этот подход, о котором вы говорили, видимо, характерен именно для гонщиков Формул?
Егор Оруджев: Думаю, да, потому что мы приходим из формул, приходим заведённые, у нас в голове одно – ехать как можно быстрее, и этот подход приходится менять…

Вопрос: До аварии – на что позволяла рассчитывать машина?
Егор Оруджев: В тот момент – думаю, мы комфортно ехали на третье место в абсолюте. Другими словами, первые после Toyota, потому что в целом машина позволяла ехать в темпе Rebellion, что мы и делали. Когда я сел в машину, мы были позади Rebellion, а когда смена закончилась – уже везли им, по-моему, 20 секунд. Машина позволяла ехать быстро, а самое главное – она была надёжной. По надёжности я бы вообще не сказал, что у нас есть проблемы. Да, на другой машине возникли проблемы, но с каким-то датчиком – ерунда какая-то.

Вопрос: А у вас по ходу этих двух недель проблем с датчиками мотора не было?
Егор Оруджев: Нет, не было. Я знаю, что она возникала на 11-й машине, но это был другой датчик. И потом, это касается двигателя, то есть не шасси BR1, и вопросы тут не к нашей команде. Команда сама не открывает двигатель. Но у нас и с двигателем не было проблем, то есть на нашей машине за весь уик-энд технически вообще ничего не ломалось, надёжность была просто потрясающей. На протяжении первых восьми часов, которые мы успели проехать, опять же, не было ни одной неполадки. Я говорил с инженерами – сказали, что по телеметрии не было абсолютно никаких проблем, всё работало спокойно, стабильно…

Вопрос: Преимущество над Rebellion достигалось именно за счёт более длинных стинтов?
Егор Оруджев: Да. Если появлялась какая-то медленная зона, мы начинали ехать чуть медленнее, но открывали для себя возможность проехать на один круг больше. Если будет ещё одна зона – мы и ещё один круг могли сделать. А машины Rebellion, насколько я знаю, никак не могли проехать 12 кругов за стинт из-за размера бака и своего расхода.

Вопрос: Из-за того, что у них атмосферный 4,5-литровый Gibson.
Егор Оруджев: Да. У них заметно больше расход топлива, у нас – меньше. То есть мы даже могли не экономить топливо, чтобы проехать 11 кругов. А когда возникала жёлтая зона, то начинали экономить, и если появлялся второй жёлтый флаг, то мы ещё один круг снимали. В этом было наше стратегическое преимущество, и как только у нас появлялся шанс, мы этим пользовались.

Вопрос: А как технически это делается – вы ехали накатом или переключались на какую-то другую карту мотора?
Егор Оруджев: Не совсем накатом, на турбине мы не можем просто газ отпустить, у нас там надо ещё нажать на кнопку... Но в принципе да – знаете, как в Формуле 1 появились гибридные моторы, они начали просто газ отпускать за 300 метров до торможения. Мы делаем точно так же. Это нужно делать буквально в паре мест. Конечно, что-то на этом теряешь… Если критически важно сохранять топливо – можно потерять за весь круг в Ле-Мане, думаю, секунду… То есть совсем немного, совершенно не проблема. Плюс, у меня хорошо получалось разбираться с трафиком.

Вопрос: Преодолевать трафик вас учил Сарразен?
Егор Оруджев: Мы обсуждали, что главное – действовать как можно аккуратнее, особенно с классом GTE Am – там вообще ребята иногда настолько непредсказуемы, что ты просто как можно дальше от них стараешься держаться. У нас была одна цель – не рисковать. У меня были моменты, когда хотелось влезть в места, куда лезть не надо было, но я не лез и потом был этим очень доволен.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости