Росберг: Мы присутствуем при смене поколений в Формуле 1

Нико Росберг

Нико Росберг, чемпион мира 2016 года, рассказал, как можно опередить Льюиса Хэмилтона, что он ждёт от нового сезона, а также от будущего Формулы 1.

Вопрос: В этом году Льюис Хэмилтон может завоевать седьмой титул. Вы опередили его за рулём такой же машины. Нет ли у вас чувства досады, что теперь Хэмилтон может сравняться с Михаэлем Шумахером?
Нико Росберг: Чем больше он побеждает, тем больше значимости приобретает тот факт, что мне удалось его опередить за рулём такой же машины. Выигрывая новые гонки и титулы, Льюис работает не только на себя, но и на меня. Чем больше успехов он добьётся, тем в большей степени мои выступления в 2016-м будут восприниматься как подвиг.

Глядя на его достижения, я понимаю, на какой уровень я поднялся сам. Участвуя в гонках, я этого не замечал. Такое же чувство испытывает альпинист, который, спустившись с горы, смотрит на её вершину и с трудом осознаёт, что был там наверху. В 2016-м я поднялся на свой Эверест.

Вопрос: Но есть и другие вызовы! Вы когда-нибудь говорили себе, что слишком рано завершили карьеру?
Нико Росберг: Никогда! Я добился того, чего должен был добиться. Я не чувствую внутри пустоту – это самое главное. Кроме того, я рад, что остановился в правильный момент. Я не хотел бы уйти так, как это сделали Баттон или Алонсо. Я рад, что ушёл на пике славы. Это придаёт мне силы. Силы жить! Это заставляет двигаться вперёд, и так будет всегда. Моё последнее воспоминание о карьере в автоспорте связано с успехом, и оно никогда не поблекнет. Оно как маяк, который будет светить до конца жизни.

Вопрос: Какие у вас остались воспоминания о Гран При Абу-Даби 2016 года?
Нико Росберг: Я вспоминаю эту гонку каждый раз, когда оказываюсь в паддоке. Это один из лучших моментов в моей жизни, наряду со свадьбой и с рождением дочери. Один из самых эмоциональных дней, учитывая и то, как складывался тот сезон. Я проиграл в 2014 и 2015-м – это было очень тяжело в эмоциональном плане. В последних Гран При я испытал редкий эмоциональный подъём, это были очень волнующие гонки. Я должен был пилотировать на пределе возможностей до последнего поворота финального круга. Дождь в Бразилии, прессинг со стороны Red Bull Racing, падающий темп Льюиса…

Вопрос: Как вам удалось в какой-то момент получить преимущество над Хэмилтоном?
Нико Росберг: Всё это благодаря многолетнему опыту сражений, прежде всего с Михаэлем Шумахером. Я мобилизовал всё, что нужно, оставив в стороне то, что не было важно. Я на несколько месяцев забыл об обычной жизни. В 2016-м я не позволял себе ничего, что могло бы меня отвлечь. Я уделил много времени психологической подготовке: через день я по два часа занимался с психологом, чтобы стать жёстче, всё визуализировать. Разница между нами с Льюисом была настолько маленькой, что мельчайшая деталь могла сыграть решающую роль.

Вопрос: Вы решили уйти из спорта, потому что в тот год отдали всё Формуле 1?
Нико Росберг: Да, в том числе и поэтому. Многие обстоятельства оставили свой отпечаток, и в итоге я принял решение остановиться. Тот сезон был настолько напряжённым, что у меня не было сил прожить нечто подобное заново. Я не смог бы этого сделать, даже если бы хотел. Я взлетел так высоко, что обжёг себе крылья. Невозможно год за годом настолько выкладываться, а это нужно, чтобы получить шанс опередить Хэмилтона. Я говорю только о том, чтобы получить шанс – нет гарантий, что всё получится. Кроме того, я исполнил давнюю мечту – стал чемпионом мира! Я нашёл свой священный Грааль.

Вопрос: Чтобы опередить Льюиса, надо было его вывести из равновесия…
Нико Росберг: Это единственный возможный путь. По крайней мере, я не видел других. В Сузуке я понял, что его защита дала трещину, когда во время пресс-конференции он стал развлекаться в Snapchat. На следующий день он плохо стартовал. Всё это играет роль. Это может показаться чем-то незначительным, но это способно выбить вас из колеи.

Вопрос: Валттери Боттас должен следовать вашему примеру, чтобы иметь хотя бы надежду опередить Хэмилтона?
Нико Росберг: Всё не так просто. Если говорить о Льюисе, надо понимать, что чем больше его атакуешь, чем агрессивнее действуешь по отношению к нему, тем сильнее он становится. Надо занять противоположную позицию, не атаковать его в лоб. Надо захватить его мысли, а это непросто. Надо заронить зерно сомнения в его голову. Даже если оно будет небольшим, оно всегда усилится. Валттери должен постоянно быть рядом, быть невозмутимым соперником и выступать стабильно. Льюис должен чувствовать его присутствие. Оно должно стать навязчивым.

Вопрос: Вы не планировали заранее завершить карьеру: жизнь после Формулы 1 показалась вам сложной?
Нико Росберг: Конечно. Я несколько месяцев полностью выкладывался и внезапно почувствовал опустошение. Мне пришлось заново учиться жить, в буквальном смысле. У меня больше не было вызовов, цели.

К счастью, у меня осталось самое важное – семья. Именно она помогла мне снова встать на ноги. Мне потребовалось немного времени, чтобы найти свой путь, но я доволен результатом. Я не жалею о времени, которое посвятил встречам и разговорам с другими людьми. Я многое открыл для себя, и это помогло мне сделать выбор. Я нашёл для себя новые интересные вызовы.

Вопрос: Как появилась идея вашего канала в Youtube?
Нико Росберг: Меня всегда интересовал кинематограф. Это искусство. Искусство развлечения. Завершив гоночную карьеру, я спросил себя, какие люди меня привлекали, кого мне было бы интересно собрать вместе. Пока я об этом думал, я увидел несколько очень интересных видеоблогеров и сказал себе, что хотел бы стать такими, как они. Я понял, что хочу пойти в этом направлении, и запустил свой канал.

Кроме того, я понял, что социальные сети играют важную роль в любом проекте. Это его необходимая составляющая. Я в этом убедился, когда провёл в Берлине в рамках этапа Формулы E фестиваль эко-технологий. Благодаря социальным сетям, на него пришли 30 тысяч посетителей.

Вопрос: Вернёмся к разговору о Формуле 1: в Williams впервые пригласили вас на тесты, когда вам исполнилось 17 лет. Именно в этой команде вы дебютировали в Гран При. Вас огорчает ситуация, в которой она оказалась сейчас?
Нико Росберг: Это очень печально. Williams – одна из легендарных команд Формулы 1, но она допустила слишком много ошибок. Я как-то записывал подкаст с Клэр Уильямс – и увидел, как она изменилась. Она стала сильной и целеустремлённой. Надеюсь, что в Williams найдут выход из сложившейся ситуации. У них выступает Джордж Расселл, а это важный козырь.

Вопрос: Но они потеряли Роберта Кубицу, которому вы помогали вернуться в Формулу 1. Это плохая новость…
Нико Росберг: Роберт знает лучше всех, что для него хорошо. После его последних гонок в прошлом году я буду осторожен с заявлениями. Я удивлён, что он не смог приблизиться к Расселлу. У него огромный талант, и меня удивила разница между ними. По таланту, целеустремлённости и погружённости в работу Роберт никогда не уступал Хэмилтону. Но в своих надеждах болельщика – а я всегда был его поклонником – я не учёл влияния восьмилетнего перерыва. Представьте себе, что Роджер Федерер восемь лет не играл бы в теннис, а затем вернулся в большой спорт.

Но Роберт всё равно заслуживает уважения. Справиться с последствиями аварии, вернуться в гонки, заработать одно очко в самой трудной гонке сезона за рулём самой сложной в управлении машины – это не пустой звук. Я им восхищаюсь.

Вопрос: Вы так же восхищались Михаэлем Шумахером, когда были его напарником в Mercedes?
Нико Росберг: Это боец! У него была такая страсть к пилотированию и спорту, которую я не видел ни у кого другого. Михаэль такой человек, который на следующий день после завоевания седьмого титула снова приехал на базу, а через день сел за руль, чтобы продолжить работу. Кто на такое способен? Никто, кроме него. Я не знаю другого такого человека.

Льюис, и я его понимаю, на следующий день после Гран При Абу-Даби полетел развеяться в Лос-Анджелес или куда-то ещё. Это нормально. Михаэль же черпал силы в своей страсти. Меня впечатлило, как он работал с командой, чтобы она стала единым целым с ним. Он находил время, чтобы подумать, как лучше всего разгромить своего напарника. Впрочем, это не требовало особых усилий – у него это получалось само собой.

Вопрос: Хэмилтон сможет превзойти рекорд Шумахера по числу побед и титулов?
Нико Росберг: Думаю, да, и это невероятно! Но с таким соперником, как Ферстаппен, Льюису будет непросто. Макс – очень сильный гонщик. Он следующий, кто будет доминировать в нашем спорте. Он станет новым лицом Формулы 1, и уже всё готово к его будущему царствованию. Даже если Льюис сможет завоевать седьмой титул, этот сезон станет поворотным моментом, потому что именно сейчас происходит смена поколений.

Мы видели, как Шумахер потеснил Сенну, затем Алонсо опередил Шумахера, а Хэмилтон – Алонсо. А теперь мы видим, как на смену Хэмилтону идёт Ферстаппен. Это естественное течение жизни. На самом деле, будущее уже наступило.

Нельзя также забывать, что Леклер сейчас старается затмить Феттеля. За последние два года Себастьяну пришлось приложить огромные усилия, чтобы вернуться в борьбу после непростой первой половины сезона. Не думаю, что он будет долго сопротивляться столь сильному напарнику как Леклер. Себастьян попробует это сделать, но я сомневаюсь, что справится с ним.

Вопрос: Можно ли сказать, что у нас уже есть будущая звезда Формулы 1?
Нико Росберг: Наш монегаск отлично выступает! Шарль станет чемпионом мира. Я в этом уверен. Поединок между Ферстаппеном и Леклером за титул станет главным сюжетом в Формуле 1 нового десятилетия.

Вопрос: Формула 1 находится на развилке. Вы думаете, что технический регламент в 2021 году станет глотком свежего воздуха для чемпионата?
Нико Росберг: Я в этом уверен. Росс Браун и его люди отлично поработали. Сейчас машина теряет 50% прижимной силы, когда гонщик вплотную преследует соперника, а в будущем этот показатель уменьшится до 10%. Это огромный шаг вперёд. Отличное достижение, и слово «обгон» снова обретёт смысл.

Кроме того, ограничив свободу инженеров, мы увидим, как отрывы в пелотоне уменьшатся – это крайне важно для небольших команд, чтобы они тоже смогли показать, на что способны. Они получат шанс время от времени подниматься на подиум, а это крайне важно для устойчивого развития Формулы 1. Ту же самую роль сыграет ограничение бюджета, которое, наконец, удалось навязать командам.

Вопрос: Вы всё ещё чувствуете потребность иногда садиться за руль гоночной машины?
Нико Росберг: Честно говоря, в этом нет необходимости. Я всю жизнь пилотировал машины – я ещё в детстве сел за руль. Но меня больше мотивировало не само пилотирование, а участие в состязании. Я боец. Теперь я в бизнесе утоляю страсть к соперничеству. Организовать фестиваль эко-технологий в Берлине – для меня это тоже вызов. В нашей команде 12 человек, и у нас много проектов. Можно сказать, что я продолжаю выступать, но на других трассах.

Текст: . Источник: AutoHebdo
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости