Эдриан Ньюи: Я не суеверный

Эдриан Ньюи

Руководители разных инженерных подразделений Red Bull Racing поделились с пресс-службой команды своими ожиданиями, связанными с новым сезоном, и судя по всему, они настроены весьма оптимистично.

Вопрос: Что можно сказать об изменениях в техническом регламенте, вступивших в силу в 2017 году?
Пьер Ваше, главный гоночный инженер: Если машина 2016 года была скорее эволюционным продолжением предыдущей модели, то RB13 – совершенно новая разработка. Нам предстояло пересмотреть все аспекты нашей работы и оптимизировать характеристики машины, стараясь предусмотреть всё, даже то, что нам пока неизвестно. Для инженера это очень интересная задача.

Эдриан Ньюи, руководитель технического департамента: Вероятно, это самое значительное изменение технического регламента с 2009 года. Но с точки зрения аэродинамики перемены не столь существенные по сравнению с теми, что произошли тогда, поскольку структура воздушного потока вокруг машины в целом осталась прежней, и разница лишь в деталях.

Пол Монаган

Пол Монаган, главный инженер: Новый регламент открывает возможности для поиска каких-то технических решений, которые приведут к тому, что шасси разных команд будут отличаться друг от друга, и в этих условиях наша команда может получить преимущество.

Роб Маршалл, главный конструктор: Нам пришлось решать много интересных задач, ведь уже давно мы не имели дела со столь существенными переменами регламента, поэтому все работали очень увлечённо.

Дэн Фэллоуз, руководитель отдела аэродинамики: Было очень интересно, поскольку мы получили намного больше свободы в работе с теми областями машины, которые обещают заметную прибавку в скорости.

Вопрос: Как перемены в регламенте отразились на внешнем виде новых машин?
Эдриан Ньюи: С тех пор, как в 1998 году Формула 1 перешла на более узкие шасси, мне всё время казалось, что машины выглядят несколько непропорционально. Они были довольно узкими, при этом шины оставались относительно широкими, а колёсная база становилась всё длиннее. Пропорции были какими-то странноватыми. Но теперь мы возвращаемся к более широким машинам на широкой резине, и они должны выглядеть более гармонично.

Дэн Фэллоуз

Дэн Фэллоуз: Машина в целом выглядит более агрессивно, и, по-моему, она нравится не только всем в отделе аэродинамики, но и вообще всем сотрудникам базы в Милтон-Кинсе.

Вопрос: Могут ли особенности обновлённой аэродинамики стать причиной дополнительных сложностей при обгонах?
Пьер Ваше: Машины однозначно выглядят более агрессивно, но поскольку они стали шире, то возникают сомнения, не усложнит ли это ситуацию с обгонами. Однако возрастёт лобовое сопротивление, из-за чего несколько снизятся максимальные скорости, машины будут дольше находиться на прямых отрезках трасс, а это обещает, что возможностей для обгонов станет больше.

Пол Монаган: Если резина действительно будет более устойчивой к износу, это изменит характер борьбы на трассе, и потенциально число обгонов может увеличиться.

Дэн Фэллоуз: Чем больше прижимной силы генерирует машина, тем сильнее может быть влияние машин соперников, которым приходится преодолевать возросшее сопротивление воздуха, поэтому, вероятно, к ним можно будет подобраться на более короткую дистанцию, чтобы на прямой воспользоваться слип-стримом. Так что в этом плане обгонять должно быть легче.

Вопрос: Какие основные сложности пришлось преодолевать в межсезонье?
Эдриан Ньюи: При столь существенных изменениях регламента идей всегда больше, чем можно реализовать за то время, что есть в нашем распоряжении. Кроме того, как и у других команд, наши ресурсы ограничены, поэтому приходится расставлять приоритеты. Будущее покажет, насколько правильно мы это сделали.

Роб Маршалл

Роб Маршалл: Нам предстояло определиться, что именно нужно делать, чтобы создать самую быструю машину, ведь команды наверняка будут предлагать разные инженерные решения. И нужно постараться, чтобы наши решения были самыми лучшими.

Вопрос: Удастся ли Red Bull Racing сократить отставание от ближайших соперников?
Пьер Ваше: В прошлом году мы подтвердили, что умеем создавать эффективное шасси. В ситуации, когда меняется технический регламент, мы можем надеяться, что команда сможет бороться с лидерами.

Роб Маршалл: Надеемся, что нам удастся подобраться ближе к лидерам. В какой-то мере мы добились этого уже в 2016 году, поэтому рассчитываем, что в этом сезоне сможем ещё больше сократить отставание.

Пол Монаган: Технический регламент меняется, но наше стремление выиграть чемпионат остаётся неизменным. Получится или нет – ответ на этот вопрос мы узнаем в ноябре 2017 года.

Вопрос: За счёт чего повысится скорость машины в этом сезоне?
Роб Маршалл: Ожидается, что машины будут преодолевать круги на 3-5 секунд быстрее, чем в прошлом году. В основном это произойдёт за счёт повышения скорости прохождения поворотов, что связано с увеличением прижимной силы. Но также при этом вырастет лобовое сопротивление, поэтому скорости на прямых несколько снизятся, что может сыграть на руку тем командам, которые располагают самыми мощными силовыми установками. Их машинам будет несколько проще преодолевать возросшее сопротивление воздуха. Но в основном результаты прохождения кругов улучшатся за счёт повышения скоростей в поворотах.

Эдриан Ньюи: Такие повороты, как Copse в Сильверстоуне или 9-й в Барселоне мы уже не считаем поворотами, а лишь изгибами прямых отрезков. Вообще этот процесс идёт постепенно, и его проявления мы уже видели, ведь раньше Eau Rouge в Спа считался очень сложным поворотом, а теперь это просто изгиб на прямой. С увеличением прижимной силы и повышением уровня сцепления эта тенденция продолжится.

Вопрос: Есть ли какие-либо решения, опробованные в 2016 году, которые можно использовать и в 2017-м?
Пол Монаган: Если в прошлом году мы добились существенного прогресса по сравнению с 2015-м и понимаем, за счёт чего это произошло, то вполне можно следовать этой же философии и дальше.

Пьер Ваше

Пьер Ваше: В 2016-м мы построили быструю машину, научились с ней работать, и это не меняется при переходе на новый технический регламент. Наши подходы и методы остаются прежними.

Вопрос: Ожидаете ли вы роста результатов за счёт повышения эффективности силовой установки?
Эдриан Ньюи: В межсезонье мотористы Renault вновь неплохо поработали, поэтому мы рассчитываем, что отставание от наших главных соперников будет сокращаться.

Пьер Ваше: В 2016-м наши поставщики силовых установок добились существенного прогресса и обещали, что в этом году будут работать не менее эффективно. Уже это позволит нам подобраться ближе к лидерам, и можно надеяться, что за счёт нашего шасси мы сможем вступить в борьбу за победы.

Вопрос: Какие сложности пришлось преодолевать конструкторам шасси из-за перехода на новые, более широкие шины?
Роб Маршалл: Во-первых, с переходом на более широкие шины увеличилось лобовое сопротивление, и мы приложили много усилий, чтобы минимизировать эти последствия.

Пьер Ваше: Самое главное, новые шины будут обеспечивать более уверенное сцепление с трассой, что в свою очередь влияет на подвеску, которую надо было сделать более жёсткой.

Вопрос: Какими аспектами работы над машиной RB13 вы особенно довольны?
Эдриан Ньюи: Надеюсь, машина получилась столь гармоничной, что невозможно выделить какую-то одну область, которая получалась наиболее удачно. Всё работает как единое целое.

Пол Монаган: Машина скомпонована очень аккуратно и тщательно, выглядит она очень привлекательно. Положения регламента, касающиеся геометрии корпуса, позволили улучшить эстетику, но если заглянуть внутрь машины, то можно увидеть, что и там всё детально проработано. Словом, все области машины, от переднего крыла до заднего, выполнены просто прекрасно.

Вопрос: Машина получила индекс RB13 – значит, вы не суеверны?
Пьер Ваше: В Формуле 1 нет места суевериям. Формула 1 – это инженерное искусство, это гонки, и она не должна зависеть от везения. По крайней мере, я так считаю. Если вы построили быструю машину, и у вас хорошие гонщики, обычно это значит, что вы будете бороться за победы.

Пол Монаган: Однозначно, это меня не тревожит. Наша цель – победа в обоих зачётах чемпионата, и если это произойдёт с машиной, которая называется RB13 – что ж, прекрасно!

Эдриан Ньюи: Я не суеверный. Первая машина, за создание которой я отвечал в McLaren, называлась MP4/13, и она выиграла оба чемпионата.

Вопрос: Какие главные ожидания вы связываете с предстоящим сезоном?
Эдриан Ньюи: Будет здорово, если в 2017 году несколько изменится расстановка сил. А если Red Bull Racing удастся выйти вперёд – это просто фантастика! Очень интересно, как в этом сезоне будет проходить соперничество команд.

Дэн Фэллоуз: В 2017 году заметно повысилась роль аэродинамики, и я, разумеется, убеждён, что наш отдел аэродинамики – лучший в Формуле 1. Я верю, что в этой области мы можем соперничать с кем угодно. Так что я действительно в предвкушении той борьбы, которая нам предстоит в новом сезоне.

Текст: . Источник: пресс-служба Red Bull Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости