Макс Ферстаппен: Я всегда уверен в себе

Макс Ферстаппен

Перед началом гоночного уик-энда в Бахрейне Макс Ферстаппен прокомментировал некоторые итоги Гран При Турции, рассказал о настрое перед 15-м этапом сезона, а также подчеркнул, что для него нет особой разницы, завершит он сезон на третьем месте или на втором.

Вопрос: Начнём с того, что вернёмся к событиям Гран При Турции: трудная была гонка…
Макс Ферстаппен: Да, там всё сложилось не очень здорово, но так иногда бывает, понимаете…

Вопрос: Какие уроки и вы, и команда можете извлечь из опыта такого уик-энда?
Макс Ферстаппен: Я отправлялся в Турцию с большими ожиданиями, поэтому жаль, что так получилось, хотя на самом деле мне в этой стране понравилось. Что касается уровня сцепления на трассе с таким покрытием, то это была просто катастрофа.

Если же говорить о гонке, о том, чему она могла научить… На каждом Гран При можно чему-то научиться, но это был один из тех дней, когда казалось, что всё идёт не так. Сначала мою машину развернуло, на резине образовались проплешины; кроме того, на трассе была лишь одна траектория, по которой можно было ехать. Поэтому по-настоящему бороться и обгонять возможности не было.

Потом трасса никак не подсыхала, и перейти на слики мы не могли. В общем, если честно, это был неприятный день, и, конечно, не тот результат, на который мы рассчитывали. Но иногда всё складывается вот так. Впрочем, до этого мы много раз добивались хороших результатов, и всё шло нормально.

Но иногда даже нужен такой уик-энд, когда что-то не получается… Впрочем, в пятницу и начале субботы дела шли неплохо, но иногда бывает, что в воскресенье не удаётся добиться желаемого, причём по многим причинам.

Вопрос: Насколько вы были уверены в своих силах, когда сидели за рулём машины в ожидании старта турецкой гонки?
Макс Ферстаппен: Я всегда уверен в себе, вне зависимости от того, с какой позиции стартую – с 1-й, 2-й или с 3-й. Мне не хочется об этом много говорить, но мне не нужна какая-то особая уверенность.

Вопрос: Перейдём к предстоящему уик-энду: в Бахрейне вы ещё никогда не поднимались на подиум – есть надежда, что вы сможете впервые это сделать?
Макс Ферстаппен: Это было бы здорово! Вообще-то я в любом случае рад сюда вернуться, ведь здесь отличная погода. Надеюсь, что этот уик-энд сложится удачно.

Вопрос: Конечно, вы слышали о кончине Диего Марадоны. Он стал звездой футбола в молодом возрасте, ему пришлось выдержать серьёзный прессинг, ведь все буквально рвали его на части. Возможно, ваша ситуация в этом плане не столь сложна, но как вы справляетесь с подобным прессингом, ведь вы очень молодой гонщик, но уже добившийся широкой известности?
Макс Ферстаппен: Самое главное, надо, чтобы вас окружали правильные люди, которые должны ограждать вас от подобных вещей. Разумеется, это было другое поколение, и мы говорим о разных видах спорта. Кроме того, я живу в Монако, где у меня не так много болельщиков. В любом случае обо всём, что происходит вокруг меня, заботятся мой менеджер, мой отец, а также немало других людей.

Благодаря этому прессинг такого рода чувствуется вовсе не так сильно. С другой стороны, я люблю дело, которым занимаюсь, и, если честно, просто живу своей жизнью. Кроме того, плюс ситуации с пандемией в том, что никто не стремится близко подойти и потрогать тебя! Но если серьёзно, то вокруг тебя должны быть люди, которые тебя поддерживают.

Вопрос: Вы с напарником предъявляете к машине одинаковые требования в стремлении добиться более высоких результатов?
Макс Ферстаппен: Да, в основном нам не хватает сцепления, и хотелось бы побольше мощности. Гонщикам никогда не хватает ни сцепления, ни мощности!

Вопрос: После Гран При Турции вы сказали, что, возможно, это был ваш последний шанс побороться за победу. Вы имели в виду какие-то особенности стамбульской трассы и условия, в которых проходила гонка, или скорее речь шла о характеристиках трасс в Бахрейне и Абу-Даби, которые лучше подходят машинам Mercedes?
Макс Ферстаппен: Не помню, чтобы я такое говорил, если честно. На самом деле, шансы есть всегда, хотя исторически так сложилось, что в Бахрейне у нас никогда не было реальных возможностей побороться за победу. Но вскоре узнаем, как будет на этот раз.

Вопрос: Год назад команда Red Bull Racing одержала свою третью победу с двигателями Honda, и тогда казалось, что в 2020-м вы будете реальным претендентом на титул. Когда вы окончательно поняли, что этим надеждам не суждено сбыться? И почему так произошло?
Макс Ферстаппен: (после паузы) После первой гонки. Уже тогда стало вполне понятно, что мы слишком сильно отстаём. Что касается второго вопроса, то я не знаю, как на него ответить. Если бы мы знали, почему отстаём, то уже давно что-то предприняли бы. Нет никаких сомнений, все в команде очень упорно работают, хотя, конечно, соперники тоже трудятся не меньше. Понятно, что мы в роли догоняющих, но сложно выделить конкретную причину отставания.

Вопрос: Если бы в начале сезона кто-нибудь вам сказал, что в первых 14-ти гонках вы одержите только одну победу, как бы вы отреагировали?
Макс Ферстаппен: Думаю, я вообще не стал бы никак реагировать, потому что никто не может давать таких прогнозов. Нет никакого смысла рассуждать на подобные темы. Я всегда говорю: поживём – увидим. А если кто-то пытается что-то предсказывать, это вообще ничего не значит.

Вопрос: В своё время отец вас многому научил. Но сейчас, когда он вновь тестирует гоночные машины, может быть, уже вам пора давать ему советы? Йос по-прежнему быстр?
Макс Ферстаппен: Думаю, да! Хотя, конечно, если вы долго не практикуетесь, ощущения притупляются, но сейчас, когда он более регулярно садится за руль, видно, что с каждым разом он пилотирует всё лучше и лучше. Но я получаю удовольствие, если мне чем-то удаётся поделиться с отцом. Мы в какой-то степени поменялись ролями. В своё время, когда я что-то делал неправильно, он сильно на меня сердился…

Вопрос: А теперь вы на него кричите?
Макс Ферстаппен: Да, такое иногда случается! Но мы общаемся по-хорошему и потом всё время смеёмся. Бывает, сначала он садится за руль, а я занимаю пассажирское кресло, а потом мы меняемся местами. Всё это весело! Здорово, что мы можем заниматься всем этим по-семейному.

Вопрос: Объясните для тех, кто не в курсе: на каких машинах вы с отцом катаетесь?
Макс Ферстаппен: На гоночных! (смеётся)

Вопрос: Ага, понятно, значит, вам нельзя об этом говорить. Тогда переходим к следующему вопросу: по ходу Гран При Турции у вас были проблемы из-за настроек переднего крыла. Кроме того, условия на трассе были сложные. Но в целом у вас было ощущение, что в тот уик-энд команде удалось сделать шаг вперёд в работе с машиной?
Макс Ферстаппен: Всегда сложно об этом говорить, поскольку условия были специфические, но у нас действительно были причины для оптимизма, поэтому мне хочется поскорее приступить к работе в Бахрейне, ведь об этой трассе у нас больше информации. Хочется проверить, как машина себя покажет здесь, но я полагаю, что всё будет хорошо.

Вопрос: В личном зачёте чемпионата вы уступаете Валттери Боттасу 27 очков. Насколько вы уверены, что сможете его догнать?
Макс Ферстаппен: Посмотрим. На самом деле, закончу я чемпионат на втором месте или на третьем, особой роли не играет. Я просто хочу показывать хорошие результаты. Если это будет означать, что я останусь третьим, но проведу под конец сезона несколько неплохих гонок, я буду доволен.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости