Евгений Касперский: "Ferrari мне очень близка по духу!"

Евгений Касперский и команда Ferrari, Гран При Абу-Даби, 2010 год

Сотрудничество «Лаборатории Касперского» с Ferrari началось в мае прошлого года: логотипы российской компании появились на алых спорткарах, участвовавших, в том числе, в легендарном марафоне «24 часа Ле-Мана». В ноябре того же года компания сделала следующий шаг: стала спонсором, точнее сказать, партнером Скудерии, преумножив и без того заметное присутствие нашей страны в Формуле 1.

В эксклюзивном интервью F1News.Ru Евгений Касперский рассказал о том, с чего начиналось это сотрудничество, какую выгоду приносит, и как будет развиваться в дальнейшем…

Вопрос: Говорят, бизнес – дело серьезное, требующее исключительно точного расчета и не допускающее эмоций при принятии решений. Однако, когда в различных интервью, рассказывая об отношениях «Лаборатории Касперского» с командой Ferrari, вы заметно оживляетесь. Такое ощущение, что история со спонсорством Скудерии как-то особенно дорога вам лично и вызывает весьма позитивные чувства? Так ли это?
Евгений Касперский: Точный расчет без эмоций – это относится к финансовой отчетности. Хотя не исключаю, что в тех индустриях, которые имеют многолетнюю историю, где все понятно и стабильно, требуется больше расчета, и должны быть четкие планы.

Если же говорить о компьютерной индустрии, особенно, о её безопасности, то здесь всё меняется очень быстро, и больше нужны интуиция и инновации. Например, еще пять лет назад не было социальных сетей, не было iPad…

Планы, конечно, тоже нужны. Должна быть цель и понимание, как идти к ней, но к этим планам нужно относиться творчески. Можно сказать, что контракт с Ferrari – пример такого творческого подхода.

Почему Ferrari? У нас бывают неожиданные проекты. Например, мы снарядили международную женскую антарктическую экспедицию, и наши лыжницы больше месяца шли к Южному полюсу. Мы и футбольные команды спонсируем, а иногда устраиваем очень забавные мероприятия, например, интернет-конференцию в Урюпинске.

Мой подход следующий: бизнес и fun. Встряхнуть, но не смешивать! Поэтому я всегда стараюсь сделать так, чтобы работы было много, она была интересной, а бизнес – успешным. Работа должна доставлять удовольствие, быть «по кайфу»!

Вопрос: Можно ли узнать поподробнее, как завязались отношения с Ferrari, как развивались и в какой фазе находятся сейчас? У многих существует представление, что спонсор просто платит деньги за размещение своих логотипов на машинах – и всё. Очевидно, все намного сложнее?
Евгений Касперский: Конечно. Во-первых, как получилось, что мы подружились с Ferrari? В какой-то момент стало понятно, что пора выходить на гораздо более интересные и серьезные проекты, чем то спонсорство, которым компания занималась раньше. Нужно было искать новые возможности, новые пути. Когда мы начали пристально смотреть на Европу, то буквально сразу обратили внимание на Формулу 1, ведь это именно то мероприятие, где обязательно надо присутствовать.

Мы пришли в Формулу 1, практически ничего о ней не зная, и ни с кем не были знакомы. Стали изучать, и оказалось, что Ferrari – самая правильная команда, с которой стоит работать. Потому что, когда говорят «автоспорт» – это, все-таки, Формула 1. Когда говорят «Формула 1» – это Ferrari.

Общаясь с Ferrari, я был удивлен доброжелательным подходом и предельно честным ведением бизнеса. Нас сразу предупредили: это очень дорогое и серьезное дело. Мы вам рекомендуем: сначала посмотрите, что это такое. Понравится – пойдем дальше. Не понравится – вы с минимальными потерями просто выйдете из этого проекта. Нам понравилось, и сейчас у нас уже второй этап сотрудничества с Ferrari.

Спорткар Ferrari с логотипом "Лаборатории Касперского"

В прошлом году наш логотип был на машинах Ferrari, выступавших в гонках в Ле-Мане, а сейчас мы спонсоры Scuderia Ferrari, команды Формулы 1, и у нас гораздо более широкие возможности для сотрудничества. Это не только наше присутствие на гонках, не только логотипы на машинах, возможность приглашать на Гран При гостей, партнеров, журналистов или лучших сотрудников компании, – это и такие проекты, как наш специальный защитный продукт Kaspersky Internet Security Special Ferrari Edition, который мы только что запустили в этом году.

Вопрос: В лексиконе некоторых команд нет слова «спонсор», а есть слово «партнер», чем подчеркивается, что сотрудничество сторон носит более широкий характер, чем просто рекламный контракт. Можно ли считать Вашу компанию технологическим партнером Ferrari, или, может быть, есть такие планы на будущее?
Евгений Касперский: Если говорить про нашу работу с Ferrari, то это, конечно, партнерство. Наш проект коммерческий, и мы получаем большую выгоду. Это не просто стимулирует наших сотрудников, партнеров, клиентов, это не только fun, который мы все вместе получаем, тем самым поддерживая дух нашего сообщества, а я люблю это слово, рассказывая о нашем бизнесе. Это еще и наши совместные проекты, такие, как Kaspersky Internet Security Special Ferrari Edition, который не мог бы получиться без партнерства с Ferrari.

К сожалению, пока наше партнерство ограничивается этим, но это только самое начало. Я не исключаю, что будут и более серьезные проекты, уже технологические. Ferrari, если говорить о гоночных автомобилях, да и не только о гоночных, состоит из трех компонентов: это, собственно, «железка», заправленная бензином, пилот и очень большой компьютер. Электроники очень много: куда ни ткни – попадешь в бит, байт или мегабайт (смеется).

Поэтому я надеюсь, что наше сотрудничество перейдет на более глубокий технологический уровень. В первую очередь, конечно, речь идет об обеспечении безопасности бортовых и всех остальных систем, которые работают во время гонок.

Вопрос: Часто ли вы ездили на Гран При до того, как стали партнером Ferrari? Часто ли ездите на гонки сейчас? Насколько глубже понимаете Формулу 1 как спортивное явление, насколько изменились ваши представления об экономике этого спорта, который считают едва ли не самым дорогим в мире?
Евгений Касперский: До того, как мы начали работать с Ferrari, я бывал на гонках эпизодически. Поймите меня правильно: я не являюсь большим фанатом, не слежу каждый день за турнирной таблицей, даже не всех гонщиков по именам знаю. Но мне, как и любому мужчине, автоспортивные мероприятия доставляют особый кайф. Раньше я смотрел на гонки с этой точки зрения. Но когда мы начали работать с Ferrari, я стал лучше разбираться в том, что происходит, начал понимать элементы стратегии.

Насколько глубоко я себе это представляю? Конечно, это все пока на начальном этапе. С чем бы сравнить? Например, кто-то только начал заниматься дайвингом, а его уже спрашивают: насколько хорошо вы понимаете глубину океана? Можно сказать, что автогонки – это океан, а я только начал заниматься дайвингом.

Вопрос: Видимо, все впереди! Но у вас уже сейчас сложились какие-то человеческие отношения с командой, с ее руководителями, может быть, с гонщиками, выходящие за рамки чисто делового контракта? Ваше впечатления об этих людях?
Евгений Касперский: Конечно, сложились. Мне очень понравился дух Ferrari, но не только спортивной команды. Когда я посещал завод, разговаривал с людьми, занятыми на производстве в Маранелло, у меня было ощущение, что я попал к себе в компанию.

Логотип "Лаборатории Касперского" на машине Ferrari

Очень странно: мы занимаемся компьютерами, они занимаются автомобилями, у нас корпоративный цвет зеленый, у них – красный. Мы совершенно разные, а вот дух – тот же самый. Когда я ходил по цехам, разговаривал с людьми, возникало ощущение, что это мои сотрудники, – такие же открытые, веселые, прогрессивно мыслящие. С ними просто приятно быть вместе.

Вопрос: Участие нашей страны в Формуле 1 становится все более заметным: в чемпионате мира выступает российский гонщик, есть даже команда, выступающая под российским флагом; в 2014-м готовимся принять первый национальный Гран При. Есть ли планы стать более заметным игроком на этом рынке?

Евгений Касперский: Нет однозначного ответа на этот вопрос. Я отвечаю «да» и «нет» одновременно. Во-первых, мы все-таки новички в автогонках, в этом бизнесе, и еще не до конца понимаем, что здесь происходит, и как надо правильно себя вести. Поэтому мы пока учимся.

Во-вторых, мы придерживаемся долгосрочных отношений и не любим прыгать с одной лошадки на другую: если договорились с кем-то – будем развивать эти отношения стратегически, – применю такой термин. Но это не исключает того, что в будущем мы подружимся и с другими командами, будем участвовать не только в Формуле 1 и гонках GT, но и в других мероприятиях, причем, не только спортивных. Почему нет? Поживем – увидим. Но, думаю, все это будет не в этом году…

Вопрос: Нас ожидает по-своему историческое событие: команда Ferrari впервые приезжает в Россию, чтобы провести показательные выступления в рамках традиционного гоночного праздника Moscow City Racing. Какую роль сыграли вы и ваша компания, чтобы это стало возможным?
Евгений Касперский: Я человек очень скромный, и не хочется особенно распространяться по поводу того, что именно мы сделали. Поэтому отвечу очень коротко: наше участие в проекте – самое непосредственное. Не исключаю, что без нашего участия, может быть, этого и не было бы.

Вопрос: Кто будет представлять Скудерию в России, кто из гонщиков или тест-пилотов приедет в Москву, будут ли здесь руководители команды? Наконец, есть ли информация о том, что за машина будет использоваться в ходе шоу?
Евгений Касперский: Я точно знаю, что должен приехать Джанкарло Физикелла, и кататься он будет на прошлогодней F10. Это лучшая машина, которую команда может привезти.

Вопрос: Какой эффект, экономический, политический или рекламный, предполагает получить ваша компания от участия в Moscow City Racing?
Евгений Касперский: Во-первых, это очень серьезный проект, который просто хочется взять – и сделать. Это проверка себя, своих сил. Мы крупная и успешная компания, которая занимается бизнесом на международном уровне, но привезти в Россию команду Ferrari… В тяжелой атлетике, чтобы взять серьезный вес, к нему надо сделать подход, красиво поднять, а потом так же красиво положить на помост.

Нам очень хочется, чтобы все получилось и прошло хорошо, поэтому есть такой охотничий азарт. Кроме того, этот проект отлично
работает на укрепление нашего бренда. Мы – российская компания, сумевшая выстроить международный бизнес, причем, такой, который может себе позволить привезти Ferrari в Москву.

Вопрос: Сегодня логотип «Лаборатории Касперского» украшает носовой обтекатель гоночных машин Ferrari: не мечтаете ли вы, чтобы в будущем компания стала титульным спонсором Скудерии? Представляете, как это будет красиво звучать: Kaspersky Scuderia Ferrari? Или, может быть, титульным спонсором будущего Гран При России?
Евгений Касперский: (смеется) Мне некомфортно говорить о подобных планах… Вот вы сказали «обтекатель», поэтому я отвечу обтекаемо: амбиции наши не имеют границ.

Евгений Касперский

Вопрос: Доводилось ли лично пробовать Ferrari на трассе? Речь, наверное, не о машине Формулы 1, а о спорткарах, предназначенных для кольцевых гонок…
Евгений Касперский: Конечно, доводилось, и неоднократно. Получал огромное удовольствие. Поверьте – словами этого не передать. Но пока не попробуешь лично, не откатаешь по треку свои часы, пока у тебя не будут трястись руки, а все мышцы – болеть, этого не поймешь…

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости