Мониша Кальтенборн о путях снижения расходов в Формуле 1

Мониша Кальтенборн

В интервью Auto Motor und Sport руководитель команды Sauber Мониша Кальтенборн подробно рассказала, в чём состоит идея ограничения бюджетов команд Формулы 1, и почему без её реализации чемпионат могут ждать сложные времена...

Вопрос: Разговоры об ограничении бюджетов в Формуле 1 идут давно. Почему, на ваш взгляд, это единственное разумное решение?
Мониша Кальтенборн: Концептуально позиция проста: расходы в Формуле 1 нужно сокращать. Сложность заключается в том, как это сделать, чтобы при этом Формула 1 не потеряла своей привлекательности, которую дают ей технологии. Вторая задача – реализация и контролируемость такой системы. Я думаю, что обе проблемы решаемы.

Независимо от того, какие меры вы предпринимаете, сначала нужно понять, как они повлияют на спорт. Я против «уравниловки». Привлекательность Формулы 1 состоит и в том, что команды работают по-разному. Я вовсе не призываю всё стандартизировать. Кое-что можно унифицировать без серьёзных последствий – какие-то вещи, которые не сделают из вас чемпиона мира. Но в Формуле 1 привлекает именно то, что каждая команда может привнести свои собственные идеи. И что в правилах ещё сохраняется определённая свобода. Необходимо её сохранить. Возникает вопрос: если правила допускают только определённую модернизацию или ограничивают, например, количество антикрыльев, то как это контролировать?

Вопрос: То есть вы предлагаете общее ограничение бюджета, в пределах которого, однако, будет относительно много свобод?
Мониша Кальтенборн: Да. Мы всегда поддерживали идею ограничения бюджетов. Причём, вы должны чётко регламентировать, какие области сюда включены. К примеру, часто обсуждается вопрос, должны ли входить в этот ограниченный бюджет зарплаты пилотов. На мой взгляд, с пилотами нужно использовать достаточно гибкую политику. Их зарплату не обязательно включать в ограничение. Да, рынок определяет стоимость. Гонщик всегда стремится получить хорошую машину. И он готов получать меньше денег, если в его распоряжении окажется лучшая машина. Вот почему я думаю, что всё относительно. С моей точки зрения, зарплата гонщика не должна подпадать под ограничение бюджетов, но даже если будет иначе, я уверена, что ограничение обеспечит относительную свободу и гибкость.

Вопрос: Некоторые говорят, якобы часть привлекательности Формулы 1 в том, что инженеры могут тратить миллионы на самые сумасшедшие идеи, которые не были бы возможны с меньшим количеством денег. Что вы об этом думаете?
Мониша Кальтенборн: Я не думаю, что это кого-то привлекает. Если вы посмотрите на текущую экономическую ситуацию в мире, то увидите, что нельзя привлечь болельщиков, заявляя: «Если я не потрачу 200 миллионов, то не смогу ничего добиться». Он скорее будет думать, насколько это безответственно, когда в других отраслях все стремятся сократить расходы. Я думаю, что нам придётся снова доказывать себе и спорту свою ответственность. Мы – лишь малая часть большого мира.

Вопрос: Насколько мы всё же близки к тому, что расходы будут ограничены? Бывший президент FIA Макс Мосли уже пытался ввести подобное...
Мониша Кальтенборн: Я думаю, что на этот раз вероятность существует. Мы, конечно, пока не готовы ввести жёсткое ограничение, но у нас была бы основа. И на самом деле RRA (соглашение об ограничении ресурсов) тоже могло бы стать основой, которая лимитирует сначала определённые вещи и вводит небольшие ограничения на расходы, а в конечном счёте сводит их вместе. Я думаю, что если FIA будет готова построить что-то на такой основе, мы смогли бы очень быстро это реализовать. Можно найти оптимальное решение – например, начать с достаточно больших бюджетов, и постепенно их уменьшать.

Вопрос: У вас есть конкретные предложения, с какой суммы можно было бы начать и к какой в итоге прийти?
Мониша Кальтенборн: Я не думаю, что изначальная сумма так уж важна. Поначалу речь неизбежно будет идти о сотнях миллионов евро, прежде чем она уменьшится до разумных значений. Второе гораздо более важно.

Вопрос: Но, в конце концов, сумма должна исчисляться десятками миллионов?
Мониша Кальтенборн: В идеале – да.

Вопрос: Вы упомянули, что важным вопросом будет контроль за бюджетными расходами. Многие противники ограничения утверждают, что проконтролировать их будет невозможно.
Мониша Кальтенборн: Я не согласна с этим. Мы все предприниматели и должны вести бухгалтерский учёт. По нему можно отслеживать все операции. Тот, кто вписывает туда неверные числа, всегда рискует. Есть определённые принципы оценки, как, например, при амортизации. Всё это не ново для Формулы 1, потому что все мы должны рассматривать себя как обычные компании. Мы должны определить стоимость всех вещей или принять их рыночные цены, и тогда свобода оценки операций будет ограничена.

Мы уже сталкивались с подобными проблемами, например, при оценке внутрикомандных операций. Стоимость не так уж трудно установить. Мы делаем это не в первый раз. Однако бухгалтерский учёт, который так или иначе должны вести все – только один из способов контроля. По моему мнению, работоспособность системы сильно зависит от размера штрафов. Если установить большие штрафы, то команды хорошо подумают, прежде чем что-то нарушать. Речь не обязательно только о денежных штрафах, но и о спортивных.

Кроме того, должны быть и спортивные выгоды. Помимо прочего, между командами есть определённая текучка кадров. Поэтому всем придётся тщательно взвесить, стоит ли нарушать правила. В принципе, это касается любой правовой системы. Хороший пример – дорожное движение. В стране, где штрафы составляют лишь несколько евро, они никого не волнуют. Нарушая ограничение скорости, вы просто принимаете это во внимание. Однако, если штраф составляет несколько сотен евро, все следят за тем, как быстро они едут. Точно такой же принцип и здесь.

Вопрос: Вы затронули тему бухгалтерского учёта. Представим, что команда официально указывает, что зарплата главного инженера - 1 млн. евро. Однако из другого источника он получает ещё 10 млн. Можно ли обнаружить такое мошенничество через третьих лиц?
Мониша Кальтенборн: Прежде всего, компания должна будет сделать заявление, что ничем подобным она не занимается. Для меня, однако, тема персонала – принципиально другой вопрос, который необязательно регулировать в этих рамках. Если кто-то думает, что технический директор стоит таких больших денег, пусть платит. Задача высокооплачиваемого инженера должна заключаться в том, чтобы работать в рамках ограничения бюджета. Если он хорош в этом, то почему нет.

Мы не хотим ограничивать свободы, которые касаются рынка труда. Мы главным образом сосредоточены на технологиях. Там тут же бросится в глаза, если кто-то вдруг заявит, что он тратит меньшую сумму за определённые вещи. Самое позднее, когда это выяснится – когда кто-то из сотрудников перейдёт в другую команду. Кроме того, должна быть независимая структура, которая будет это контролировать.

Вопрос: Вы видите проблему в том, что производители автомобилей, такие как Ferrari и Mercedes, смогут передавать часть работ в другие свои подразделения?
Мониша Кальтенборн: Это непростая проблема. Отследить это трудно. Но как я уже говорила, всегда есть определённая текучка кадров. И я уверена, что такие крупные бренды дважды подумают о том, хотят ли они рисковать однажды попасться и оказаться у позорного столба. Вряд ли это соответствует их маркетинговой политике.

Вопрос: Каковы шансы, на ваш взгляд, что ограничения бюджетов будут введены в ближайшем будущем? Сами ли команды должны договориться об этом, или ставка здесь скорее на FIA?
Мониша Кальтенборн: Решение должно прийти сверху, сами мы никогда не договоримся. Я полагаю, что это произойдёт скоро. Болельщики уже сейчас критикуют нас за то, что мы делаем. Они больше не могут этого понять. И мы рискуем, что команды за пределами топ-4 не смогут собрать бюджет. Это будет плохо для Формулы 1.

Вопрос: Вы полагаете, что если ограничение на расходы не появится, небольшие команды пострадают?
Мониша Кальтенборн: Думаю, что это уже произошло. Такая система не может работать.

Вопрос: Что вы думаете по поводу идеи поставки клиентских машин?
Мониша Кальтенборн: Это уничтожит Формулу 1. Основная концепция чемпионата всегда была связана с конструкторами. Если изменить этот базовый элемент, она просто перестанет работать. Мы не можем идти по пути DTM, мы иначе устроены.

Представьте себе, что у нас четыре машины Red Bull и ещё по две команды на Mercedes и Ferrari. Тогда такая топ-команда, как McLaren, в этом году не набрала бы ни одного очка. Сколько их инвесторов и партнёров захотели бы в этом участвовать? Любой крупный спонсор скажет: «Я не буду платить деньги за то, чтобы остаться без очков по итогам чемпионата». Другой момент – для болельщиков спорт больше не будет привлекателен, а значит доходы команд упадут, в то время как расходы останутся столь же высокими.

Вопрос: По каким причинам идея ограничения бюджетов до сих пор не реализована? Из-за лобби топ-команд в FIA?
Мониша Кальтенборн: Это следствие давления со стороны топ-команд, которым придётся менять методы работы. Но им стоит определиться, хотят ли они продолжать в том же духе и, в конечном счёте, навредить сами себе. И не только в долгосрочной, но и в среднесрочной и краткосрочной перспективе. Или же они готовы согласиться на что-то более разумное. Может быть, какие-то изменения произойдут в связи с подписанием нового Договора Согласия. Раньше руководство Формулы 1 никак не регулировалось. Оно словно было подвешено в воздухе. Сейчас, как мы надеемся, что-то изменится.

Вопрос: Допустим, команды договорились, и в FIA тоже готовы сказать своё слово. С какого сезона можно было бы реализовать эту идею?
Мониша Кальтенборн: Я думаю, что вполне возможно уже с 2015 года. Многочисленные изменения, которые ждут нас в следующем году, дадут нам неплохой опыт. Будет очень важно, чтобы FIA своевременно утверждала планы технических изменений. В последние годы не раз бывало, что кто-то придумывал какую-то техническую новинку, и всем приходилось тратить деньги на то, чтобы её скопировать. А на следующий год эта идея запрещалась, и деньги, таким образом, пускались на ветер. Если бы можно было просто утвердить график, то команды тоже работали бы совершенно иначе.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости