Жак Вильнев: "Я многое бы сделал по-другому..."

Жак Вильнев с женой Джоанной в паддоке Гран При Канады

Вы, наверное, помните этого ворчуна, который в 1997-м году стал чемпионом мира? Вы удивитесь, но сегодня Жак Вильнев – музыкант, который болеет за Алонсо и мечтает спеть хором с Михаэлем Шумахером! Об этом он рассказал в интервью F1 Racing, составленном по вопросам читателей журнала.

Жаку скоро сорок, но он пышет здоровьем и расположен к общению. А о том, что со времен его чемпионства прошло больше десяти лет, напоминает разве только седоватая щетина.

Рубашка сидит на нем, как всегда, мешковато, и этот «фирменный» свободный стиль только подчеркивает его миниатюрную комплекцию. Впрочем, может быть, он и одевается, как мальчишка, однако в последние два года преследует весьма честолюбивую цель: Жак стремится попасть в пантеон гоночной славы и стать вторым, после Грэма Хилла, гонщиком, которому покорится Indy 500, Формула 1 и Ле-Ман.

В прошлом году, когда Вильнев впервые принял участие в знаменитом 24-часовом марафоне, он не смог добраться до финиша. В этом году экипаж Peugeot, в состав которого входил и наш герой, закончил гонку вторым, уступив Audi. Возможно, в третий раз, в 2009-м году, ему повезет. Впрочем, он дал себе зарок бороться до победного конца. Жак никогда не стеснялся говорить то, что думает…

Вопрос: Что вам ближе: Indycar, Формула 1 или Ле-Ман?

Жак Вильнев: Все зависит от того, в какой фазе карьеры вы находитесь, каковы внешние обстоятельства, какими возможностями вы располагаете. Думаю, есть только один человек, кто точно знает, чего хочет – Михаэль Шумахер, а все остальные, и я в том числе, зависят от того, в какую сторону дует ветер.

Я побеждал в Формуле 1 и в Indycar и пытаюсь выиграть в Ле-Мане, а следующим серьезным испытанием будет NASCAR.

Вопрос: Как бы вы сравнили ценность победы в Ле-Мане и вашего титула, завоеванного в 1997-м году?
Жак Вильнев: Здорово, если в твоем послужном списке есть Ле-Ман, но ничто, по-моему, не сравнится с чемпионским титулом в Формуле 1. Как и Indy 500, Ле-Ман – это все-таки отдельно взятая гонка, а не целый сезон.

Единственное, что может иметь такую же ценность – это титул в NASCAR: это очень трудный чемпионат, где выступает немало великолепных гонщиков, и надо много работать, чтобы добиться успеха. В Европе он очень недооценен, но зато в Штатах, например, считают, что в Формуле 1 все решает не гонщик, а электроника. Но это нормально. Разные миры – разные ценности.

Вопрос: Исходя из вашего опыта, какие качества нужны гонщику, чтобы добиться успеха в Формуле 1?
Жак Вильнев: Начнем с того, что идеальных гонщиков не бывает. Но такой человек должен обладать хладнокровием и выдерживать нервные нагрузки. Он должен уметь просчитывать риски. В значительной мере, гонки – это умение принимать правильные решения, например, обгонять или не обгонять, умение в нужный момент мгновенно просчитать степень риска.

Кроме того, гонщик должен уметь ехать медленнее, чтобы в итоге стать быстрее. Иногда ты можешь потерять несколько сотых, скорректировав настройки машины, но она станет удобнее в управлении, и ты будешь допускать меньше ошибок в ходе гонки. Умение это оценить и сделать нужные выводы тоже очень важно.

Хороший гонщик может добиться успеха в любом виде спорта, где необходимо хорошее чувство пространства.

Вопрос: Хорошо ли вы учились в школе?
Жак Вильнев: У меня были неплохие успехи по тем предметам, которые мне нравились: математика, физика и языки. А всякую лирику с патетикой я не любил!

Вопрос: Если бы у вас была возможность, что бы вы изменили в вашей карьере в Формуле 1?
Жак Вильнев: Конечно, я бы многое сделал по-другому, но что бы я от этого выиграл? Как знать? Всегда интересно прикинуть, как бы развивались события, поступи я так или этак. Но ведь все могло быть и хуже. И поскольку всегда есть такая вероятность, в своей жизни ничего нельзя переделывать.

Вопрос: Вы когда-либо сожалели о том, что ушли из Williams, где выиграли титул и столько гонок? Ведь потом не смогли одержать ни одной победы…
Жак Вильнев: Все думают, что я сам решил уйти из Williams – да у меня просто не оставалось выбора, если честно. Команда, в любом случае, не была во мне заинтересована.

Вопрос: Какой сезон в Формуле 1 был самым лучшим, а какой – худшим?
Жак Вильнев: Лучшим был 1997-й год, когда я выиграл титул. А худшим был 2003-й, мой последний год в BAR. Обстановка в команде была ужасной, машина постоянно ломалась…

Вопрос: Фондю или кленовый сироп?
Жак Вильнев: Фондю, одним кленовым сиропом не наешься!

Вопрос: Вам когда-нибудь хотелось выбить с трассы другого гонщика?
Жак Вильнев: Никогда, за все мои 20 лет в автоспорте. Конечно, ты максимально усложняешь сопернику жизнь, но не до такой же степени!..

Вопрос: Какая победа была для вас важнее: Indy 500 в 1995-м или чемпионский титул в Формуле 1?
Жак Вильнев: Наверное, победа в Индианаполисе была важнее, потому что благодаря ей я попал в Формулу 1. Не будь ее, вряд ли двери Williams распахнулись бы так легко, так что это была ключевая гонка моей карьеры. Но, в конечном итоге, моей главной целью с детства был чемпионский титул в Формуле 1.

Вопрос: Какой момент в вашей карьере в Ф1 был определяющим, если не говорить о победе в чемпионате?
Жак Вильнев: Обгон Михаэля по внешнему радиусу последнего поворота в Эшториле, в 1996-м. Не думаю, что в то время кто-то еще дерзнул бы попробовать подобный маневр, а я применил опыт, полученный на американских овалах. Мне представился шанс, я им воспользовался, и это было весело! Но потом никогда не пытался это повторить.

Вопрос: Вы сыграли большую роль в формировании BAR. Что вы испытали, когда вас уволили из команды, вами же и созданной?
Жак Вильнев: Это было неприятно, в основном потому, что я вложил в нее столько труда. Благодаря той работе, команда потом добилась успеха.

Вопрос: Вы выступали в разных гоночных сериях: чем, по-вашему, Формула 1 отличается от других видов автоспорта?
Жак Вильнев: Своими масштабами. Думаю, прежде всего, дело в том, что в Формуле 1 так много денег. Деньги способствуют ее популярности; кроме того, это международный чемпионат, в котором участвуют разные автоконцерны. Она сама себя финансирует.

Вопрос: Как можно сравнить выступления в музыкальной группе с выступлениями в Формуле 1?
Жак Вильнев: Когда ты занимаешься музыкой, ты независим. Тебе не надо вставать по утрам, если не хочешь, у тебя нет каких-то особых обязательств. Но если ты подписал гоночный контракт, ты должен его выполнять.

Вопрос: Вы любили попадать в аварии: какая из них вам запомнилась больше всего?
Жак Вильнев: Прежде всего, позвольте сказать, что я вовсе не любил попадать в аварии. В них нет ничего хорошего, это всегда больно. Но если уж аварии не избежать, то пусть она хоть будет красивой! У меня была пара серьезных переделок в повороте Eau Rouge, но не могу сказать, какая больше запомнилась.

Все зависит от причин, приведших к аварии. В Спа я бился, потому что пытался пройти этот поворот на полном газу. Когда я потом обсуждал это с другими гонщиками, они говорили: «Ты сумасшедший, для чего тебе это надо?» А я чувствовал себя эдаким мачо, и это было здорово!

Но если это глупая авария, то и гордиться нечем.

Вопрос: Чем бы закончился боксерский матч, если бы на ринг вышли Жак Вильнев и Михаэль Шумахер?
Жак Вильнев: Эээээ… Финал его был бы печальным и кровавым. Впрочем, я не боксер.

Вопрос: Детям знаменитостей часто живется несладко. Как отец повлиял на вашу карьеру и жизнь – позитивно или негативно?
Жак Вильнев: И так, и так. Мне проще открывать разные двери и находить спонсоров, но проблема в том, что у тебя нет времени на ученичество: ты оказываешься в центре внимания сразу, как только садишься за руль. У молодых гонщиков есть год-другой, чтобы освоиться, и никто при этом их не знает. И потом, когда они добиваются результатов, все говорят: «посмотрите на этого отличного молодого гонщика!» А парень, оказывается, выступает уже третий сезон.

Вот в чем проблема, если у тебя знаменитая фамилия: тебе приходится учиться в условиях прессинга. Но в итоге ты становишься сильнее и можешь выдерживать психологические нагрузки.

Вопрос: Было ли у вас когда-либо желание попросить совета у отца?
Жак Вильнев: Нет. В автогонках ты должен все делать сам. Когда ты садишься за руль, тебе уже никто ничего не подскажет, нужно уметь реагировать и принимать решения самостоятельно. Советы – опасная вещь.

Вопрос: У вас была мечта выступать за Ferrari, как ваш отец?
Жак Вильнев: Такой возможности не было, в любом случае, пока там был Михаэль. Так что я об этом не думал.

Вопрос: Что вы чувствовали, когда в 1997-м в Хересе Михаэль врезался в ваш Williams?
Жак Вильнев: Я этого ожидал. Главное, надо было сохранить машину, и я сосредоточился именно на этом.

Вопрос: Много было написано об особом командном духе, который умеет создать Фернандо Алонсо. Вы были его напарником в 2004-м, что скажете об этом опыте?
Жак Вильнев: Думаю, Фернандо отличный парень, он мне по-настоящему помогал. И все зависит от того, уважает ли тебя команда. Он пришел в McLaren, где его не уважали, хотя он двукратный чемпион мира. Ему ничего не оставалось, кроме как защищаться, и тут я его поддерживаю.

Вопрос: Правда ли, что вы до сих пор состязаетесь со своими друзьями-гонщиками, играя в онлайновые симуляторы?
Жак Вильнев: Да, бывает, что гоняемся с Энтони Дэвидсоном и с моим напарником по команде Peugeot Николя Минассяном. Или с Джоком Клиа, моим бывшим инженером, и еще с парой ребят из Honda. В какой бы точке мира мы ни находились, мы собираемся, и это здорово!

Вопрос: Кто был вашим лучшим и худшим напарником?
Жак Вильнев: Лучшим напарником за всю мою карьеру был Хайнц-Харальд Френтцен. Его взяли в Williams, чтобы он стал чемпионом мира, команда сосредоточилась на нем, и Патрик Хед тоже. Джок Клиа и я были предоставлены сами себе. И в итоге мы выиграли, так что для меня это был весьма полезный опыт. Но у меня были хорошие отношения и с другими напарниками. Например, я многому научился у Дэймона Хилла.

Вопрос: Кого из гонщиков вы уважаете больше всего?
Жак Вильнев: Из действующих гонщиков Формулы 1 я бы, пожалуй, назвал Алонсо.

Вопрос: Представьте себе, что вы, Дэймон Хилл и Михаэль Шумахер собрались вокруг костра, и у вас с собой гитара. Чем бы все закончилось: вы будете петь хором или подеретесь?
Жак Вильнев: Ну, мы бывали вместе на вечеринках, и проблем не было. Думаю, мы бы вместе спели какую-нибудь песню. Почему бы и нет?

Текст: . Источник: F1 Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости