Нико Хюлкенберг: В Майами я понял, что хочу вернуться

Нико Хюлкенберг

Во вторник Нико Хюлкенберг вернулся за руль Формулы 1 на тестах в Абу-Даби. Накануне гонщик Haas дал подробное интервью немецкому Auto Motor und Sport, в котором рассказал о трёхлетней паузе в карьере, возвращении за руль и ожиданиях от команды в 2023 году.

Вопрос: Вы вновь стали гонщиком Формулы 1. Что вы чувствуете?
Нико Хюлкенберг: Я испытываю приятные и знакомые эмоции – я счастлив.

Вопрос: За последние три года были моменты, когда вам казалось, что Формула 1 бесконечно далека?
Нико Хюлкенберг: Конечно, так было всегда, даже в этом году. В середине сезона у меня не было шансов на контракт. Я провёл две первые гонки за Aston Martin, но после шансов так и не появилось. Я не думал о возвращении, поскольку такой возможности просто не было, но внезапно шанс появился.

Вопрос: Когда вы поняли, что есть шанс вернуться?
Нико Хюлкенберг: После летнего перерыва.

Вопрос: Вы регулярно приезжали на трассу и со стороны смотрели на работу коллег-гонщиков. Насколько это было тяжело?
Нико Хюлкенберг: На самом деле, было не особо сложно. Очевидно, что я испытывал меньший прессинг, чем другие гонщики, но когда видел, как они пилотировали, у меня возникало ощущение, что я мог бы добиться большего в подобной ситуации. С этим уже было сложнее смириться, но всё изменится в следующем году.

Вопрос: Насколько важными оказались те пять этапов Формулы 1, в которых вы заменяли других гонщиков?
Нико Хюлкенберг: Очень важными. Не знаю, смог бы я вернуться без этих гонок. Когда вы выходите на старт, то руководители команд вас запоминают.

Вопрос: Насколько сложно было возвращаться за руль и в кратчайшие сроки показывать результат?
Нико Хюлкенберг: Совсем не просто, но нужно действовать по ситуации. Меня к этому готовили с самого детства. Я мог опираться на сочетание таланта и многолетнего опыта в Формуле 1. Даже если вы плохо знакомы с машиной, то всё равно должны выжать из неё максимум. В те моменты я больше приобретал, чем терял, ведь ожидания были не слишком высокими.

Вопрос: Какая из этих пяти гонок вам запомнилась больше всего?
Нико Хюлкенберг: Этап на Нюрбургринге в 2020-м. В десять часов утра я вместе с другом пил кофе в Кёльне, когда неожиданно позвонил Отмар Сафнауэр – он сказал, что я ему нужен и повесил трубку. Я тогда сказал приятелю: «Да он шутит». Через три минуты Отмар снова позвонил: «Ты меня понял? Немедленно приезжай на Нюрбургринг».

Я помчался к машине и побил все рекорды от Кёльна до Нюрбургринга. Это была жаркая поездка. Я появился на трассе за два часа до начала квалификации, показал последнее время, но всё же заработал очки. Конечно, у Racing Point была хорошая машина. Я получил довольно напряжённый опыт.

Вопрос: Как вы отреагировали на собственную отставку в конце 2019-го?
Нико Хюлкенберг: В определённой степени так и было задумано. Настроение в команде с середины 2019-го было достаточно негативным. Я был морально истощён и знал, что должен взять паузу на какое-то время. Кажется, что два-три месяца зимнего перерыва – это много, но на самом деле нет.

Отставка позволила мне полностью отойти от Формулы 1, переосмыслить некоторые вещи. Перспективы изменились, и это мне очень помогло, даже зная, что пути назад может и не быть.

Вопрос: Вам было тяжело смотреть гонки по телевизору?
Нико Хюлкенберг: Я очень расслабленный телезритель, который время от времени просматривает ключевые моменты. Но не более того.

Вопрос: Если не считать участия в пяти Гран При, то вы практически нигде не гонялись. Это было сделано намеренно?
Нико Хюлкенберг: Я вообще не участвовал в гонках и сделал это специально. Не было какой-то серии, которая меня действительно привлекала.

Вопрос: В какой момент вы поняли, что хотите вернуться?
Нико Хюлкенберг: Во время гонки в Майами. Это было масштабное событие – трасса, машины, атмосфера вызвали у меня желание. С тех пор я хотел вернуться и гоняться, и желание со временем только усиливалось.

Вопрос: Что вы ждёте от тестов с Haas в Абу-Даби?
Нико Хюлкенберг: Я хочу почувствовать машину, ощутить Формулу 1 и проехать дистанцию. Для меня это дополнительный день тестов. В следующем году до гонки в Бахрейне у каждого будет всего полтора дня работы на трассе, поэтому важен каждый круг, чтобы заново привыкнуть к процессам и процедурам, познакомиться с новой командой и определить вещи в машине, которые можно улучшить.

Вопрос: Вы подписали контракт во вторник перед Гран При Абу-Даби?
Нико Хюлкенберг: Что-то вроде того. Я был в Дубае, Гюнтер Штайнер в Абу-Даби. Мы использовали электронную почту для связи.

Вопрос: К вам уже вернулась спортивная форма?
Нико Хюлкенберг: Нет, мне нужно ещё сбросить два килограмма.

Вопрос: Что вы ответите скептикам, которые говорят, что команда зря поменяла 23-летнего гонщика на 35-летнего, который почти три года не участвовал в гонках. Это оказывает на вас прессинг?
Нико Хюлкенберг: Вовсе нет. Прессинг – результат ваших собственных ожиданий. Я не чувствую никакого прессинга, мне не придётся делать что-то особенное. Конечно, я понимаю, что тема достаточно эмоциональная, ведь речь идёт о двух немецких гонщиках, но мы все в Формуле 1 боремся за свою карьеру.

В конце концов, команда решает, кто будет пилотировать машину. Обычно приглашают гонщиков, которых считают лучшим вариантом для команды. Это не моё решение. Насколько я могу судить, всё было честно. В Haas дали Мику достаточно времени, чтобы проявить себя, и только после приняли решение. В любом случае, мой возраст не должен стать проблемой.

Вопрос: Каковы ваши ожидания от следующего сезона?
Нико Хюлкенберг: Сейчас нет особого смысла спекулировать. Всё зависит от того, насколько быстрой окажется машина. Мне определенно понадобится какое-то время, чтобы освоиться, прежде чем я смогу демонстрировать максимум своих возможностей. Мне важно, чтобы каждый уик-энд мы выжимали максимум.

Вопрос: Вы сможете обеспечить команде необходимую стабильность?
Нико Хюлкенберг: От каждого гонщика требуется стабильность. Если вы посмотрите мою статистику, то увидите, что я всегда был довольно стабильным.

Вопрос: Раньше вы не особо ладили с Кевином Магнуссеном. Какие сейчас у вас отношения с напарником?
Нико Хюлкенберг: В начале этого года в Бахрейне нам удалось растопить тот лёд, когда я поздоровался с ним в тех же самых выражениях, которые он произнёс тогда в 2017 году. Перед гонкой в Джидде мы виделись в аэропорту и поболтали. С тех пор всё хорошо. Мы оба посмеялись над той историей, и у меня нет опасений, что у нас могут возникнуть проблемы.

Вопрос: Вы рассматривали участие в Ле-Мане, если бы не получилось вернуться в Формулу 1?
Нико Хюлкенберг: Формула 1 – лучший вид автоспорта. Ле-Ман привлекает многих автопроизводителей, но мне больше всего нравится одноместная Формула 1, а не гонки на выносливость. Именно поэтому гонки на выносливость никогда не были в моей повестке дня.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё