Кристиан Хорнер: "Уэббер – командный игрок"

Кристиан Хорнер, Марк Уэббер, Эдриан Ньюи. Конфликт улажен?

Решение руководства Red Bull Racing об установке нового переднего антикрыла перед квалификацией лишь на одну из машин, стало одной из главных тем для обсуждения по ходу британского уик-энда.

Многие считают, что Кристиану Хорнеру нужно было либо принять решение об установке на обе машины старой версии антикрыла, либо сохранить эту информацию внутри команды. Вечером в воскресенье руководитель Red Bull Racing вновь говорил с журналистами об антикрыльях…

Вопрос: Кристиан, вы хотите, чтобы Марк выступал в вашей команде в следующем сезоне?
Кристиан Хорнер: (смеётся) Глупый вопрос. Мы лишь месяц назад продлили контракт, поэтому я могу с уверенностью сказать, что Марк будет выступать за нас в следующем году.

Вопрос: Он сказал, что не подписал бы контракт, если бы знал о возможном неравенстве…
Кристиан Хорнер: Он бы не согласился стать «вторым номером», но в данном случае речь идёт об отдельном компоненте машины, по поводу которого мы приняли определённое решение в этот уик-энд. Не сомневайтесь, такие решения принимаются во всех командах, просто на этот раз «из мухи сделали слона».

Вопрос: Но, разговоры начались не по слухам в СМИ, а после заявления команды…
Кристиан Хорнер: Я не обвиняю прессу, но нужно понимать, что иногда командам приходится принимать непростые решения. В субботу у нас был один компонент, который мы, как команда, хотели непременно использовать, чтобы собрать информацию для будущих доработок. У нас была возможность поставить его только на одну машину

Я сделал выбор, базируясь на очках, набранных гонщиками, и поступлю так же в следующий раз, если вдруг возникнет нежелательная ситуация, в которой у нас будут новые компоненты только для одной машины.

Вопрос: Одно из новых антикрыльев сломалось на машине Себастьяна во время свободных заездов, было бы логично, если он взамен получил старое, а не снятое с машины Марка…
Кристиан Хорнер: Нет, это нелогично. Новинка действительно сломалась у Себастьяна, но ни вследствие аварии – тогда ситуация была бы другой, а сама по себе. Я должен был принять решение, и сегодня поступил бы точно так же.

Вопрос: Вы сожалеете о том, что произошло вчера?
Кристиан Хорнер: Нет, потому что мы одна команда. Мы прикладываем максимум усилий, чтобы сделать самую быструю машину, и иногда приходится принимать непростые решения. Мы оказались в ситуации, в которую не хотели бы попасть ещё раз – у команды осталось всего одно крыло, и значит – в любом случае кто-то бы был недоволен.

В этом положении я обратился к логике – и буду применять её и дальше, если, скажем, что-то похожее случится на следующем этапе. Это не заняло много времени – всё было решено где-то за 25 минут до квалификации, когда мы выяснили, что нужный нам компонент можно использовать. Эдриану Ньюи было очень важно продолжать доработки машины, и выбор был сделан.

Вопрос: Подобная система используется вами уже давно, или в субботу вы впервые приняли такое решение?
Кристиан Хорнер: Я не думаю, что здесь есть что-то необычное для Формулы 1, но в субботу мы впервые оказались в ситуации, когда у нас остался только один новый узел. Я по-прежнему считаю, что решение было верным. Важнее всего то, в воскресенье Марк отлично провёл гонку и наша команда одержала победу в Гран При Великобритании.

Вопрос: Ситуация с передним антикрылом повлияла на остроту борьбы в первом повороте?
Кристиан Хорнер: Марк – настоящий боец, естественно, он был очень мотивирован перед гонкой. Мы видели, сколь плотной была борьба в первом повороте, и жаль, что через полкруга наших гонщиков разделяли тоже полкруга.

Вопрос: В следующий раз выбор будет сделан в пользу Уэббера?
Кристиан Хорнер: Оба наших гонщика работают на команду, и это важнее всего. Здесь нет личных интересов. Марк был с нами и в те времена, когда мы боролись за 10 – 11 места, он знает, как напряженно работает команда, чтобы обеспечить гонщиков техникой, позволяющей побеждать.

Когда в вашей команде оба гонщика ведут борьбу за титул, определённая напряженность неизбежна, но мы не умалчивали факт принятия непростого решения в этот уик-энд. Если его снова придётся принимать, мы используем те же критерии.

Вопрос: Сегодня один из ваших гонщиков назвал себя «вторым номером»…
Кристиан Хорнер: Марк выступает за нас уже четвертый сезон. И он знает, какие усилия и какая самоотдача потребовались от частной команды, чтобы добиться возможности стартовать двумя машинами с первого ряда. Марк знает это лучше, чем кто-либо другой.

Он член команды, причем очень важный член, и сегодня он внес свой вклад в победу, как и любой другой наш сотрудник. Конечно, мы всё обсудим,ситуацию нужно урегулировать, но он достаточно давно выступает в Формуле 1, чтобы знать – иногда приходится принимать сложные решения.

Вопрос: Но сегодня Уэббер сам использовал формулировку «второй номер», эта фраза не обострит ситуацию ещё больше?
Кристиан Хорнер: Это реплика была необдуманной – он только что выиграл Гран При Великобритании и вряд ли в такой момент мог что-то сказать со зла. Очевидно, он был недоволен вчерашним решением, но я не мог разделить одно крыло на двоих.

Вопрос: По ходу сезона команда однажды сделает ставку на одного из гонщиков?
Кристиан Хорнер: Да, если у другого не останется реальных шансов в борьбе за титул, но пока рано об этом говорить. Оба гонщика работают на команду, и мы никогда не говорили одному из них, что он – «второй номер». Всё, что произошло вчера – это лишь решение по поводу использования конкретного компонента машины.

Вопрос: Марк сказал, что не продлил бы контракт в подобных обстоятельствах. Очевидно, он действительно почувствовал себя «вторым номером», как вы сможете вернуть ему веру в команду?
Кристиан Хорнер: У Марка в контракте нет ничего о роли второго пилота. Он давно знает, что команда делает всё, что в её силах, чтобы добиться равенства – учитывая, что у наших гонщиков довольно разная комплекция. Он знает, как сильно мы его поддерживаем. И если он объективно взглянет на ситуацию, то поймет, как спортсмен, что иногда приходится принимать сложные решения.

Вопрос: Правду ли говорят, что британские сотрудники команды больше симпатизируют Марку, а австрийцы поддерживают Себастьяна?
Кристиан Хорнер: Нет. Команда едина, как никогда прежде. В единстве наша сила, позволяющая на равных бороться с McLaren и Ferrari.

Вопрос: Вы не боитесь потерять Уэббера после всех этих разногласий?
Кристиан Хорнер: У Марка контракт, мы даём ему машину, позволяющую выигрывать гонки и бороться за чемпионский титул. Я очень сомневаюсь, что он откажется от этого. Уэббер – командный игрок. Я могу понять, когда эмоции перехлёстывают через край в напряженной борьбе, но факт в том, что он только выиграл Гран При Великобритании, не допустив ни единой ошибки и стартовав лучше напарника по команде.

Вопрос: Определённое соперничество даже необходимо для достижения лучших результатов, но вы уверены в том, что контролируете ситуацию?
Кристиан Хорнер: Вполне. У нас действительно острая конкуренция между гонщиками, которые мотивируют друг друга. Это очень позитивно для команды.

Вопрос: Марк спросил по радио, кто из команды поднимется на подиум для церемонии награждения. Вас устраивает такое поведение гонщика?
Кристиан Хорнер: Это не Марк решает, решение принимает команда. На подиум поднялся Питер Продрому – руководитель отдела аэродинамики, который проделал невероятную работу в этом году. Уверен, Марк был счастлив увидеть его на подиуме.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости