Льюис Хэмилтон: "Я искренне сожалею о произошедшем"

Льюис Хэмилтон

Спорная ситуация на последних кругах Гран При Австралии дважды обсуждалась стюардами. Сначала за обгон в условиях машины безопасности наказали Ярно Трулли, но потом выяснилось, что команда приказала Хэмилтону пропустить Ярно, а Льюис не сказал об этом судьям, хотя буквально перед разбором инцидента спокойно говорил о произошедшем в эфире Speed TV. Стюарды собрались вновь, и на этот раз дисквалифицировали Хэмилтона, исключив его из итогового протокола Гран При Австралии.

Сегодня команда McLaren отстранила от работы спортивного директора Дэйва Райана, а Льюис подробно рассказал о произошедшем на специальной пресс-конференции...

Льюис Хэмилтон: В Мельбурне я отлично провёл гонку и, едва покинув машину, отвечал на вопросы телевизионных журналистов за боксами. Сразу после этого нас вызвали стюарды и, в ожидании разбирательства инцидента, менеджер команды, Дэйв Райан, проинструктировал меня о том, что нужно умолчать. Так я и сделал.

Я приношу искренние извинения стюардам за то, что впустую потратил их время и выставил дураками. Я очень, очень сожалею обо всей этой ситуации, о том, что в неё попала моя команда, о Дэйве, который много лет работал с нами. Я не знаю, таким было его намерение, или... он - хороший парень.

Я шел к стюардам без задних мыслей, хотел рассказать о произошедшем, но был введён в заблуждение. Я приношу искренние извинения своим болельщикам, которые верили в меня и поддерживали многие годы. Я не лгун. Я - игрок команды. Каждый раз, когда меня просили что-то сделать, я делал, но на этот раз допущена серьёзная ошибка, из которой я извлеку урок. Я извиняюсь перед журналистами за то, что вчера не отвечал на ваши вопросы. Я приношу извинения всем и уверяю в том, что это не повторится.

Вопрос: Что вы сейчас чувствуете? Вам комфортно в этой ситуации?
Льюис Хэмилтон: Нет, именно поэтому я и сижу перед вами. Признавать ошибки всегда непросто, но меня ввели в заблуждение, и я чувствую, что должен сказать об этом.

Вопрос: Вы говорили с Дэйвом Райаном до визита к стюардам? Насколько трудно было давать эти показания?
Льюис Хэмилтон: Всё произошло очень быстро. Я ещё был в комбинезоне, фактически сразу из боксов мы прошли по пит-лейн к офису стюардов и ждали Ярно, там я и получил инструкции. Я действовал, как член команды. Если команда о чём-то просит, я должен это сделать. У меня не было времени думать, я вошел и сказал, хотя чувствовал себя весьма неловко. Думаю, это было очевидно и стюардам.

Возвращаясь к предыдущему вопросу, я хочу сказать, что никогда не чувствовал себя так плохо. Поставьте себя на моё место, тогда сможете понять - я не лгун. Я никогда не строил свою жизнь на лжи, но теперь весь мир говорит о том, что я - нечестный человек... что я могу сказать?

Вопрос: Вы сказали, что вопрос обсуждался между вами и Дэйвом Райаном. Кто-либо ещё из McLaren участвовал в этом решении?
Льюис Хэмилтон: Это обсуждалось только между мной и Дэйвом.

Вопрос: К вашим действиям на трассе и радиопереговорам претензий быть не может, вы не спросили команду, почему они захотели что-то скрыть?
Льюис Хэмилтон: Я уже сказал, всё произошло очень быстро, у меня не было времени обдумать, но впоследствии я не нашел ответа. Мы не совершили ничего против правил, я шел к стюардам, чтобы рассказать о случившемся, независимо от того, третье место получу, или четвёртое. Ярно фантастически провёл гонку, у меня не было причин желать ему штрафа. Это не было целью, это вообще не мой метод. Я зарабатываю очки своим трудом.

Вопрос: Вы извинились перед Ярно? Вы оказали давление на команду, чтобы Райан был уволен?
Льюис Хэмилтон: По второму вопросу - это не мне решать. Дэйв - отличный парень, много лет проработавший в команде. У меня не было шансов поговорить с Ярно, но мы виделись перед встречей со стюардами, и я сказал, что сожалею обо всём этом.

Вопрос: Когда Ярно вылетел с трассы, и вы вышли вперед, почему было принято решение вернуть позицию? Почему вы её не сохранили?
Льюис Хэмилтон: Когда выезжает машина безопасности, вы постоянно слышите в наушниках: "Обгон запрещен!" Ярно вылетел с трассы, я пытался сохранить позицию, но потом проехал вперед, и нужно было убедиться в том, что это не ошибка.

Я серьёзно боролся, чтобы добраться с последнего на четвёртое место, в тот момент я ехал третьим, и не хотел быть за это оштрафован. Я не хотел, чтобы напряженная работа в гонке пострадала из-за штрафа, и спрашивал команду, всё ли мы сделали верно.

Вопрос: Эта пресс-конференция, вероятно, самая неприятная в вашей жизни, но вы не боитесь последствий для команды? Представители FIA говорили, что они могут быть…
Льюис Хэмилтон: Для меня вся эта история - действительно худшая в жизни, именно поэтому я здесь. Я нахожусь перед вами и рассказываю о том, что произошло. Я не могу объяснить, как сильно я жалею о произошедшем. Я сожалею о том, что всё это может вызвать проблемы у моей команды и моей семьи. Это крайне неловкая ситуация.

Я уверен, FIA найдёт мудрое, правильное решение. Я не знаю, что произойдёт в будущем, я должен сосредоточиться на гонке и попытаться сделать шаг вперед, получив важный урок в своей жизни.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости