Берни Экклстоун и Себастьян Феттель беседуют о Формуле 1

Берни Экклстоун и Себастьян Феттель

За долгую карьеру в автогонках Берни Экклстоун видел многих гонщиков. Однако ни для кого не секрет, что к Себастьяну Феттелю он относится с особой теплотой, и во время Гран При Бельгии журналисты официального сайта чемпионата взяли любопытное интервью, в котором одновременно приняли участие и коммерческий босс Формулы 1, и самый молодой в истории спорта победитель Гран При…

Вопрос: Мистер Экклстоун, когда вы впервые обратили внимание на молодого человека по имени Себастьян Феттель?
Берни Экклстоун: Я? Я вообще никогда о нем не слышал! (смеется) Если серьезно, это было в 2006-м году в Турции. Я подумал: кто такой этот Феттель? И почему первую строчку протоколов опять занимает немец?

Вопрос: А вы помните, когда впервые подали ему руку?
Берни Экклстоун: Я никогда ничего ему не давал – даже руку (смеется).

Себастьян Феттель: Я впервые увидел Берни в Имоле в 2006-м году – я там был в качестве гостя. А настоящее знакомство произошло уже в Турции.

Вопрос: Как оно прошло?
Себастьян Феттель: Ну, меня представили «Мистеру Формула 1», большому начальнику, легендарному человеку. Формула 1 – это Берни, а Берни – это Формула 1.

Берни Экклстоун: Сначала я не знал, что Себастьян за человек. Обычно я обращаю внимание на гонщиков, когда они начинают побеждать. Он мне напомнил Кими Райкконена: тот тоже взялся ниоткуда, и у него тоже была лишь временная суперлицензия. Кими, Льюис Хэмилтон и Себастьян представляли собой угрозу для остальных, потому что были молоды.

Вопрос: Берни, вы думаете Себастьян сделал правильный выбор, когда подписал контракт с Red Bull еще на два года?
Берни Экклстоун: Да, абсолютно правильный. Это очень профессиональная команда. Себастьяну приятно в ней работать, там его во всем поддерживают.

Вопрос: И ему действительно не нужен менеджер?
Берни Экклстоун: Нет. Зачем делиться деньгам еще с кем-то? Однажды он женится, и менеджер у него появится автоматически. Но у нас с Себастьяном действительно отличные отношения, и если у него возникают какие-то вопросы, я всегда готов помочь.

Вопрос: Вы видите в нем будущего чемпиона мира?
Берни Экклстоун: Да. Удивляюсь, что он до сих пор им не стал. Если бы они согласились с моей системой награждения – я говорю о медалях – его шансы в этом году были бы еще выше.

Себастьян Феттель: Пока мне надо бы заработать побольше очков…

Вопрос: Берни, если бы могли вернуться в молодость и вновь стать 22-летним, что бы вы, прежде всего, сделали?
Берни Экклстоун: Постарался бы найти 18-летнюю подружку! (смеется)

Себастьян Феттель: Почему именно 18-летнюю?

Берни Экклстоун: Почему бы и нет? В моем возрасте позволительно иногда мечтать. Мой тебе совет: делай то, что тебе нравится, особенно пока Госпожа Удача на твоей стороне…

Себастьян Феттель: Я не верю в удачу или неудачу. Ты просто должен оказаться в нужное время в нужном месте…

Берни Экклстоун: Но иногда карты ложатся в твою пользу, иногда – нет. Вспомните ситуацию Фелипе Массы в прошлом году: если бы ему повезло чуть больше, чемпионом мира стал бы он, а не Льюис.

Себастьян Феттель: Да, это верно.

Вопрос: Как вы думаете, молодые гонщики в наше время зарабатывают слишком много денег?

Берни Экклстоун: Нет, они получают столько, сколько им предлагают.

Себастьян Феттель: Я выступаю в гонках не из-за денег. Мне только 22 года, а моя мечта о Формуле 1 уже осуществилась. Именно это меня мотивирует, а не деньги. Но, как сказал Берни, если мне еще и деньги предлагают, было бы глупо отказываться.

Вопрос: Берни, вы были миллионером в 22 года?

Берни Экклстоун: Не помню. Это было давным-давно. Я помню только то, что произошло вчера.

Вопрос: Как вы пришли в гонки? Вы оба занялись этим спортом еще в юности, верно?

Берни Экклстоун: Я начал заниматься мотогонками, когда мне было 15 лет.

Себастьян Феттель: Я начинал с картинга, но всегда стремился попасть в Формулу 1, поскольку там лучшие машины и лучшие гонщики. Но в те времена это казалось практически недостижимым. Даже когда я выступал в Формуле BMW, до Ф1 еще было очень далеко.

Моими героями были Михаэль Шумахер и другие гонщики, и я с трудом мог представить, что когда-нибудь стану одним из них. Кстати, я не верю, что Берни в 15-летнем возрасте знал, что автоспорт станет делом его жизни.

Берни Экклстоун: Тогда скажи, почему ты не пошел в полицейские или пожарные?

Себастьян Феттель: Мой путь был не таким прямым, как думают многие. Я начинал играть в футбол, но не слишком преуспел. Потом занялся теннисом, но из этого тоже ничего не вышло. И только сев за руль карта, я понял, в чем мое истинное предназначение.

Берни Экклстоун: Ты либо родился конкурентоспособным, либо нет – это главное условие успеха в любом деле.

Себастьян Феттель: Когда вы поняли, что ваше место – по другую сторону пит-уолл?

Берни Экклстоун: После аварии. Провалявшись пару месяцев в больнице, глядя в потолок, я решил, что лучше заняться бизнесом.

Вопрос: Когда вы выступали в гонках, хотели бы вы, чтобы машины отвечали современным стандартам безопасности?

Берни Экклстоун: Конечно. Если уж попадать в аварию – то за рулем машины Формулы 1: сегодня они безопаснее, чем танк.

Вопрос: Себастьян, вы можете представить, что выполняете работу Берни?

Берни Экклстоун: Он бы справился!

Себастьян Феттель: Думаю, его работа сложнее, чем можно представить, глядя со стороны. Я всегда считал, что Берни – человек-легенда. Сейчас я этого не говорю, чтобы это не прозвучало, как грубая лесть. Но посмотрите, чего он добился в Формуле 1 – это просто феноменально! Это не просто один из самых популярных в мире видов спорта – это еще и крупнейший бизнес.

Берни Экклстоун: Немало людей внесли свой вклад в этот успех. В прошлом автогонки были совсем другими – другие были и люди, и сама атмосфера. На наших машинах стояли одинаковые моторы и коробки передач, и если что-то ломалось, ты просто шел в соседний гараж и просил нужную деталь.

Тогда все помогали друг другу – это чем-то было похоже на бойскаутский лагерь. Сейчас этого о Формуле 1 уже не скажешь. Сегодня все слишком сильно жаждут успеха.

Вопрос: Себастьян, вам бы хотелось оказаться в такой среде?

Себастьян Феттель: Я не могу судить о прошлом. Я его не видел. Но во многих видах спорта люди мечтают о возвращении старых добрых времен. Однако я живу здесь и сейчас. В прошлом гонки были намного более опасными, но верьте мне – сегодня нам тоже необходимо мужество.

Вопрос: Берни, а вы скучаете по «старым добрым временам»?

Берни Экклстоун: Нет, ведь мир постоянно меняется, и Формула 1 не может стоять на месте. В те времена немало гонщиков гибло в авариях. И после каждой аварии мы старались сделать Ф1 более безопасной. Когда мы начинали выступать в гонках, на трассах не было даже медицинского центра.

Вопрос: Какой эпизод вы считаете самым драматичным?
Берни Экклстоун: Когда Йохен Риндт погиб в Монце в 1970-м году. Он не должен был умереть. Приехав на место аварии, я увидел, как он лежал на заднем сиденье «фольксвагена» и кто-то делал ему искусственное дыхание. Потом Риндта доставили не в тот госпиталь. А когда его, наконец, привезли в правильную больницу, уже было поздно.

Я до сих пор это помню. Йохен был первым гонщиком, с которым у меня сложились очень близкие отношения. Хорошо, что подобные вещи не могут произойти с Себастьяном и его коллегами.

Вопрос: Себастьян, учитывая тот колоссальный прессинг, который в наши дни испытывают гонщики, возможна ли между ними дружба?
Себастьян Феттель: Интересный вопрос. Как говорит Берни, в наши дни Формула 1 – это очень серьезный бизнес, поэтому надо быть очень осторожным в высказываниях. Поэтому люди думают, что гонщики нашего поколения – химически стерильны.

Берни Экклстоун: Вот, и ты такой же! (смеется)

Себастьян Феттель: …Но одно остается неизменным: и в прежние времена, и сегодня, гонщиками движет стремление ездить на самых быстрых машинах в мире, достигая предельных скоростей.

И тогда, и сейчас, гонщики огорчаются после неудачного выступления. Нас 20 человек, мы все разные, и есть люди, кто тебе нравится больше, кто-то – меньше. Немного похоже на школу. А кто-то вообще считает, что паддок – это своего рода тюрьма. Но мне здесь хорошо, у меня здесь друзья, здесь мои инженеры, и я часто остаюсь в боксах допоздна: мы просто весело проводим время.

Вопрос: Каким образом вам удалось так хорошо поладить, несмотря на 55-летнюю разницу в возрасте?
Берни Экклстоун: Формула 1 действительно стала немного стерильной. В паддоке трудно встретить яркую личность. В прежние времена гонщики говорили то, что думали, и им было безразлично, что это может кого-то задеть. Слава Богу, к Себастьяну это не относится.

Себастьян Феттель: Но вам приходится осторожно выбирать слова – это факт. Ведь наутро это может быть большими буквами напечатано в газетах. Когда ты заходишь в супермаркет, люди начинают на тебя таращиться, а иногда болтаются возле твоего дома.

В результате, прежде чем что-то сказать, ты хорошенько подумаешь. Ты уже не настолько открыт, но это естественный рефлекс самозащиты.

Берни Экклстоун: Бедных гонщиков каждый день донимают одними и теми же глупыми вопросами. Можно сойти с ума, так что иногда лучше просто промолчать. У футболистов и теннисистов такие же проблемы.

Себастьян Феттель: Судя по рассказам, в прежние времена, вернувшись в боксы, гонщик мог достать из кармана комбинезона пачку сигарет и закурить, или выпить рюмочку. Но сегодня перегрузки намного выше, и гонки требуют большего напряжения сил. Так что никакого алкоголя, никакого табака!

Берни Экклстоун: В те времена было еще одно важное отличие: мы начинали гонку, когда все были готовы. Сегодня трудно представить, что старт может быть перенесен на полчаса из-за того, что Себастьян вовремя не появился в паддоке! Сейчас нужна более серьезная физическая подготовка, поэтому ты, наверное, не можешь жить просто в свое удовольствие. На формирование характера требуется время, так что через три года Себастьян станет другим человеком. А если он станет чемпионом мира, то изменится еще в большей степени.

Надеюсь, даже став чемпионом, он не забудет, что у него есть обязанности перед публикой.

Себастьян Феттель: Надеюсь, что в одном Берни прав: в том, что однажды я стану чемпионом мира.

Берни Экклстоун: Я не говорил «однажды»: по-моему, это произойдет, самое позднее, через три года.

Вопрос: Себастьян, вы обращаетесь к Берни за советом?
Себастьян Феттель: Обращаюсь, если речь не идет о настройках машины. И я никогда не просил у него денег! (Смеется) Берни всегда отвечает искренне, и всегда дает советы. Никто не знает Формулу 1 так хорошо, как он…

Текст: . Источник: Официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости