Рон Деннис: Мы всегда готовы бороться за то, во что верим

Рон Деннис (слева)

Сегодня компания McLaren отмечает 50-летие. В обстоятельном интервью пресс-службе команды её бывший руководитель, а ныне глава McLaren Group Рон Деннис рассказал об истории успеха McLaren и работе с гонщиками, ставшими легендами…

Вопрос: Вы возглавили McLaren в начале 1980-х. К этому времени команда уже выиграла титулы в 1974-м и 1976-м, когда чемпионами стали Эмерсон Фитипальди и Джеймс Хант. Команда регулярно претендовала на победы, но в 1978-м начался период неудач. Что вы думаете о McLaren тех времен?
Рон Деннис: Мне сложно беспристрастно говорить об этом. К тому же в конце 1970-х я руководил своими командами, выступавшими в Формуле 2 и Формуле 3, а также создавал машины ProCars для BMW, так что у меня не было времени на размышления о происходящем в Формуле 1, хотя я стремился в ближайшем будущем найти работу в этом чемпионате.

McLaren выиграла титулы вместе с Эмерсоном Фиттипальди в 1974 году и Джеймсом Хантом в 1976 году, но затем не смогла разобраться с технологией граунд-эффекта, поэтому было несколько неудачных сезонов, но этот период охарактеризовался скорее спадом результатов, чем полным провалом. Тем не менее, я понял, на что способна McLaren при наличии конкурентоспособной машины – она это показала, добившись успехов с M23 в руках Эмерсона и Джеймса.

Если говорить о самом Брюсе Макларене, я плохо его знаю, наши дороги не пересекались, хотя мы одновременно работали в Формуле 1. Я начал карьеру в Cooper в 1966 году – в тот же год в Формуле 1 дебютировала Bruce McLaren Motor Racing Ltd, так что я вижу интересные параллели.

Вопрос: За первые годы руководства McLaren вы многое изменили, в частности, внедрили шасси, полностью сделанное из карбона. Расскажите о подходе к Формуле 1?
Рон Деннис: Я всегда был и остаюсь конкурентоспособен. Вернувшись в Формулу 1 в 1981 году, я хотел заняться своими делами и не был заинтересован в продолжении работы по устоявшимся условиям. Этот подход мог показаться смелым и даже авантюрным, но как и многие другие вещи в те времена, он появился по необходимости. У нас не было времени на анализ. За первые несколько месяцев совместной работы Джон Барнард убедил меня в эффективности монокока целиком сделанного из карбона, а я верил в способность команды реализовать этот проект, поэтому мы просто двигались вперед.

Как только команда стала стабильной, а мы вкусили первые успехи, я смог определить, что именно выделяло McLaren среди других команд – уровень подготовки и внимание к деталям. К тому же мы получили преимущество над соперниками и могли наладить работу этого принципа. Итак, в 1980-е было важно выбрать верный подход – найти лучшие элементы и добиться от них эффективного функционирования, благодаря постоянной работе, анализу и исследованию. Никакого секрета – это были серьёзные амбиции, подкрепленные напряженной работой.

Вопрос: Сейчас все с особым чувством вспоминают эпоху McLaren, но каким было это время внутри команды?
Рон Деннис: Это очень напряженное время! Все забывают, что тогда у нас была довольно маленькая команда. В 1980-х до переезда в Альберт Драйв, мы работали на Боундари Роуд, но, увидев нашу базу, вы бы не поверили, что это база команды Формулы 1. В то время уже появлялись новые стандарты.

Нагрузка была колоссальной: у нас работало около 80 человек, все выполняли несколько задач, все знали друг друга. Это было отличное время. Чувствовалось, что мы боролись против всех, и я думаю, что этот борцовский дух по сей день проявляется в компании. Мы всегда готовы сражаться за то, во что верим.

Вопрос: Расскажите о чемпионах мира, с которыми вы работали в McLaren. Прежде всего, о Ники Лауде...
Рон Деннис: Я работал с Ники еще в 1979 году, когда мы создавали ProCars для BMW, поэтому немного был с ним знаком. В 1981 году я очень долго пытался его убедить вернуться в Формулу 1 в составе McLaren. Конечно, результаты этих попыток всем известны. В 1982 году Ники вернулся в Формулу 1, выиграл третью гонку в сезоне, а в 1984 году завоевал третий и последний титул. Отличное возвращение.

Впрочем, за исключением мастерства, меня поражало в Ники умение изучать и анализировать имеющиеся варианты, чтобы определить, как использовать их с максимальной выгодой для себя. Он действовал очень основательно. Его способности и отношение к делу отлично подходили McLaren того времени – команда развивалась, выигрывала гонки и чемпионаты, а подход Ники постоянно напоминал нам о необходимости максимально использовать свой потенциал, чтобы оставаться в лидерах.

Вопрос: Ни одна история McLaren не была бы полной без упоминания Айртона Сенны и Алена Проста. На двоих они выиграли шесть титулов для McLaren. Каково было работать со столь сильными и динамичными напарниками?
Рон Деннис: Существует мнение, что работа с Аленом и Айртоном напоминала работу с огнем и льдом, но на самом деле это не так. Они были очень похожи: оба чувствовали приближающуюся опасность, оба были невероятно конкурентоспособны и стремились к победе, и оба знали, что главный соперник находится в соседних боксах. Это оборачивалось некоторой паранойей, но ее можно было понять.

В плане мастерства Ален очень походил на Ники. Он хорошо понимал, что ему нужно от машины, был очень требователен в этом плане. Он добился успехов в равной степени благодаря усидчивости и чистой скорости. Могло показаться, что Ален спокойнее, чем Айртон, но на самом деле он постоянно старался получить конкурентное преимущество.

Именно за это мы платим гонщикам – покажите мне пилота, который доволен собой, и я покажу вам неудачника. Если пилота не волнует недостаточная или избыточная поворачиваемость, либо слабый разгон или недостаток баланса, значит, он недостаточно быстр. Мне нравятся гонщики, которые высказывают свое мнение на встречах и брифингах.

Сила Айртона была в другом, и этим не всегда было легко управлять. Он мог оказаться на грани паранойи, чувствовал себя преданным или раненым, если ему казалось, что он не получает стопроцентную поддержку. Руководить ими было нелегко, но мне это нравилось. Мы знали, что даем им две самые быстрые машины, и они тоже это понимали. Однако это означало и то, что отсутствие победы причиняло сильную боль. Чтобы с этим справиться, приходилось проявлять дипломатические способности.

Тем не менее, в Формуле 1 никогда не было столь доминирующей команды, как McLaren в 1988 и 1989 годах, когда у нас выступали Ален и Айртон. Статистика говорит сама за себя: 25 побед в 32 гонках. Конечно, наши машины были заметно более конкурентоспособны, чем у соперников, но и управлявшие ими пилоты были мастерами своего дела. Они навсегда запомнятся, как одни из лучших гонщиков в истории Формулы 1.

Вопрос: Какими качествами должен обладать великий гонщик, и как с ним работать?
Рон Деннис: Все великие гонщики невероятно талантливы от природы. Но вместе с тем, они весьма конкурентоспособны и обладают животным инстинктом. При этом они не просто «включают» этот инстинкт, садясь в машину, а живут, обладая менталитетом гонщика. Раз это так, я понял, что к их характеру, мотивации и стилю пилотирования надо относиться столь же внимательно, как к подготовке машины. Кроме того, я понял, что нельзя оставлять какой-либо аспект подготовки без внимания – вы должны уметь разрешить любой спор и обладать сильным характером, чтобы справиться с любыми сложностями.

Я ценил всё это, но, конечно, даже если вы обеспечиваете гонщикам равные возможности в команде, а я с гордостью могу сказать, что в McLaren всегда было так, всегда есть один победитель и один проигравший. В результате, если гонщик не побеждает, то испытывает прессинг и должен понять, почему победа ускользнула от него, а иногда это приводит к тому, что он в меньшей степени анализирует свою неудачу, а концентрируется на эмоциях. Бывают сложные времена, но они тоже чему-то учат.

Вопрос: Вы работали с лучшими инженерами и конструкторами. Какими они были?
Рон Деннис: Как и лучшие гонщики, лучшие инженеры и конструкторы никогда не бывают довольны тем, что у них есть – они всегда хотят большего. В сущности, вам требуется только обеспечить им стабильное финансирование, и именно так я всегда думал, занимая руководящую должность в McLaren.

Прежде всего, я был бизнесменом, а затем уже гонщиком. Впрочем, у меня всегда было преимущество – это опыт, который я приобрел, проведя всю жизнь в автоспорте. Он позволял мне глубже понять ситуацию, что было недоступно другим предпринимателям в Формуле 1. Это было и остается лучшим компонентом успешного руководителя команды. Тогда, как и сейчас, самое важное качество – стать авторитетным лидером команды, сохраняя при этом коммерческую ловкость и целеустремленность. В сущности, чтобы стать успешным, вы должны полностью погрузиться в Формулу 1 – она должна стать вашей жизнью. Только тогда вы можете создать условия, в которых инженеры, конструкторы и, конечно, гонщики смогут добиться максимальных результатов.

Возвращаясь к разговору об инженерах и конструкторах, я всегда старался обеспечить твердое, но разумное руководство, чтобы они оставались полностью сконцентрированы на работе и результате. Инженеры и конструкторы любят исследовать сложные решения, при разработке части из которых придется двигаться вслепую, поэтому им требуется некоторое руководство. Но это неплохо. Напротив, вы хотите, чтобы инженеры и конструкторы были готовы искать что-то новое. Тогда вы как руководитель команды должны направить их творческую энергию в то русло, которое принесет команде максимальные результаты.

Конечно, некоторые из знаменитых инженеров и конструкторов McLaren не только создавали одни из самых успешных и легендарных машин в истории Формулы 1 – они изменили ситуацию в спорте, внедрили новые идеи, технологии и методики, которые произвели революцию в конструировании машин. Это заявка на славу, и я горжусь их работой. Однако чтобы они работали эффективно, им нужен вдохновленный лидер и разумный руководитель, а я сделал всё возможное, чтобы это обеспечить.

Тем не менее, я часто говорю, что моя роль – это только одна глава в этой книге. В будущем появится еще больше новых глав, и я твердо верю, что самые главные наши достижения еще впереди. Сегодня мы не добиваемся особых успехов на трассе, результаты не соответствуют ожиданиям, но наша модель организации работы многим придает силы, чтобы добиваться успеха в разных областях, не всегда связанных с производством машин для Формулы 1. Это разумная система, она появилась в авиакосмических компаниях и была адаптирована для нас Мартином Уитмаршем и Джонатаном Нилом. Благодаря ей мы создали солидную основу деятельности, которая снова позволит нам добиться успеха в будущем. Это культура нашей организации, которой я очень горжусь.

Вопрос: Кроме работы с отличными людьми, McLaren сотрудничала с лучшими производителями моторов. Как они повлияли на команду?
Рон Деннис: McLaren повезло работать с крупнейшими успешными и амбициозными компаниями в мире. Все наши партнеры сыграли важную роль в наших успехах, и многие из них, в частности, Hugo Boss, TagHeuer и ExxonMobil оставались с нами на протяжении нескольких десятилетий. Мы наладили очень тесные отношения и с поставщиками двигателей.

С 1981 года мы выиграли 17 титулов, сотрудничая с отличными производителями моторов – с Honda и Mercedes. Партнерство McLaren-Honda было одним из самых успешных в истории автоспорта. Мы выиграли 44 гонки и 8 титулов. Технологии мирового уровня и преданность Honda McLaren и Формуле 1 сыграли важную роль в наших успехах, и я рад, что спустя несколько лет продуктивного сотрудничества с Mercedes-Benz мы смогли возродить это легендарное партнерство.

Вопрос: Как и любая другая организация, McLaren пришлось пережить множество перемен и адаптироваться к существующим условиям. Насколько изменилась McLaren сейчас и как складывалось партнерство с Mercedes-Benz?
Рон Деннис: За многие годы я узнал ценность всестороннего подхода к ситуации. Я начал это понимать много лет назад, когда посетил съезд, проведенный известным автором и мыслителем Эдвардом де Боно. Я пользовался этим в развитии карьеры в автоспорте, и мне кажется, возможность по-разному оценивать ситуацию помогла мне не только в автогонках, но и в бизнесе.

В любом случае, решение подписать контракт с Mercedes-Benz в середине 90-х родилось из моего предположения, что для успеха в Формуле 1 нужно больше ресурсов, а спорт в целом готовился к приходу крупных производителей. Нельзя забывать, что еще совсем недавно в 80-х годах руководство командой Формулы 1 было довольно скромным бизнесом. Гонки не всегда показывали по ТВ, они всегда были ориентированы на Европу, а размещения спонсорских логотипов на машинах было достаточно, чтобы поддерживать жизнеспособность команды и ее финансирование.

Впрочем, к началу 90-х стала очевидна необходимость увеличения бюджета, в основном, для финансирования смелых разработок инженеров. Тогда мне стало понятно, что McLaren нужно адаптироваться к этим требованиям.

Конечно, человек, всесторонне анализирующий ситуацию, смог бы предположить, что путь к увеличению бюджета приведет к поиску более солидных спонсоров, но я считаю, что это не дало бы нам значительной прибавки в финансировании, на которую я рассчитывал. Кроме того, участие автопроизводителя приносит бесценные технические средства высокого уровня, и это привело нас в Mercedes-Benz, которые были и остаются лидерами в инновациях в автомобильной сфере.

Я хотел бы сказать, что переговоры оказались трудными, а отношения складывались непросто, но это не так. На самом деле Mercedes-Benz и McLaren были и остаются динамичными компаниями с одинаковой философией, и у меня до сих пор много давних друзей в Штутгарте. Это было невероятно успешное сотрудничество, и они стали представителями бренда в Формуле 1.

Я глубоко надеюсь, что в следующем году мы с Mercedes-Benz добьемся более высоких результатов, но я уверен и очень хочу, чтобы в будущем мы достигли таких же успехов с Honda.

Вопрос: Если вернуться к разговору о гонщиках, выигравших титул вместе с McLaren, каким был Мика Хаккинен?
Рон Деннис: Быстрым! Я с большим удовольствием вспоминаю те времена. Впрочем, каждый раз думая о Мике, я вспоминаю и о Дэвиде Култхарде – они были великолепными напарниками. Нам повезло работать с двумя гонщиками, которые бескорыстно верили в командную работу. И хотя два титула выиграл Мика, было бы несправедливо не замечать вклад Дэвида в этот успех. Он был фантастически целеустремленным гонщиком, который в свое время ничуть не уступал соперникам в скорости.

У Мики был простой характер. Он не беспокоился по поводу дополнительных нагрузок гонщика – у него не было сопровождающих лиц, он не участвовал в политике, не волновался по поводу общения с журналистами – все, что ему было нужно, это максимально раскрывать возможности гоночных машин, и он жил ради этого. Хотя никогда нельзя сравнивать данные или стиль пилотирования разных эпох, я знаю, что несколько человек в McLaren по-прежнему уверены, что Мика был самым быстрым гонщиком из тех, кто когда-либо выступал в команде, а это о чем-то говорит.

У Мики было особое чувство юмора, но это не было заметно со стороны, поскольку он часто его скрывал. Когда между вами складываются тесные отношения, вы едва ли видели его без улыбки на лице. Работать с ним было одно удовольствие, вы знали, что Мика всегда вас отблагодарит, поскольку, в конце концов, он был невероятно быстр.

Вопрос: Льюис Хэмилтон наиболее известен тем, что по ходу его карьеры его поддерживала McLaren, сделав из молодого картингиста чемпиона Формулы 1. Вы довольны его успехом?
Рон Деннис: Я недавно видел отличную цитату Льюиса Хэмилтона – он сказал, что в отличие от других гонщиков, которые присоединились к McLaren, заработав определенный опыт в Формуле 1, он был словно семечко, выращенное внутри McLaren, и мне кажется, что это очень красноречиво.

Льюис знает, что остается частью семьи McLaren, и как у этого семечка, его корни глубоко переплелись с нашей компанией. В прошлом году я не стал особо препятствовать его усилиям найти новый вызов в Mercedes AMG F1 Team – возможно, это важная составляющая его развития, но я всегда с удовольствием вспоминаю его работу с нами и горжусь тем, что был исполнительным директором McLaren и руководителем команды, когда Льюис вместе с нами выиграл титул в 2008 году.

Не думаю, что до его дебюта в чемпионате кто-то мог сказать, какое влияние он окажет на Формулу 1. Хотя мы подписали с ним контракт исходя из того, что он быстр, мы предполагали, что за первый сезон он должен будет многому научиться, а, следовательно, ошибки будут неизбежны. Тот факт, что он быстро адаптировался, отражал не только его способности и голод до успехов, но и было заслугой качества его образования и многолетней поддержки McLaren. Впрочем, было бы несправедливо назвать появление Льюиса сенсацией Формулы 1, как это сделали многие, мы в McLaren знали, что для этого потребовалось много лет напряженной закулисной работы.

Вопрос: После победы Льюиса в чемпионате вы решили оставить пост руководителя команды и последние четыре года разрабатываете стратегию развития компании в качестве председателя McLaren Group и McLaren Automotive. Как изменилась ваша роль в компании?
Рон Деннис: Я люблю гонки и всегда буду это делать! Формула 1 у меня в крови, и так будет всегда, но сейчас я сосредоточился на том, чтобы помочь McLaren стать высокотехнологичной компанией мирового уровня. Именно это мотивирует меня сегодня.

Благодаря нашим успехам на трассе и производству новейшего спорткара, McLaren уже стала очень уважаемым брендом. Сейчас я сосредоточился на том, чтобы в ближайшие годы McLaren заработала славу и уважение за вклад в развитие инновационных технологий, многие из которых никак не связаны с гоночными автомобилями. Инновации всегда был краеугольным камнем в этике McLaren, и так будет и сегодня, и завтра.

Вопрос: Что вы думаете о McLaren в целом?
Рон Деннис: McLaren была очень успешна на протяжении нескольких десятилетий, и мы вместе должны гордиться своими достижениями. Прежде всего, необходимо сохранить высочайшие стандарты качества, которых мы всегда придерживались, чтобы добиться успеха на трассе, развивать компанию и продавать самые интересные в мире и лучшие в своем классе автомобили, а так же превосходить ожидания наших партнеров в любой сфере нашей деятельности.

Если посмотреть в будущее, я вижу, что мы должны развивать и расширять группу компаний, творчески используя наш опыт и технологии высочайшего уровня. Ограничившись этой сферой деятельности, у нас есть шанс создать расширяющийся бизнес, который сможет справиться с международными проблемами, благодаря бесчисленному набору вариантов деятельности. Независимо от того, будет ли она развивать лучшие в мире электормоторы для многочисленных применений, или работать с фармацевтической компанией GlaxoSmithKline, стремясь улучшить здоровье людей или сокращать выбросы CO2, используя наработанный за десятилетия опыт в высшей категории автоспорта, - всё это поможет нам развивать этот бизнес и улучшать качество жизни людей. Это достойные амбиции.

Вопрос: Наконец, что значит для вас тот факт, что McLaren исполнилось 50 лет? Это подходящее время для размышлений или отправная точка для новых амбиций?
Рон Деннис: Лично для меня 2 сентября 2013 года – это обычная дата, хотя она очень важна для McLaren, я полностью это признаю. Тем не менее, все, кто со мной работает, не удивятся, если услышат, что я не тот человек, который любит оглядываться назад. Итак, я считаю, что для нас оправданно признать наши истоки и успехи, и я считаю, что 50-летие – это подходящий момент, чтобы приостановиться, всё проанализировать и оценить наш прогресс и достижения. Самое важное, что это дает возможность каждому сотруднику McLaren понять, что он или она составляют чрезвычайно важную часть организации со столь богатой историей и культурой.

История McLaren началась с мечты одного человека, сейчас она позволяет реализовать свои мечты и надежды более 2000 человек, работающим без устали, как в свое время это делал Брюс Макларен, чтобы результаты нашей работы не уступали нашим прежним достижениям. Если хотите, можете назвать это ДНК McLaren или преемственностью бренда. При желании, назовите это корпоративной культурой McLaren, или неутолимой жаждой McLaren добиваться успеха в любом деле, тогда, возможно, вы максимально приблизитесь к тому, что я имею в виду, к моим мыслям и ощущениям.

Тридцать два года назад я четко видел ситуацию в McLaren. Сейчас я не менее ясно вижу ее будущее и так же предан компании и верю в ее успехи, как когда бы то ни было.

Текст: . Источник: пресс-служба McLaren
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости