Браун: "Мы были расстроены произошедшим в Хересе"

Росс Браун

Карьера Росса Брауна – редкий пример в истории автоспорта, когда человек добивался ярких успехов вместе с несколькими командами. Браун выигрывал чемпионаты в Benetton, Ferrari и Brawn, а теперь пытается привести к победе заводскую команду Mercedes.

В этом году начало тестов, однако, сложилось для команды обескураживающе: два первых дня были пропущены практически целиком. Нико Росберг и Льюис Хэмилтон сумели проехать по трассе в Хересе всего несколько кругов. Вскоре проблемы были решены, и оба пилота даже занимали первые места по итогам тестовых дней, но вопросы остались…

Вопрос: Росс, пословица «У семи нянек дитя без глазу» в 2013-м обрела для вас новый смысл?
Росс Браун: Эта проблема возникает, только если все пытаются делать одно и то же (смеётся). Очень важно чётко разграничить сферы ответственности. Если удается это сделать, то сложностей не возникнет. Лично я отвечаю за спортивную работу и оперативное руководство командой.

Вопрос: Раньше вы имели дело с представителями концерна Mercedes, но теперь этот представитель – Тото Вольфф, ставший ещё и акционером команды. Это что-то меняет?
Росс Браун: Хороший вопрос. Я не думал об этом. Я представляю всё немного иначе. Я имею дело с членами правления концерна, поэтому не жду никаких изменений.

Вопрос: Вы добились огромных успехов в Формуле 1, но не выигрывали чемпионатов с 2009 года. Это на вас как-то влияет?
Росс Браун: Думаю, это делает более амбициозным: вы испытываете голод по тем ощущениям, что были у вас в пору успеха. Формула 1 – невероятно сложный бизнес, и тут нужно всё правильно сделать на нескольких уровнях, чтобы добиться побед. Мы убедили Льюиса Хэмилтона присоединиться к нам и в 2012 году сформировали очень хороший технический штаб – наша новая машина это вполне отражает.

На то, чтобы понять, какие изменения необходимо произвести, нужно время, и те корректировки, которые вы делаете, начинают приносить плоды через 12 или 18 месяцев, какой бы ни была команда. Да, это не радует, но я искренне считаю, что мы движемся в верном направлении.

Вопрос: Если в 2013 году вам не удастся добиться успеха, вы будете ориентироваться на 2014-й? В 2009-м, когда правила сильно изменились, вы вместе с командой Brawn победили в обоих зачетах чемпионата…
Росс Браун: 2014-й откроет огромные возможности перед той командой, которая сумеет всё сделать, как надо. Конечно, мы тоже пытаемся этим воспользоваться. У меня есть ощущение, что на этот раз все признали: а) что такие возможности есть; б) что найти их – непростая задача. Во всяком случае, именно это я слышу от представителей других команд, которые тоже создали две рабочие группы – одна для модернизации машины 2013 года, другая – для создания шасси для следующего чемпионата. У нас единая команда, мы производим и шасси, и моторы, и у нас есть возможность работать над этими двумя основными компонентами в рамках единого проекта.

Вопрос: Подписав контракт с Льюисом, Mercedes получила одного из самых агрессивных гонщиков чемпионата. Это то качество, которое вам было необходимо?
Росс Браун: Прежде всего, нечасто появляется возможность подписать контракт с одним из лучших гонщиков чемпионата. У любого из них есть свои достоинства и недостатки, как и у всех в нашем бизнесе. Льюис – фантастический пилот. Это относится и к его скорости, и к умению бороться на трассе, и теперь нам нужно научиться вместе решать технические вопросы и заниматься модернизацией машины. Надо сказать, что тот короткий период, который Хэмилтон уже провёл с нами, был очень позитивным, и нет сомнений, что он уже стал частью нашей команды.

Вопрос: Если машина в этом году окажется недостаточно конкурентоспособной, есть шанс, что блеск Льюиса может померкнуть? Вы рассматривали такую возможность?
Росс Браун: Мы объяснили Льюису, что рассчитываем на долгосрочную программу. Речь не просто о том, чего мы можем достичь в этом или следующем году, речь шла о планах на ближайшие несколько лет. Думаю, очень важно, что Льюис это понял. Ясно одно: мы не можем подходить к работе в 2013-м году, придерживаясь той позиции, что у нас долгосрочный контракт с Льюисом, мы ему обещали, что в 2014-м всё будет хорошо, поэтому не должны переживать по поводу предстоящего сезона. Разумеется, мы переживаем и прикладываем много усилий, потому что уже сейчас хотим добиться максимума. Думаю, Льюис осознал, что у нас есть среднесрочный план, и хочет участвовать в его реализации.

Вопрос: Льюис – совершенно новый человек в вашей команде. Что вы знаете о нём из вашего личного опыта?
Росс Браун: Как нам всем известно, он невероятно быстрый гонщик. Он очень увлечён спортом и тем, чем занимается. Он обладает всеми качествами, чтобы стать чемпионом мира – что уже доказал. Все это нам известно. Но пока вы не приступите к совместной работе, вы не сможете понять, как правильно выстроить отношения, чтобы добиться необходимого эффекта синергии. Мы уже начали это делать, пока процесс идет вполне позитивно, и я надеюсь, что так будет и дальше.

Вопрос: Конечно, сейчас самая важная проблема – ваша новая машина W04. После сложностей, возникших в первые два дня тестов, вы хватались за сердце?
Росс Браун: Конечно, эти первые два дня обернулись сплошным расстройством. Но положительным в этой ситуации было отношение к ситуации и подход, который продемонстрировал Льюис. Его подход оказался очень зрелым: мы ему объяснили, что произошло, и он всё понял. Конечно, никто не ожидал подобных сложностей, но это был полезный опыт для команды и Льюиса. Так что, готов признать, мы были расстроены произошедшим в Хересе – это не то, с чем хочется столкнуться во время первого выезда на трассу вашего нового пилота.

Вопрос: Как обстоят дела сейчас? До начала сезона осталось всего четыре дня тестов…
Росс Браун: У нас возникали некоторые вопросы по поводу надёжности машины. Но, по всей видимости, проблемы не носят фундаментальный характер. Машина представляется шагом вперёд по сравнению с прошлогодней и ведёт себя именно так, как мы и рассчитывали, исходя из результатов симуляций и компьютерного моделирования. Нельзя сказать, что в наших руках уже чемпионская машина, но разница между машиной 2012-го и 2013-го годов действительно есть, а это всегда обнадёживает.

Вопрос: Насколько сложно планомерно продвигаться вперед, когда в вашем распоряжении шины, которые служат немногим больше одного круга?
Росс Браун: Вы должны применить максимально разумный подход и детально проанализировать всю собранную информацию. Сейчас у команд огромные возможности по изучению поведения машины – не то что в былые времена, когда нужно было очень осторожно проехать пять кругов, а затем ещё пять и сравнить время на секундомере. Конечно, секундомер и сейчас главный судья, но в вашем распоряжении очень большой объём информации, поэтому вы можете судить о том, что происходит.

Ситуация с резиной – побочный эффект высокой зрелищности гонок. Если у вас будут шины, которые служат вечно, гонки окажутся довольно скучными, а никто этого не хочет.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости