Росс Браун: "К победе ещё нужно привыкнуть"

Дженсон Баттон и Росс Браун

Подведение итогов сезона ещё впереди, но имена победителей уже известны – Brawn GP и Дженсон Баттон приедут на Гран При Абу-Даби в статусе действующих чемпионов мира. После финиша бразильской гонки владелец и руководитель Brawn GP Росс Браун комментировал ситуацию...

Вопрос: Росс, что вы чувствуете, вновь став чемпионом?
Росс Браун: Эйфорию, но ко всему этому ещё нужно привыкнуть. В отдельные моменты я уже понимаю, чего мы добились. Это особенный успех, очень особенный.

Вопрос: Ощущения иные, чем после побед в Ferrari? Более эмоциональные?

Росс Браун: Это другие ощущения. Чемпионаты проходят, вы быстро забываете о победах, но мне повезло выиграть ещё раз, уже в иных обстоятельствах.

Десять месяцев назад команды, фактически, не существовало. Был коллектив специалистов, который работал всю зиму, не зная, есть ли у нас будущее. При этом они работали по 60-70 часов в неделю. Обстоятельства совсем другие, и у нас не было тех ресурсов, которые были в Ferrari.

Вопрос: Насколько близки вы были к тому, чтобы не выйти на старт?
Росс Браун: Очень близки. Бывали дни, когда вечером я возвращался домой и не знал, что будет дальше. Очень важно, что в тот момент руководители – я, Ник Фрай, другие парни, Кэролайн – впадали в уныние не все вместе. Стоило мне подумать о том, что ситуация критическая, как звонил Ник и говорил, что он нашел решение. Это была группа людей, которые всегда продолжали бороться.

Вопрос: Дженсон назвал этот сезон счастливой сказкой, вы согласны?
Росс Браун: Я не знаю, что такое сказка. По моему поднять проект, который фактически был закрыт, и добиться того, чего мы добились сегодня – это уникальный опыт. Люди не сдавались, хотя могли оказаться на улице. Мы говорили им о том, что не знаем, что будет дальше, но нуждаемся в их поддержке, без которой, если проект состоится, мы ничего не сможем сделать. И они это сделали.

Вопрос: Какой тогда была ваша цель на сезон?

Росс Браун: Выживание. Я говорю искренне. Выйти на старт первой гонки, начать сезон и искать финансирование на будущее. У нас были средства только на один сезон. Мы прошли через разные фазы, выживание команды было первым этапом, пока мы с Ником Фраем и другими менеджерами были сосредоточены на этом, наш технический отдел продолжал работу с машиной.

Вопрос: Вы не знали, какими могут быть результаты сезона или даже первой гонки?
Росс Браун: Нет, но мы знали, что добились серьёзного прогресса при разработке машины, сделали шаг вперёд. Когда начались тесты, мы не увидели других машин, которые были бы так эффективны в условиях нового регламента – это вселяло оптимизм. Мы с ещё большей решимостью продолжили работу, мы знали, что у нас хорошая машина.

Вопрос: Дженсон назвал сегодняшнюю гонку лучшей в карьере...

Росс Браун: Он фантастически провёл гонку. Было несколько опасных ситуаций, каждая из них могла привести к сходу, но он действительно здорово провёл гонку. Мы снова увидели контраст между ужасной квалификацией и отличной гонкой, достойной чемпиона.

Вопрос: Он сильнее, чем многие думают?
Росс Браун: В субботу вечером он был подавлен. Дженсон знал, что ситуация почти безнадёжна и думал о том, как её изменить, как получить шанс выиграть титул, и уже утром был готов к борьбе. Он произвёл на меня впечатление.

Вопрос: Сейчас вы оцениваете его так же, как во времена работы с Ferrari, или открыли для себя что-то новое?
Росс Браун: Вы не можете составить мнение о ком-либо, пока не начнёте совместную работу. В 2004-м он здорово осложнил жизнь Ferrari, сезон для нас складывался великолепно, но Дженсон всегда был рядом. Но, повторю – пока вы не начнёте совместную работу, сложно давать оценку.

В прошлом году мне было трудно работать с ним из-за плохой машины. Многие уважаемые люди в команде говорили, что Дженсон очень хорош. Думаю, невероятно успешная первая половина сезона и очень жесткая вторая станут для него важным уроком.

Вопрос: Не было ли проблем между вашими гонщиками, которые боролись за титул?

Росс Браун: Борьба была открытой и честной, это уникально для Формулы 1.

Вопрос: Вы видели, что Рубенс первым поздравил Дженсона после финиша?
Росс Браун: У них настоящее, а не показное уважение друг к другу. На трассе они были жесткими соперниками, но ситуация оставалась абсолютно открытой. Жаль, что сегодня Рубенс не смог добиться успеха, у него был шанс, но второй набор шин оказался не так эффективен, а потом произошел прокол. "Бразильское проклятие" снова сработало.

Вопрос: Если в Абу-Даби Дженсон блестяще проведёт гонку, значит, главной проблемой был прессинг?
Росс Браун: Дженсон никогда прежде не боролся за титул. Он смог создать значительный отрыв, который потом сократился, но справился, и стал чемпионом мира. Думаю, это сделает его сильнее.

Вопрос: Сегодня вы празднуете успех, а утром в понедельник начнёте работу над следующим сезоном?

Росс Браун: Возможно, утром будет болеть голова, работа начнётся днём!

Вопрос: Ваше имя теперь в одном списке с McLaren, Ferrari и Williams, среди обладателей Кубка Конструкторов. Что вы чувствуете?
Росс Браун: Когда я уходил из Ferrari, команда подарила мне копию Кубка Конструкторов, она стоит в моём кабинете. На нём есть логотипы бывших обладателей – Ferrari, Lotus, McLaren. Сегодня я подумал, что теперь там будет и логотип Brawn GP. Это невероятно.

Вопрос: Что вы почувствуете, увидев там собственное имя?
Росс Браун: Гордость, ведь сначала мне казалось, что мы выбрали не самое удачное название.

Вопрос: Были и другие варианты?

Росс Браун: Мы перебрали множество вариантов, одним из них был Pure Racing, но звучание не понравилось.

Вопрос: Вы рассматривали и вариант с Tyrrell?

Росс Браун: Да, был вариант и с Tyrrell, но нашим партнёром была компания Mercedes-Benz и название Pure Mercedes не совсем подходило. Мы консультировались с Mercedes по поводу названия, потом Кэролайн МакГрори, наш юрист, спросила, почему бы не назвать команду моим именем. Этот вариант не вызвал возражений.

Вопрос: Вам пришлось провести серьёзные сокращения, у вас достаточно ресурсов, чтобы в следующем году отстоять титул?
Росс Браун: Это будет непросто. Машина разрабатывалась с использованием больших ресурсов, чем есть сегодня, но команды договорились об ограничении затрат. Возможно, чемпионат ждёт переходный период, но в течение года-двух ресурсы других команд будут примерно такими же, как и у Brawn GP.

Вопрос: Непросто было объявить своим сотрудникам об увольнении?
Росс Браун: Да, особенно учитывая работу, которую они проделали этой зимой. Они понимали, что это необходимость, у нас не было средств, чтобы содержать такой штат.

Вопрос: Дженсон не согласился бы выступать за бесплатно?
Росс Браун: Он и так получает минимум. Сумма существенно сократилась – это меньше половины от того, что зарабатывал прежде. У нас не было выбора, в той стадии он знал ситуацию в команде и не терял веру. Я говорю искренне, у Дженсона и Рубенса не было выбора, все решилось очень поздно.

Вопрос: Чемпионская команда должна привлечь спонсоров?
Росс Браун: На следующий сезон у нас достаточное финансирование.

Вопрос: У Дженсона были некоторые варианты на этот сезон, но он хотел выступать за вашу команду, на машине, на которой написано ваше имя...
Росс Браун: Возможно. Я рад, что он остался с нами, и что Рубенс решил остаться - они оба стали неотъемлемой частью этого успеха. Первые четыре гонки мы провели с двумя шасси. Вы видели, сколько машин разбили молодые гонщики в последних Гран При, а ведь у нас было лишь три шасси на весь сезон. Это – крохи по сравнению с тем, что у меня было в Ferrari, но гонщики справились с этой ситуацией.

Вопрос: Дженсон останется с вами в следующем сезоне?
Росс Браун: Теперь можно сесть и начать переговоры. Мы упустили удобный момент для переговоров этим летом, и в ближайшие несколько недель, вместе с Ником Фраем, обсудим этот вопрос с гонщиками.

Вопрос: Некоторые считают, что будет невозможно добиться большего...
Росс Браун: Это действительно будет непросто.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости