Герхард Бергер о работе в FIA и Себастьяне Феттеле

Герхард Бергер

В прошлом году время от времени появлялись слухи о том, что Герхард Бергер может возглавить одну из команд, но австрийский экс-пилот Ф1 старался избегать разговоров о возвращении в автоспорт. Тем не менее, в декабре он согласился на просьбу президента FIA Жана Тодта войти в Комиссию формульных гонок, которая должна была стать единым руководящим центром для многочисленных "младших" серий.

Журнал Auto Motor und Sport опубликовал первую часть обстоятельного интервью с Бергером, в которой победитель десяти Гран При подробно рассказывает о новой работе и о том, что отличает Себастьяна Феттеля от других пилотов…

Вопрос: Чем именно вы занимаетесь в FIA?
Герхард Бергер: Макс Мосли давно пытался привлечь меня к участию в деятельности в FIA, а Жан Тодт продолжил его дело. На самом деле, работа в FIA – это не моё. Суть в том, что мы должны разработать новый регламент и контролировать его исполнение. Моя задача заключается в анализе коммерческого аспекта – именно поэтому я долго сопротивлялся приглашению FIA.

Став президентом федерации, Жан Тодт сначала попытался привлечь меня в Формулу 1, но я отказался, поскольку она затрагивает много сфер интересов, и очень быстро можно оказаться между двух стульев. Некоторое время спустя он выбрал подходящий момент и снова спросил меня, не мог бы я заняться хотя бы молодежными программами и поделиться опытом.

Вопрос: Именно над этим вы сейчас работаете?
Герхард Бергер: Задача в том, чтобы укрепить чемпионаты FIA (от картинга до Формулы 1) и разработать подходящий регламент для некоторых "младших" формул.

Гонщик должен проходить путь от картинга до Формулы 1 при разумных затратах, а в последнее время этим пренебрегали: появилось огромное количество серий, у которых нет четких правил. Разнообразие чемпионатов приводит к тому, что талантливые гонщики и спонсоры теряются и не могут сконцентрироваться на чем-то одном. У молодого пилота возникает много вопросов. В какой из множества серий надо продолжить карьеру после картинга? Переходить ли потом в Формулу 3 или в GP3? Продолжать выступления в GP2, Мировой серии Renault или в Формуле 2?

Раньше существовал четкий план действий: если вы побеждаете на Фестивале Формулы Ford в Брэндс-Хэтче, то занимаете видное место в списках руководителей команд Формулы 1. Ваша дальнейшая карьера была предопределена: только Формула 3, а затем Формула 2.

Вопрос: Вы занимаетесь по большей части офисной работой?
Герхард Бергер: В первые несколько месяцев я должен понять, как обстоят дела в "младших" сериях, и проанализировать их плюсы и минусы. При этом не имеет значения, кто организует гоночное первенство – я хотел бы использовать в чемпионатах FIA хорошие идеи из всех серий.

В принципе, я представляю себе путь, который гонщик должен пройти от картинга к Формуле 1. Он состоит из трех этапов: "Формула для дебютантов", Формула 3 и Формула 2. Каждый из этих чемпионатов должен быть очень эффективным, чтобы никто из талантливых гонщиков не отдавал предпочтение другой серии.

Сегодня это не так: молодые таланты выступают в разных гоночных сериях: три хороших пилота – в GP2, три – в Формуле 2 и три – в Мировой серии Renault. В результате в европейской Формуле 3 участвует всего 12 машин. Это плохо.

Вопрос: Почему так трудно сесть за стол переговоров? Ведь всем очевидно, что множество разрозненных серий – это неэффективно…
Герхард Бергер: Я бы не хотел выбирать в каждом классе лучшую гоночную серию: возможно, это будет не Формула 2, а GP2. Я довольно объективно подхожу к этой задаче и, разумеется, знаю, что за отдельными сериями стоят определенные интересы. Сначала я хочу найти человека, который помог бы мне разработать оптимальную модель молодежных серий. Если я пойму, что мне не от кого ждать помощи, поскольку каждый преследует корыстные цели, то найду способ сделать все правильно своими силами. Однако мне не хочется идти на очевидный конфликт.

Наша цель – создать для FIA конкурентоспособные чемпионаты. Это займет некоторое время, поскольку сначала я должен определить сильные стороны и недостатки каждой существующей гоночной серии.

Вопрос: А потом?
Герхард Бергер: Затем надо создать регламент, который устранял бы эти недостатки, и наконец, применить его на практике.

Вопрос: Кажется, вас ждет много работы…
Герхард Бергер: Возможно.

Вопрос: FIA могла бы упростить эту задачу и разработать систему перехода в высшую лигу автоспорта. Например: в Формулу 1 попадают те гонщики, которые добились успеха в Формуле 3, а затем в Формуле 2.
Герхард Бергер: Такая система уже существует, и однажды она должна сработать, но не сейчас. Я хочу привлечь людей на свою сторону и общими усилиями найти конструктивное решение. Беседуя с другими, я быстро понимаю, кто хочет помогать новым поколениям гонщиков, а кто заботится о наживе. Если чемпионат получится хорошим, при этом не так и важно, кто его организует: главное, что можно будет брать за образец для соответствующего возраста и уровня подготовки пилотов. Однако это чемпионат FIA, и он должен быть настолько привлекательным, что все захотят в нем оказаться. В противном случае возникнет опасность появления множества серий, ни одна из которых не приводит к цели.

Вопрос: Разве не все в автоспорте заботятся только о своем бизнесе?
Герхард Бергер: Это нормально для Формулы 1, ведь там вращаются огромные капиталы. В молодежных сериях бизнес не может быть доминирующим фактором – иначе за бортом окажутся действительно талантливые гонщики. Если у пилота нет денег, он рискует с треском провалиться. Руководители команд Формулы 1 уже не следят за младшими сериями, именно это привлекает меня в поставленной задаче. Я идеалист и хочу вывести молодых талантливых гонщиков на первый план.

Вопрос: Стоимость участия в чемпионате, несомненно, очень большая проблема. В какую сумму обходится карьера гонщика от картинга до Формулы 1?
Герхард Бергер: Все начинается уже в картинге. Сезон в заводской команде стоит более 200 000 евро, а это неприемлемо. Для выступления в GP2 необходимо собрать до 4 миллионов евро – это безумие. Кто должен оплачивать карьеру пилота?

Вопрос: Сколько может стоить "Формула для начинающих"?
Герхард Бергер: Было бы разумно, если бы сезон в картинге стоил не больше 50 000 евро, в "Формуле для начинающих" – 100 000 евро, в Формуле 3 – 300 000 евро, а последнюю ступень перед Формулой 1 можно было бы преодолеть минимум за полмиллиона. Это приблизительные суммы, за несколько ближайших месяцев я хочу определить, насколько они реалистичны.

Вопрос: Команда играет важную роль в подготовке молодых пилотов. Ни в одном из младших классов не готовят к Формуле 1…
Герхард Бергер: Проблема Формулы 1 в высокой стоимости дебюта. Новая команда может добиться успеха, только если обладает заводской поддержкой или находит крупного спонсора, такого как Red Bull или богатого шейха. Уже нельзя повторить историю Эдди Джордана. Такова реальность. Я несколько раз просчитывал разные варианты создания собственной команды, но это не сработало. Тем не менее, у меня появился такой шанс, я стал совладельцем существующей команды, которую спонсировала Red Bull. Но даже в таких условиях невозможно долго существовать без проблем.

В младших классах есть довольно хорошие команды и сильные гонщики, которые могли бы создать с нуля команду Формулы 1. Например, ART [сейчас – Lotus GP]. Она добивалась успеха и в Формуле 2, и в GP2, а теперь хочет дебютировать в Формуле 1, но у нее, как и у других, нет на это денег.

Вопрос: Не пугает ли осознание того, что у команд из молодежных серий почти нет перспектив роста, а кого-то из тех, кто уже участвует в Формуле 1, может ожидать скорое разорение?
Герхард Бергер: Если найти спонсора, то можно добиться успеха, даже если вести борьбу в конце пелотона. Лучший пример – это Toro Rosso. Она купила у Minardi несколько подержанных машин и старую базу, где не было даже аэродинамической трубы. Затем Франц Тост и Джорджио Асканелли создали работоспособную команду, что, конечно, стало возможным только благодаря огромной поддержке Red Bull. В некотором смысле, мы остаемся идеалистами и мечтателями, желающими, чтобы новые команды, как и прежде, создавались из ничего.

Сегодня Формула 1 стала жестоким бизнесом и не знает сострадания. Она принадлежит CVC – а это финансовая компания, которой важен возврат инвестиций. Автоспорт – это всего лишь средство достижения цели. Для этого должно быть минимум 20 машин, и CVC, в принципе, безразлично, кому принадлежат эти машины. Все отлично, пока шоу продолжается, и есть контракты на трансляции. Берни Экклстоун организует это лучше, чем кто-либо. Только он знает, что такое автоспорт, но это не его дело – он должен выполнять поручения CVC, и находить новые средства, а не новых Эдди Джорданов или Герхардов Бергеров. Мы бы лучше устроили гонку в Брендс-Хэтче, а не в Абу-Даби, но Гран При Абу-Даби, даже если он проходит при пустых трибунах, важнее для тех, кому принадлежит этот бизнес. В Абу-Даби платят по счетам, а в Брендс-Хэтче – нет.

Вопрос: Вернемся к молодому поколению гонщиков. Себастьян Феттель, Фернандо Алонсо и Льюис Хэмилтон прошли разный путь, чтобы попасть в Формулу 1. Какой из них был лучше, и бывает ли идеальный способ оказаться в Формуле 1?
Герхард Бергер: Все они раньше выступали в Формуле 3, как Айртон Сенна, Ален Прост, Мартин Брандл и я. Мне кажется, что Формула 3 играет главную роль среди молодежных серий. Особо одаренные гонщики пропустили Формулу 2 и сразу же оказались в Формуле 1, поэтому я тоже начну с Формулы 3. Если она безупречно функционирует, то надо понять, какая серия за ней последует.

Вопрос: В чем преимущество Формулы 3?
Герхард Бергер: Формула 3 – это первая серия, в которой гонщик работает с аэродинамикой и настройками машины. В ней используются одинаковые двигатели, поэтому в итоге все зависит от мастерства гонщика.

Вопрос: Однако сейчас Формула 3 переживает непростой период…
Герхард Бергер: В этом вся проблема. Кроме того, регламент чемпионата отличается в разных странах, поэтому из-за разницы в правилах некоторые команды не могут участвовать в гонке F3-Masters в Зандфорте. Я пока не хочу говорить о том, как должна выглядеть Формула 3 – сначала нужно всё детально изучить, и на это мне потребуется три или четыре месяца. После этого я смогу сказать, как я себе это представляю.

Вопрос: В "младших" формулах пилоты учатся ездить быстро. Где можно научиться тому, что отличает Алонсо, Феттеля и Хэмилтона от других гонщиков?
Герхард Бергер: Этому нельзя научиться – это либо есть, либо нет. Я видел много пилотов за свою карьеру, все они были талантливы, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но, в конечном счете, успех зависит от склада ума. У некоторых людей есть эта особенность.

Себастьян всегда опережал свое время. Уже в 19 лет он пилотировал BMW и Toro Rosso на уровне 30-летнего профессионала. Когда я был в его возрасте, то и вел себя как 19-летний. С самого начала стало понятно, что в этом часть его успеха. К тому же, Феттель не теряет концентрацию в условиях прессинга и в любой момент может прибавить – мы были этому свидетелями на последних минутах многих квалификаций. Он невероятно приятный человек и способен мотивировать команду. Айртон Сенна и Михаэль Шумахер тоже умели это делать.

Мы всегда слушали тим-радио Benetton [в первой половине 90-х]. Больше всего нас поражало спокойствие Михаэля за рулем, независимо от того, как развивались события на трассе. Он постоянно все контролировал. Мы с Жаном Алези давно бы потеряли терпение. Если бы сегодня мне пришлось снова начинать выступления, я бы последовал примеру Михаэля, ведь так можно быстрее двигать команду вперед. Но когда я был молод, то не знал этого.

Расчетливость – это половина успеха. Именно так Ники Лауда выиграл третий чемпионский титул [в 1984 году]. В то время Ален Прост уже был быстр, но Ники спокойно пытался понять, в чем его преимущество, и прилагал максимум усилий, чтобы опередить Алена.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости