Михаил Алешин: "Любой гонщик мечтает о Формуле 1..."

Михаил Алешин на пресс-конференции после победы в Ошерслебене

После завершения сезона в Формуле 2 Михаил Алешин посетил редакцию F1News.Ru, где состоялся обстоятельный разговор, посвященный итогам чемпионата и планам на ближайшее будущее…

Вопрос: Финальный этап чемпионата прошел уже три недели назад, и, наверное, вы успели проанализировать итоги сезона. Какие ожидания сбылись, а какие, может быть, нет?
Михаил Алешин: Как я и ожидал, все участники чемпионата были поставлены в равные условия, что действительно позволило выявить лучших – и в этом отношении я вполне удовлетворен. На каждой гонке со мной работал новый инженер, шла такая ротация кадров, хотя механики были одни и те же.

В целом, инженеры, конечно, примерно одного уровня, но все же кто-то был получше, кто-то – похуже, но когда я уже как-то вник в этот процесс, познакомился с людьми, то был приятно удивлен: оказалось, что многие из них – действующие инженеры команд Формулы 1.

Так что работать было действительно интересно, и мои ожидания во многом оправдались. Самым же неприятным фактором в этом году стала надежность техники.

Надо сказать, что я был готов и к этому, потому что не впервые выступал на новой для себя машине, но современная Формула 2 – абсолютно новая серия. Сначала неразбериха была полная: приезжаешь на гонку, инженеры ходят, и вообще никто не знает, например, где будет брифинг. Но даже это более-менее нормально, ничего особенно неожиданного, но, конечно, хотелось бы, чтобы поломок было меньше.

В блокноте я фиксировал, у кого какие технические проблемы возникали, и когда в конце сезона подвел итог, то оказалось, что я в этом списке на втором или третьем месте.

Вопрос: Это связано с тем, что машина еще была «сырая» и требовала доводки?
Михаил Алешин: Да, но, возможно, мне еще и не повезло немного, и такая машина попалась. Может, механик что-то недоглядел, хотя и был, вроде бы, вполне нормальным профессионалом. Просто в Формуле 2 принята такая система: одни люди работают с нами во время гонок, и совсем другие занимаются с машинами на базе компании Motorsport Vision (промоутера чемпионата) при участии специалистов из Williams, где проводятся плановые проверки, обслуживание и какие-то сложные ремонты.

Но, получается, что все эти люди трудятся как одна огромная команда, а когда в деле участвует много народа, качество, как известно, может падать. И тут уж кому как повезет. Так что, если честно, техническая сторона дела – это единственное, что мне не понравилось, а все остальное было очень хорошо, и даже превзошло мои ожидания.

Но, скорее всего, первые технические проблемы, с которыми мне пришлось столкнуться, были связаны с тем, что общий механизм взаимодействия еще не был отлажен.

Давайте вспомним ситуацию в Спа, когда я разбил машину на тренировке. Ее привезли после аварии, и, разобранная на несколько частей, она лежала снаружи боксов, и 40 минут никто не мог ее даже в гараж занести. У меня есть свой механик, но он же не может один, и мне пришлось самому все организовать, руководить процессом, собирать людей. Иначе бы это еще затянулось неизвестно на сколько.

Обычно, если у тебя что-то случилось, ты куда-то врезаешься, то машину привозят в боксы, и тут же начинается работа. А в Спа все длилось очень долго, и в итоге нам не хватило буквально 20-ти минут: мы не успели собрать машину перед квалификацией.

Вопрос: Практически всех сильных гонщиков вашего поколения, перешедших в Формулу 2, вы хорошо знали по выступлениям в других сериях. Что показал этот сезон, если сравнивать ваши результаты с результатами соперников?
Михаил Алешин: Если взять людей, которые гонялись со мной, то Роберту Уиккенсу (канадцу, который, как и Михаил, входит в молодежную команду Red Bull) в этом году тоже немножко не везло. Как и у меня, у него тоже были какие-то технические проблемы, но в целом сезон мы провели достаточно ровно: по итогам чемпионата я проиграл Роберту всего пять очков.

Но, например, прошлогодний вице-чемпион Мировой серии Renault Жюльен Жус закончил сезон лишь на пятом месте, уступив мне 10 очков, хотя на него возлагались большие надежды.

Когда только появилась идея провести сезон в Формуле 2, я с самого начала знал, что легко не будет, потому что столь интересный чемпионат, которому гарантировано повышенное внимание со стороны европейской прессы и телевидения, привлечет внимание очень многих гонщиков. Причем, цена за участие в серии была вполне вменяемой, плюс победителю и призерам чемпионата была обещана Суперлицензия FIA.

Насколько мне известно, на участие в Формуле 2 было подано более ста заявок – так много оказалось желающих. В другие серии в этом году попасть было намного легче – и только здесь была настоящая очередь.

Вопрос: А что вы можете сказать о первом чемпионе возрожденной Формулы 2 Энди Соучеке? Ведь вы знакомы с ним уже не первый год год?
Михаил Алешин: Начнем с того, что у Соучека была одна из самых надежных машин, и в паддоке ходили слухи, что это не случайно, но, по-моему, он бы все равно выиграл чемпионат,– даже если ему кто-то и помог. В этот раз он действительно был круче всех.

Я помню, как здорово он провел гонку в Донингтоне: стартовал не с самой лучшей позиции, рискуя, пробился поближе к лидерам и заработал хорошие очки, хотя у него и без того был значительный отрыв в личном зачете серии. Он настоящий боец, и, по-моему, титул ему достался вполне заслуженно, хотя, надо признать, его машина действительно ломалась меньше, чем у других.

Вопрос: Помогла ли вам Формула 2 развиваться в профессиональном отношении?
Михаил Алешин: Я и раньше всегда вникал во всякие технические подробности, связанные с машинами, на которых езжу – мне это не просто интересно: я понимаю, что это необходимо. Мне вообще все нужно знать, и я в этом смысле человек довольно дотошный. Но сейчас все приходилось контролировать самому, ведь некоторые из инженеров до конца сезона так и не поняли, как надо с машиной работать, и, занимаясь поиском настроек, мне приходилось буквально стучать кулаком, настаивая на своем.

В Формуле 2 нужно было уметь общаться с людьми, быстро находить контакт, – это оказалось очень важно, и с этой задачей я справился. Важно было быстро понять машину, особенности ее поведения, и если не брать во внимание механические поломки, то в ходе сезона у меня все складывалось более-менее ровно, за исключением самой первой гонки в Валенсии, когда я еще вообще не успел разобраться с машиной.

Все это можно считать самыми важными уроками сезона. Конкуренция в Формуле 2 очень плотная, поэтому весь чемпионат необходимо было много работать над собой. Можно вспомнить, сколько времени я потратил в этом году, анализируя телеметрию. А про спортзал вообще не говорю: когда мне не нужно никуда выезжать, когда я нахожусь на базе Red Bull Junior Team в Австрии, то в среднем у меня получается 42 часа тренировок в неделю.

В этом году мне действительно удалось найти свой ритм работы, – и на трассе, и вне трассы. И в этом смысле год, проведенный в Формуле 2, дал мне, пожалуй, больше, чем последний сезон, проведенный в Мировой серии Renault.

Михаил Алешин лидирует в Ошерслебене

Вопрос: Будем считать, что ваше мнение об итогах 2009-го года мы уже знаем, а как оценивают результаты сезона в Red Bull, в Лукойл? Что говорят спонсоры?
Михаил Алешин: Думаю, что в общем и целом мои спонсоры довольны. .
Безусловно, всегда есть к чему стремиться. Конечно, мне хотелось выиграть в этом году, но Соучек оказался сильнее. Но на самом деле, это один из лучших результатов в моей карьере. Несмотря на все технические проблемы, преследовавшие меня в этом сезоне, я финишировал третьим. Думаю, спонсоры должны это оценить.

Вопрос: Если согласиться, что третье место в Формуле 2 – это успех, – а мы, на самом деле, в этом не сомневаемся, – то его надо развивать. Понятно, что вы ответите предельно дипломатично, но, тем не менее: какие у вас ближайшие возможности для продолжения карьеры? Каким должен быть следующий шаг?
Михаил Алешин: Могу сказать с предельной откровенностью: пока ничего не известно. Есть различные планы, разные предложения, которые необходимо рассматривать – так было и в этом году, и в прошлом, и за год до этого. Не все зависит только от меня – есть люди и компании, которые могли бы стать спонсорами этих проектов, поэтому нужно узнать их мнение и все согласовать. Но, разумеется, любой гонщик мечтает попасть в Формулу 1, и не сказать об этом было бы неправильно. Я никогда этого не скрывал, и это действительно моя цель, и я делаю все, чтобы ее добиться.

Вопрос: Раз уж упомянули Формулу 1, то предлагаем вкратце подвести главные итоги недавно закончившегося сезона – с вашей точки зрения…
Михаил Алешин: Думаю, что Дженсон Баттон в этом году удивил многих, в том числе и меня. Похоже, раньше, когда он выступал не в самых лучших командах, то просто «дремал», а сейчас под началом Росса Брауна по-настоящему расцвел. У Баттона, по-моему, есть та же черта, что и у Энди Соучека: даже имея запас очков, он все равно борется на трассе, как лев, проводит рискованные обгоны, стремится добиться максимально высокого результата. Так что Дженсон стал чемпионом вполне заслуженно.

Если вспомнить моего прежнего напарника по Мировой серии, Себастьяна Феттеля, то я уверен – он своего добьется, рано или поздно. Я его очень хорошо знаю – цепкий парень. Он надеялся и верил до последнего момента в возможность победы. Но у него вся жизнь впереди, так что, думаю, он нас еще порадует интересными обгонами, борьбой, и, если получится, и чемпионским титулом.

На трассе Себастьян не привык уступать, – я это и по себе знаю. Он всегда рвется к победе и при этом не готов к компромиссам – с одной стороны, чемпионское качество, но с другой, у него пока не очень хорошо получается извлекать из ситуации максимум и просто добывать какие-то очки или даже подиумы – очевидно, по молодости. Особенно это чувствовалось в начале сезона – вспомним Мельбурн...

Вопрос: Приходилось ли когда-либо пересекаться с Камуи Кобаяши, которого можно считать открытием последних двух гонок сезона?
Михаил Алешин: Доводилось! Когда-то, когда я еще выступал в немецкой Формуле Renault в составе Lukoil Racing, с нами соревновались и итальянские команды, и вот тогда я и встретился с Кобаяши. Это было на Нюрбургринге – кстати, тогда я провел, наверное, одну из лучших гонок. У меня сломалась коробка передач, и поэтому я стартовал последним, но шел дождь, и на мокрой трассе в итоге финишировал вторым. И единственный человек, который сопротивлялся больше одного круга и не пропускал меня, был Кобаяши.

Ехал он при этом секунды на две медленнее, и бороться ему было не за что. Но защищался он отчаянно, машина его в поворотах скользила всеми четырьмя колесами, и я думал, еще чуть-чуть – и он «уберется». Однако ему как-то удавалось машину удерживать, попадать в поворот, и я по-прежнему оставался сзади. Вот такие у меня о нем воспоминания. Парень он веселый, в том числе и на трассе – как все успели заметить. Кстати, на следующий год, в 2005-м, он стал чемпионом Европы в Формуле Renault.

Вопрос: Когда вы говорите о 2010-м годе, то хочется уточнить: сколь широк спектр поступающих предложений? Речь идет только об открытых колесах, или о кузовах тоже?
Михаил Алешин: Конечно, я рассчитываю на открытые колеса. Хотя предложений очень много, они действительно очень разные, из разных стран. В том числе, как всегда, зовут и в кузова. Пока есть желание продолжать выступать в формулах, но, повторюсь, все будет зависеть от предложений.

И, разумеется, я хочу сказать спасибо спонсорам, болельщикам, друзьям и вообще всем, кто меня поддерживал в этом году!


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости