F1ЛОС’офия: Мне в Энстоун, по делу, срочно!

База Renault F1 в Энстоуне

Кто-то ворчит, что времена настали суетливые, что жизнь проносится перед глазами, как за окном курьерского поезда – и рад бы на чем-то сосредоточиться, ухватить деталь, присмотреться повнимательнее – да не получается!..

Но мы не из таковских. Достаточно древнее словечко «суета» заменить на современное «мобильность» – и картина приобретает совершенно иной вид, унылые интонации сменяются на позитивные, и хочется побольше всего успеть. Вот, например, любимая Формула 1 – эталон мобильности: каждые две недели гастроли в очередной стране, а то и на другом континенте. Поэтому когда F1News.Ru получил приглашение буквально на денёк слетать в Энстоун на базу Renault F1 – нас не нужно было долго уговаривать.

Правда, вмешалась стихия: из-за извержения исландского вулкана с труднопроизносимым названием поездка состоялась не в конце апреля, а лишь в начале июня. Но, пожалуй, это даже неплохо, поскольку позади больше трети сезона, команда уже лучше присмотрелась к Виталию Петрову, а он – к команде, и в целом ситуацию можно назвать более сбалансированной.

Итак, ранний подъем, дорога в аэропорт, общение с коллегами из других изданий, пограничные и прочие формальности, вполне комфортабельный полет на борту Boeing-737 – и вот мы уже рулим по полосе в Хитроу.

С одной стороны, авиапутешествие в сторону Гринвичского меридиана дарит тебе целых три часа времени, с другой стороны, такое ощущение, что время в Лондоне несется раза в два быстрее, чем в Москве. Короткая и бестолковая пробежка под дождем по центральным улицам, знакомым еще по школьному учебнику английского; встреча со старинным приятелем, – не виделись несколько лет, – торопливая беседа за пинтой эля в маленьком пабе; полный восторг от знаменитого мюзикла The Phantom of the Opera; поздний отбой…

Событий, вроде бы, в избытке, но сутки пронеслись незаметно, уступив очередь следующему – основному дню нашей программы.

High-Tech среди полей

Дорога в Энстоун из отеля, расположенного в самом центре Лондона, заняла около двух часов. В какой-то момент автобус свернул с автострады на второстепенное шоссе, которое вскоре превратилось в узкую дорожку, бегущую меж ухоженных нив Оксфордшира – кругом одно сплошное сельское хозяйство. Как-то с трудом укладывалось в голове, что мы приближаемся к базе одной из топ-команд Формулы 1. Аэрокосмические технологии посреди буколических пейзажей центральной Англии – есть в этом какой-то диссонанс. Впрочем, Байконур тоже находится в степях.

Если кому-то доведется ехать на базу Renault F1, будьте начеку: с дороги ее практически не видно, и запросто можно проскочить мимо. Дело в том, что в свое время штаб-квартира команды Toleman, ставшей впоследствии Benetton, а уже затем – Renault, была построена на месте старого карьера, где добывался какой-то строительный камень. Поэтому с дороги мало что можно разглядеть, – разве что обширную зону паркинга, плотно заставленную личным транспортом персонала. Все здания – приземистые, словно вросшие в землю: очевидно, хозяева объекта исходили из соображений практичности. Это McLaren приглашала Нормана Фостера, чтобы он отгрохал целый дворец – знаменитый Технологический центр, – а здесь, в Энстоуне, все предельно функционально. От определения «скромно» лучше воздержаться: все-таки речь о команде, годовой бюджет которой исчисляется сотнями миллионов евро.

Здесь в Энстоуне принимают гостей...

В просторном помещении, где принимают гостей, стоят старые гоночные машины Renault, на которых в 80-х выступали Ален Прост и Рене Арну, Дерек Уоррик и Патрик Тамбэ; напротив – чемпионские Benetton В195 Михаэля Шумахера и Renault R25 Фернандо Алонсо. На подиуме в глубине зала – похоже, позапрошлогодняя машина, но в характерной желто-черной раскраске этого сезона.

С этого автомобиля началась история Renault

Однако больше всего внимание привлекает вуатюретка Renault A образца 1898 года – автомобиль, построенный молодым Луи Рено собственноручно, с которого и началась славная история французского автогиганта. И пусть в Энстоуне находится не оригинал, а лишь реплика, это дело не меняет: связь времен вполне ощущается.

Нас встречает старый знакомый – Брэдли Лорд, человек, несколько лет проработавший в пресс-службе команды, затем перешедший «по другую сторону баррикад», т.е. в журналистику (F1 Racing и Autosport), а ныне вернувшийся в Renault. На вопрос о причинах возвращения к прежней профессии, Брэдли, улыбаясь, ответил, что у него родился сын, семья переехала в Оксфордшир, поближе к природе, и тут подоспело предложение от бывших коллег по Renault F1…

Спрашиваю Брэдли об атмосфере в команде: он еще больше воодушевляется и рассказывает о новом этапе в ее истории: «Как ты знаешь, развитие в Формуле 1 идет циклами: в прошлом году Renault F1 была в кризисе, но теперь сменились владельцы, пришел новый руководитель – начинается новый подъем, все настроены по-боевому, напряженно работают, стараясь поскорее восстановить былую форму…»

Первые добрые слова о Виталии Петрове я услышал уже от Брэдли, причем, мне показалось, что он говорил с искренней теплотой, с чувством, скорее, просто как человек, а не как официальное лицо: русский гонщик прогрессирует очень быстро, быстрее, чем можно было ожидать, отлично провел недавний Гран При Турции, и журналисты, в том числе и местные, британские, совершенно заслуженно его хвалят.

Что ж, неплохая увертюра к основной программе визита в Энстоун. Впереди общение и с самим Виталием, и с руководством команды: посмотрим, получит ли развитие жизнеутверждающая тема…

Команда на подъеме

База Renault F1 в Энстоуне

О двухчасовой экскурсии по заводу Renault F1 можно рассказывать долго, хотя принципиальных отличий от технологий, применяемых в других командах, здесь нет. Однако несколько фактов заслуживают упоминания: примерно полгода назад была закончена достаточно серьезная реконструкция аэродинамической трубы, что позволило добиваться более точных результатов исследований. Скорость, которую команда демонстрирует в сезоне-2010, отчасти объясняется еще и этим.

Вход в отдел CFD

Параллельно вкладываются значительные средства в совершенствование комплекса CFD (вычислительной гидродинамики). На базе в Энстоуне он расположен буквально в подземелье, в специально сооруженном бункере. Судя по тому, что нас дальше дверей, точнее, "прихожей", не пустили, именно там и куется секретное оружие будущих побед Renault F1.

Общая численность сотрудников команды – 450 человек, из них 85% трудятся в Энстоуне, остальные занимаются производством гоночных моторов в парижском предместье Вири-Шатийон. Пожалуй, это дает какое-то представление о масштабах деятельности Renault F1: это действительно топ-команда, без всяких оговорок, которая, при самых неблагоприятных обстоятельствах, не должна опускаться в табели о рангах Формулы 1 ниже 5-го места. Поэтому прошлогоднее 8-е место в Кубке конструкторов иначе как кризисом не назовешь. О том, почему это случилось, речь пойдет позже, но, к счастью, все уже в прошлом: люди, кого мы встречали в Энстоуне, буквально светились от улыбок, рассказывая нам о своей работе. Возможно, я неисправимый романтик, но мне показалось, что эти улыбки отражают то состояние вдохновения и тот азарт, которые команда вновь испытывает в 2010-м году.

Вообще, каждая встреча, пусть и мимолетная, была по-своему интересна; хотелось подольше пообщаться даже с самыми рядовыми сотрудниками – наверное, о каждом из них можно написать рассказ. Например, 30-летний Алистер Грин уже 11 лет занимается изготовлением выхлопных труб для гоночных моторов Renault. Улыбаясь, он говорит, что до сих пор, несмотря на кое-какой опыт, так и не достиг совершенства. Явно шутит.

Выхлопная труба двигателя Renault V8

Фотографировать в цехах нам, разумеется, не разрешили, хотя фото в любом случае не может передать ощущения, которые ты испытываешь, когда держишь в руках такую трубу, изготовленную Алистером и его коллегами. Практически все делается вручную из специального жаропрочного сплава Inconel (инконель). В год производится 70-75 труб, и на каждую уходит порядка 30 часов рабочего времени. Понятно, что здесь требуется исключительные точность и качество, – впрочем, как и везде в Формуле 1. Неудивительно, что необходимый профессионализм приходит только с годами…

И таких встреч в ходе экскурсии по заводу было немало…

Босс на работе!

В тот день, когда мы посетили Энстоун, команда готовилась к Гран При Канады. Ее глава Эрик Булье и технический директор Джеймс Эллисон, с которыми российские журналисты имели возможность пообщаться, подчеркнули, что темпы модернизации, взятые Renault F1 в этом сезоне, едва ли не беспрецедентны. По крайней мере, уже несколько лет коллектив не работал с такой интенсивностью. И усилия дают эффект: начиная с февральских тестов, проходивших в Барселоне, команда уже отыграла более секунды и продолжает прогрессировать практически с каждой гонкой.

Кстати, Эрик Булье высказал любопытную мысль: несколько десятилетий в Формуле 1 доминировали харизматические лидеры, такие как Флавио Бриаторе, Рон Деннис или Фрэнк Уильямс, а сейчас пришло новое поколение менеджеров. Разумеется, к этому поколению он причисляет и себя. Судя по эффективности, с которой он командует парадом в Энстоуне, Булье жесткий прагматик: «Настроения в команде были на крайне низком уровне. Причина того, что результаты падали год от года, во многом заключалась в неправильной организации, в ошибках менеджмента. Впрочем, были и другие причины… Но мы изменили подход к работе и добились высоких темпов модернизации машины, – раньше этого не было.

Когда я говорю о новом подходе к управлению, это буквально означает, что мы каждый день находимся на базе и каждый день твердим: надо работать еще лучше! Понимаете? Если бы меня здесь не было, команда не добилась бы такого прогресса. И дело не во мне лично, а самом факте моего присутствия. Все знают: босс на работе! И это тоже влияет на отношение людей к делу…»

Что же касается харизмы… Это особое качество измеряется не только числом публикаций в гламурных журналах и таблоидах, посвященных тому или иному герою Формулы 1 – а упомянутый экс-глава команды Флавио Бриаторе, безусловно, относится именно к этому разряду людей, ведь именно при нем Benetton и Renault выиграли все четыре титула.

Эрик Булье

Мсье Булье скромничает: в каждом его взгляде, жесте или интонации сквозит какая-то особенная убежденность в правоте своего дела. Уверен, любой журналист, кому довелось общаться с ним тет-а-тет, это почувствовал. Не думаю, что в его ближайшие задачи входит попадание на обложку глянцевого журнала, зато Роберт Кубица уже дважды поднимался на подиум – за такими результатами стоит труд 450 высококлассных специалистов. Не обладай Эрик Булье той самой харизмой, которая, если ему верить, нынешнему поколению менеджеров не свойственна, может быть, коллектив Renault F1 за ним бы не пошел. Думается, что пара подиумов в семи гонках и 5-е место в Кубке конструкторов – это только начало.

Булье и Петров

То, что Петров отстает от Кубицы в турнирной таблице – это абсолютно нормальное явление, – считает Булье: «В составе команде один опытный гонщик, и один новичок. Каждый, кто давно следит за Формулой 1, знает, что раньше не было ограничения на тесты. Приведу кое-какие цифры: раньше гонщик мог проехать на тестах до 30 тысяч километров в год.

Теперь это невозможно. Поэтому столь важен опыт, поэтому столь заметна разница между дебютантом сезона и опытным гонщиком. Но с каждым уик-эндом Виталий сокращает отставание. И мы пригласили новичка совершенно сознательно, понимая, что в этом году команда еще не может бороться за победу в чемпионате. Вполне подходящий момент, чтобы рискнуть».

Виталий Петров не упускает возможности потренироваться

Можно сколько угодно долго анализировать гонки, проведенные Петровым, спорить о том, мог ли он выступить лучше в той же Австралии или Монако, гадая, какую репутацию он успел заработать в команде к этой фазе сезона, – но очень многое стало понятно, когда я увидел происшедшую на наших глазах встречу Эрика Булье и Виталия, начальника и подчиненного. Это был абсолютно неформальный обмен дружескими жестами, искренними улыбками и по-домашнему добрыми словами. Это была встреча людей, которые просто очень хорошо друг к другу относятся. Наблюдая за этой сценой, я подумал, что, пожалуй, быстрому прогрессу нашего гонщика не надо удивляться. Мы давно знаем, что он талантлив, а теперь стало понятно, что в команде ему действительно комфортно, а это одно из важнейших условий, чтобы гонщик по-настоящему раскрыл свой потенциал. Значит, результаты будут. По крайней мере, в Renault F1 в это верят: предлагаю отринуть сомнения и всем остальным.

...Когда Эрика Булье спросили, кто еще, кроме Петрова, был в списке кандидатов на место в команде, он рассмеялся: «Не помню, я его выбросил!»

Редакция F1News.Ru благодарит "Renault Россия" и агентство "Манускрипт" за содействие в подготовке этого материала.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие Новости по теме
Другие новости