F1ЛОС’офия: Шинная возня

Резина и колеса – беспокойная тема, доложу я вам. Представляете, утром 13 (!) апреля выглядываю в окно: а с моей Honda скрутили запаску! Неприятно, конечно, но ведь любимая машина застрахована, так что нет проблем, подумал я... Как я ошибался! Прошел месяц, а мы по-прежнему без запаски, и сколько все это будет продолжаться, никому не ведомо... Добиться, чтобы страховая компания выполнила свои очевидные, как мне представляется, обязательства передо мной и моей машиной, не так-то просто. Много лет назад на Западе появилось утверждение, что страховой бизнес, наряду с банковским, является одной из разновидностей узаконенного грабежа. Могу сказать только одно – это не такое уж преувеличение! Однако хватит лирики: вернемся к колесам...

Тем более, что резиновые проблемы волнуют не только меня, пострадавшего от неизвестных злоумышленников: шины причинили немало волнений и всем участникам недавнего Гран При Турции. Когда в Москве в мае 15 градусов – это нормально, даже тепло, но когда такие погоды стоят в Стамбуле, да еще сопровождаются ледяным ветерком – это явно неприятно. В общем, в пятницу во время тренировок все елозили по трассе на задубевших шинах, сильно удивляясь, кто про себя, а кто и вслух, а что же будет твориться в субботу и в воскресенье?

Но постепенно обстановка нормализовалась: не сразу, и не в той мере, как хотелось бы, но стамбульская трасса таки была «обрезинена» – т.е. в поворотах, в районе гоночной траектории асфальт покрылся слоем каучука, оставленного шинами, и, к тому же, несколько потеплело. Все это позволило гонщикам показывать вполне приличные скорости во время субботней квалификации... Кстати, наблюдая за ее ходом, мы не могли не заметить некие любопытные детали, смысл которых раскрылся далеко не сразу.

Почему, например, Льюис Хэмилтон в финальной части квалификации ездил на твердых шинах, хотя вполне логичный, казалось бы, выбор в пользу более мягкой резины сделали не только почти все соперники, но даже собственный напарник, Хейкки Ковалайнен? По логике вещей, мягкие шины должны лучше держать трассу, тем более в прохладную – по турецким меркам – погоду. Забегая вперед, скажем, что в воскресенье, на пресс-конференции после гонки Льюис скажет: выбор шин был неправильным... Что и требовалось доказать? Как бы не так! Сразу после пресс-конференции он изменит свои показания, и будет говорить, что вообще-то с шинами, если подумать, все было в порядке... Каково, а?

Сегодня ясно одно: не было бы Льюиса, или будь он парнем попроще, не таким особенным, может быть, этот Гран При Турции просто прошел бы, не оставив особого следа ни в памяти, ни в душе. Впрочем, дело не только в Льюисе: проблема в том, что есть в Истанбул-парке хитрый 8-й поворот, который гонщики проходят на 6-й передаче примерно на 270 км/час. И вот сочетание этих двух факторов – Льюиса и 8-го поворота – дает очень любопытный результат, перед которым спасовали даже невозмутимые японские шинники из компании Bridgestone. Еще в прошлом году во время стамбульского уик-энда они заметили: в этом повороте правая передняя шина работает с экстремальной нагрузкой, что приводит к ее частичному расслоению. Во время Гран При Турции’07 на McLaren Хэмилтона эта самая шина не выдержала, и ему пришлось ковылять в боксы переобуваться: в итоге на финише гонки он был только пятым, хотя имел все шансы подняться на подиум. Тот факт, что столь серьезные проблемы возникли тогда только у Льюса – не случайность. Его ровный, элегантный, но в то же время агрессивный стиль пилотирования требует очень «острых» настроек машины: на входе в поворот он активнее многих других гонщиков загружает передок – соответственно, резина испытывает запредельные динамические нагрузки. Впрочем, признаки расслоения шин были замечены и на автомобилях соперников, хотя и в меньшей степени. Специалисты Bridgestone, наученные опытом прошлого года, зимой доработали шину, изменив и упрочив ее конструкцию: они были уверены, что на этот раз все должно быть в порядке. И все было в порядке... у всех – кроме Льюиса.

Но об этом мы узнали только после гонки, которую он провел, в основном, на жестких шинах, с полупустыми баками, что потребовало тактики трех дозаправок, вместо привычных двух. По мере того, как на наших глазах разворачивались события Гран При Турции, мы лихорадочно пытались разгадать хитроумный план Рона Денниса: неужели Хэмилтону под силу то, что в свое время удавалось только Михаэлю Шумахеру, который однажды, в 2004-м году проехал Гран При Франции аж с четырьмя пит-стопами – и все равно победил!..

Все оказалось проще, чем мы предполагали. Оказывается, после пятничных тренировок спецы Bridgestone выяснили: передняя правая шина McLaren Льюиса Хэмилтона опять обнаруживает определенную тенденцию к разрушению, и опять всему виной его стиль езды в злополучном 8-м повороте. Японцы пришли в стан McLaren, очевидно, заперлись с главными стратегами команды в какой-нибудь секретной комнатке, и доложили обстановку... То, что они сказали, Рону Деннису со товарищи не понравилось. А предложено было вот что: поскольку хваленая японская резина не выдерживает нагрузок, которые ей задает Льюис, рекомендовано было разбить гонку на следующие отрезки: 20 кругов, 18, и еще 20. Дело в том, объяснили японцы, что средний отрезок надо сделать короче, потому что в нем машина, как правило, идет с максимальным грузом топлива. Разбейте дистанцию так, как мы предлагаем, и будет Льюису счастье!

Но в McLaren японцам не поверили, точнее, поверили, но не до конца. И вот тогда пошла тема трех пит-стопов: расчеты показывали, что при благоприятном стечении обстоятельств Льюис, вроде бы, не слишком рискует, т.е. шины должны выдержать, но при этом пьет призовое шампанское, потому как по всему выходило, что шансы на подиум у него сохраняются. И в McLaren приняли решение... Знаете, Рон Деннис искренне желает, чтобы почтенной публике было по-настоящему интересно, чтобы она воспринимала Формулу 1 не только как войну «железок» – моторов и шасси, но и как противостояние интеллектов. Можно считать, что в Турции у него все получилось. Или почти все... Не получилось только выработать вместе с Bridgestone и Льюисом единую версию событий. Именно этим объясняется, что на пресс-конференции Хэмилтон говорил одно, а после накачки со стороны пресс-службы команды и лично Рона – уже другое. Именно этим объясняются слова Денниса, сказанные буквально сразу после финиша Гран При, когда он уверял, что к тактике трех пит-стопов их склонил Bridgestone – на самом деле японцы как раз предлагали вариант с двумя дозаправками, но только их схема, очевидно, оказалась не вполне оптимальной...

Обгон Льюисом Хэмилтоном Фелипе Массы

Как бы то ни было, как бы ни путались в показаниях участники резинового треугольника, результат налицо – Льюис пришел к финишу вторым, по дороге изрядно повеселив всех изумительным обгоном Фелипе Массы, который ничего не мог противопоставить скорости соперника... Однако не надо удивляться: McLaren прошлогоднего вице-чемпиона летел налегке. Впрочем, что-то мне подсказывает, что, если бы на месте Массы был тот же Кими, или Алонсо в чемпионскую бытность, или Михаэль Шумахер – не факт, что у Хэмилтона все получилось бы так легко и элегантно... Но то прохладное – по турецким меркам – воскресенье было Днем Льюиса: ему все удавалось. Ну, в разумных пределах, разумеется, и в соответствии с законами физики. Поэтому он, идя на пределе, потеряв на дозаправках больше времени, чем соперники, был лишь вторым – чудес не бывает. При этом нет уверенности, что Масса тоже упирался изо всех сил: Ferrari нынче быстра, и в Стамбуле бразилец всегда выступает очень здорово. А вот Кими напрягаться пришлось, ведь на его машине, начиная с самого первого круга, было повреждено переднее крыло. Будь оно целее – может, послефинишный расклад был бы другой: не будем забывать, что лучший круг гонки остался именно за ним...

Но если бы в Стамбуле все было как всегда, если не было бы неожиданностей ни с погодой, ни с резиной – вероятно, гонка была бы скучноватой... Отсюда вопрос: так на чем держится наш интерес к Формуле 1? Неужели только на ожидании дождя, или каких других атмосферных неприятностей, которые смешают все карты и нарушат привычную логику событий? Боюсь, однако, если в Монако вдруг по каким-то космическим причинам в следующий уик-энд выпадет снег – это не понравится никому. Так что давайте попытаемся обойтись без крайностей. Формула 1 и сама по себе – крайность...


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости