Япония'97: Командные игры

Эдди Ирвайн и Михаэль Шумахер на подиуме Гран При Японии 1997 года
Гонка #613. 12 октября 1997 года. Гран При Японии. Сузука
Поул Жак Вильнёв (Williams FW19) – 1:36,071 (219,737 км/ч)
Лучший круг Хайнц-Харальд Френтцен (Williams FW19) – 1:38,942 (213,361 км/ч)
Победитель Михаэль Шумахер (Ferrari F310B) – 1:29:48,446 (207,639 км/ч)

После победы в Бельгии у Шумахера вновь началась чёрная полоса. В родной Монце Ferrari оказалась неконкурентоспособна (впрочем, как и Williams - Вильнёв и Шумахер заняли пятое и шестое место соответственно), затем был спорный штраф в Австрии, лишивший немца как минимум подиума, и настоящая катастрофа на Нюрбургринге, где Михаэля уже на первом круге выбил собственный брат.

Так как две последние гонки выиграл Вильнёв, а Шумахер заработал в них всего одно очко, ситуация в чемпионате изменилась самым радикальным образом. Теперь уже Вильнёв лидировал в личном зачёте, а Шумахер уступал ему девять очков. Решить судьбу титула должны были две финальные гонки в Сузуке и Хересе. При этом в любой из них Вильнёву достаточно было заработать на одно очко больше, чем Михаэлю, чтобы обеспечить себе победу в чемпионате.

Оба этапа достаточно хорошо известны, хотя события, происходившие по ходу японского Гран При, со временем обросли немалым количеством слухов и домыслов. Причём особое значение имеет то, что произошло не в воскресенье, а в субботу. Причём даже не в квалификации, а на утренней тренировке.

Всё начиналось достаточно невинно – на Tyrrell Йоса Ферстаппена прямо по ходу круга закончилось топливо. Он остановился на прямой между 130R и "Ложкой". Появились жёлтые флаги, гонщики должны были замедлиться. По сегодняшним меркам – совершенно стандартная ситуация, но в те времена у пилотов не было привычки соблюдать эти ограничения. Так что сразу пятеро флаги проигнорировали.

Нарушителями стали Вильнёв, Шумахер, Хайнц-Харальд Френтцен, Джонни Херберт и Юкио Катаяма. Как известно, реальное наказание из них получил только Вильнёв, что многими используется как аргумент предвзятости FIA – якобы в федерации очень хотели помочь Ferrari выиграть первый с 1979 года чемпионат. Однако в действительности всё несколько сложнее.

Жан Алези и Герхард Бергер на Гран При Японии 1997 года

В FIA давно озаботились вопросами безопасности при эвакуации остановившихся машин и с начала сезона пытались найти способы заставить гонщиков соблюдать правила. К концу сезона стюарды действовали всё жёстче и жёстче, хотя до реальных наказаний не доходило. Очередной виток пришёлся на Гран При Италии, где жёлтые флаги проигнорировали Култхард и Вильнёв. Уже тогда стюарды подчеркнули, что для Вильнёва это третье подобное нарушение за год. Тем не менее, оба получили лишь условную дисквалификацию на один Гран При.

Нужно подчеркнуть, что условная дисквалификация на один Гран При не означает, что она закончилась на следующем этапе в Австрии. Один Гран При – это срок действия дисквалификации в случае, если наказание перестанет иметь условный характер. Испытательный срок при этом был установлен до конца сезона. Так что в Сузуку и Вильнёв, и Култхард приехали под условной дисквалификацией за нарушение правил жёлтых флагов.

После того, как Вильнёв нарушил правило вновь, стюарды встали перед очень сложным выбором. И сам канадец его ничуть не облегчил, заявив прессе, что отлично видел флаги, но решил не сбрасывать скорость, так как посчитал ситуацию не слишком опасной.

Проблема не имела юридического характера – с точки зрения правил ситуация была предельно простой. Вильнёв нарушил точно то же правило, за которое уже имел условную дисквалификацию, а значит, должен был быть отстранён от участия в Гран При. Тем не менее, стюарды совещались несколько часов, ведь они отлично понимали, что их решение может повлиять на исход чемпионата. Обвинений в попытках влияния на результат никто не хотел. Но избежать их было невозможно – если бы Вильнёв не получил реального наказания, судей обвинили бы в фаворитизме в пользу Williams.

Жак Вильнёв на Гран При Японии 1997 года

Итоговое решение было вынесено уже после квалификации. Из пяти нарушителей четверо получили условную дисквалификацию (Шумахер, Катаяма и Херберт – до конца сезона, Френтцен – на пять гонок, так как он уже нарушал это правило раньше, хотя и не имел условных дисквалификаций), Вильнёв – реальную. Гонку в Сузуке он должен был пропустить.

Тем не менее, он принял в ней участие, так как в Williams подали апелляцию, которую должен был рассматривать Апелляционный суд FIA через несколько дней. Было не вполне понятно, что и как они собираются апеллировать, что спровоцировало предположения, что истинные причины для подачи апелляции другие. Многим ещё были памятны события, происходившие здесь же, в Сузуке, в 1989 и 1990 годах, а обоюдный сход был выгоден Вильнёву.

Теоретически сценарий был вполне реален, ведь в квалификации Жак завоевал поул, на 0,062 секунды опередив Шумахера. Причём третье время также осталось за Ferrari – Ирвайн провёл в японской Формуле 3000 три сезона и был настоящим специалистом по Сузуке. А вот Френтцен оказался только шестым, уступив также Хаккинену и Бергеру.

Тем не менее, в гонке принял участие лишь 21 пилот – Джанни Морбиделли на Sauber квалифицировался 18-м, но уже после этого попал в тяжёлую аварию в 130R и травмировал запястье. Это была уже вторая серьёзная авария для итальянца за сезон – ранее он сломал руку на тестах в Маньи-Кур, и в любом случае планировал завершить карьеру в Формуле 1, однако это произошло немного раньше, чем он рассчитывал.

Руководитель команды Ferrari Жан Тодт на Гран При Японии 1997 года

На старте гонки всё внимание было приковано к паре лидеров. Мало кто верил, что Жак может сделать нечто подобное тому, что сделал Айртон Сенна в 1990-м – слишком уж отличался Вильнёв характером от бразильца. И хотя он жёстко пресёк попытку Шумахера его опередить, намерений выбить соперника с трассы у него явно не было.

Однако это не значило, что канадец будет вести обычную гонку: с первого же круга Жак начал сдерживать Михаэля, надеясь, что кто-то из соперников сможет его опередить. Ситуация облегчалась тем, что на старте Ирвайн пропустил Хаккинена, который теперь ехал позади Шумахера. Но в Ferrari были готовы к такому поведению Вильнёва и разработали свою стратегию. В случае неудачи на старте Михаэль должен был пропустить Ирвайна, который и должен был сыграть ключевую роль в этой гонке.

Тот факт, что между двумя Ferrari теперь ехала машина McLaren, Шумахера ничуть не смутил – уже в начале второго круга он мастерски придержал Мику, а отлично знавший трассу Ирвайн тут же пронёсся мимо обоих. Сражаться со второй Ferrari в планы Вильнёва не входило, так что когда на третьем круге Эдди его атаковал, Жак почти не сопротивлялся. Захватив лидерство, Ирвайн буквально улетел от канадца – после четвёртого круга он уже выигрывал у него пять секунд!

Вильнёв продолжал сдерживать Шумахера в надежде, что кто-то из преследователей – Хаккинен, Френтцен, Алези и Бергер – сможет навязать ему борьбу. Фактически, он делал то же, что спустя почти 20 лет пытался сделать Льюис Хэмилтон, сдерживая Нико Росберга на финальном Гран При сезона 2016 года. С тем же, однако, успехом – атаковать Михаэля никому не удавалось, и понимая, что в этом "паровозике" они попусту теряют время, Хаккинен и Алези совершили ранние пит-стопы, на 14 и 15 кругах соответственно.

Деймон Хилл на Гран При Японии 1997 года

Теперь Шумахер был зажат двумя Williams, однако в команде наверняка мечтали о том, чтобы поменять своих пилотов местами. В конце 16-го круга в боксы свернул и Ирвайн, после чего вернулся четвёртым, позади тройки лидеров. Продолжать сдерживать Шумахера было бессмысленно (и даже опасно в случае более ранней остановки у Михаэля), и Жак прибавил.

Шумахер поехал в боксы на 18-м круге. Вильнёв проехал два быстрых круга и тоже свернул на пит-лейн. После хорошего пит-стопа он вернулся на трассу прямо перед Ferrari своего главного конкурента, но на этот раз Михаэль не был настроен играть с ним в тактические игры. Используя лучшее сцепление с асфальтом и более высокие обороты, он мгновенно перекрестил траекторию и вышел вперёд.

Лидером стал Френтцен, но только до своего пит-стопа – вернулся он уже четвёртым. Оказавшись на свободной трассе, Шумахер тут же создал небольшой отрыв. Остальное было делом техники. Ирвайн сбросил скорость, подождал напарника, пропустил его вперёд, после чего начал сдерживать Вильнёва.

Теперь уже Williams нужно было что-то придумывать, чтобы опережать Михаэля. Чтобы не терять время, Вильнёв поехал в боксы раньше, чем планировалось, уже на 30-м круге, но механик долго не мог вставить заправочный шланг в горловину, и пит-стоп продолжался 13,4 секунды! Это отбросило Жака далеко назад. Шумахер остановился на четыре круга позже. Это был один из самых длинных пит-стопов дня, 9,1 секунды, но он всё равно выехал намного впереди не только Вильнёва, но даже Ирвайна.

Михаэль Шумахер после победы на Гран При Японии 1997 года

В блестящем плане Скудерии был только один изъян – сдерживая Вильнёва, Ирвайн позволил догнать себя Френтцену. После того, как Жак отправился в боксы, Хайнц-Харальд легко сделал то, что не удавалось его напарнику – обогнал Ирвайна. Так что именно Френтцен возглавил гонку после второго пит-стопа Шумахера. Конечно, ему тоже пришлось ехать в боксы через несколько кругов. Но на финальном отрезке благодаря более свежей резине он получил некоторое преимущество в скорости и начал догонять Михаэля.

Шумахер контролировал отрыв, но неожиданно Вильнёву начал помогать не только его действующий напарник, но и бывший. Когда Михаэль догнал Хилла на круг, Деймон оказал ожесточённое сопротивление своему старому сопернику, и отрыв между двумя немцами сократился с 5 до 1 секунды. Этого, однако, хватило – финишную черту Шумахер пересёк на 1,3 секунды раньше Френтцена.

Ирвайн финишировал третьим, менее секунды выиграв у Хаккинена, но даже двойной подиум не позволил Ferrari продолжить борьбу в Кубке конструкторов: второе место Френтцена позволило Williams обеспечить себе титул. Это произошло даже несмотря на то, что на следующий день после гонки Williams отозвала свою апелляцию, и Вильнёв лишился пятого места.

Победа позволила Шумахеру не только серьёзно увеличить свои шансы в борьбе за титул, но и стать фаворитом чемпионата – теперь он лидировал в личном зачёте с преимуществом в одно очко. Весьма символично, что произошло это в юбилейной, сотой гонке для Михаэля. Он завоевал свою 27-ю победу, сравнявшись по этому показателю с Джеки Стюартом – правда, Стюарту потребовалось для этого на одну гонку меньше. А кроме того, Джеки был трёхкратным чемпионом мира. Сможет ли Михаэль сравняться с ним по числу титулов, должно было выясниться через две недели в Хересе.

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости