Монако'87: Бразильское начало

Айртон Сенна и Нельсон Пике
Гонка #440 31 мая 1987 года. Гран При Монако
Поул Найджел Мэнселл (Williams FW11B) – 1:23,039 (144,279 км/ч)
Лучший круг Айртон Сенна (Lotus 99T) – 1:27,685 (136,635 км/ч)
Победитель Айртон Сенна (Lotus 99T) – 1:57:54,085 (132,102 км/ч)

Сезон 1987 года выбивается из череды чемпионатов второй половины восьмидесятых. С 1984 по 1991-й чемпионами Формулы 1 неизменно становились гонщики McLaren, и только в 1987-м чемпионат легко выиграл пилот Williams, а его напарник занял второе место. Они же выиграли больше всех гонок и завоевали больше всех поулов – налицо все признаки доминирования.

Причин было несколько, но одна из важнейших – турбомоторы Honda. За несколько лет японцы вывели своё детище на недосягаемый уровень, заметно превзойдя Porsche, Renault и Ferrari. В мощности их опережали только BMW, уступая в надёжности, компоновке (только в BMW использовали рядную «четвёрку», имевшую заметно более высокий центр тяжести, чем у V6 конкурентов, потому мотор приходилось располагать под углом в 72 градуса) и гибкости характеристик.

В начале сезона всё это ещё не было очевидным. После трёх первых гонок, две из которых выиграл Ален Прост, в чемпионате лидировали гонщики McLaren-Porsche – у Проста было 18 очков, у его напарника Стефана Йохансона (швед сменил Кеке Росберга, завершившего карьеру) – 13. Дела Williams шли куда хуже: Мэнселл в трёх гонках заработал 10 очков, а Пике – всего шесть. Столько же было и у его соотечественника, Айртона Сенны, на Lotus которого теперь тоже стояли моторы Honda.

В квалификации Гран При Сан-Марино в Имоле Пике попал в ужасную аварию в повороте Tamburello – после удара об отбойник машина оказалась почти полностью разрушена. Врач Формулы 1 Сид Уоткинс запретил ему выходить на старт той гонки, но в последующих он участвовал. И при этом только много лет спустя признался, что с тех пор долгое время испытывал сильнейшие головные боли и головокружения и тайно даже посещал врачей.

Головные боли приводили к бессонице, Пике спал по три часа в день, и от того его фирменный сарказм стал ещё более злым и желчным. Адресовал он его в последнее время в основном Сенне. В Формуле 1 выступало всего два бразильца, оба в топ-командах, но друг друга они ненавидели. Трудно сказать, кто стал инициатором их вражды – в разные годы оба пилота сказали друг о друге много такого, чего говорить не стоило.

Паскаль Фабр на El Charro AGS с атмосферным Ford DFZ

Перед этапом в Монако Пике снова взялся за старое. «Теперь, когда у него (Айртона Сенны) есть мотор Honda, пора бы уже прекратить жаловаться на свои моторы», - заявил он. Айртон, впрочем, не обращал на это большого внимания, весь в предвкушении гонки по улицам княжества. Сенна, как и Пике, к тому времени уже жил в Монако, но отношение к этой гонке у бразильцев тоже было прямо противоположным: Сенна её обожал, Пике – ненавидел.

Однако в 1987 году «королём Монако» считался вовсе не Сенна, а Прост. Ален побеждал тут три года подряд, так что считался специалистом по этой трассе. Правда, в 1987-м в его распоряжении оказалась не лучшая техника: шасси McLaren MP4/3 ещё могло конкурировать с Williams 11B, а вот мотор Porsche с силовой установкой Honda – нет. И даже в Монако это имело большое значение.

Подчеркнули этот факт и протесты самого Проста. Дело в том, что в 1987 году организаторы Гран При Монако впервые решили допустить на старт 26 машин, как и на всех остальных этапах, а не 20, как обычно. Но при этом в 1987-м году в чемпионате вновь появились атмосферные двигатели. Чтобы хоть как-то уравнять их шансы в сражении с турбомоторами, допустимый рабочий объём для таких двигателей увеличили до 3,5 литров.

Шансов, впрочем, всё равно не было (разница в мощности измерялась в сотнях лошадиных сил), так что для команд и пилотов, использовавших такие моторы, учредили специальные зачёты – "Кубок Колина Чэпмэна" и "Кубок Джима Кларка" соответственно. Не помогало даже то, что на турбинах теперь стоял перепускной клапан, ограничивающий давление на уровне 4 атмосфер. Это снизило мощность турбомоторов в квалификациях, но почти не повлияло на скорость в гонке, где и без того устанавливалось более низкое давление.

Несмотря на все старания, разница в скорости была огромной. Единственным атмосферным двигателем, который использовался в чемпионате, был Ford Cosworth DFZ, но, например, на предыдущем этапе в Бельгии все машины, на которых он был установлен, в квалификации проиграли поулу от 10 до 15 секунд! В гонке лучший из них, Филипп Альо на Lola, на финише уступил победителю три круга, а Филипп Стрейфф на Tyrrell – четыре.

Адриан Кампос на Minardi на Гран При Монако 1987 года

Конечно, в квалификации в Монако разница должна была быть меньшей – не только из-за меньшего значения мощности мотора, но и из-за более короткого круга. Однако Прост опасался, что в гонке медленные машины с атмосферными моторами внесут хаос в борьбу лидеров, ведь даже круговых опережать здесь очень нелегко.

Наглядно это стало видно уже в квалификации. В четверг Микеле Альборето наткнулся в Sainte Devote на резко сбросивший скорость Zakspeed Кристиана Даннера. Столкновения избежать не удалось – Ferrari подлетела в воздух, рухнула на трассу и вспыхнула. К счастью, Альборето не пострадал, но Даннера после этого дисквалифицировали. Кстати, это первый такой случай в истории Формулы 1.

Отставание обладателей атмосферных двигателей в квалификации действительно оказалось не столь катастрофическим, хотя и всё ещё очень большим. Лучшим гонщиком с Cosworth DFZ стал Джонатан Палмер, умудрившийся на Tyrrell показать 15-е время – он проиграл поулу пять секунд. Позади остались, например, Алекс Каффи на Osella-Alfa Romeo и даже Сатору Накаджима на Lotus-Honda!

Конечно, пять секунд для 3,3-километровой трассы – тоже много, но справедливости ради, подавляющая часть обладателей турбомоторов тоже проиграли поулу прилично – от трёх секунд и больше. Завоевал этот поул Найджел Мэнселл, наглядно продемонстрировавший, что его Williams-Honda эффективна на любых трассах. Это был его третий поул в четырёх гонках сезона.

Сенна показал второе время, проиграв 0,6 секунды. В этом ему помогла активная подвеска, установленная на Lotus – пока ещё очень сырая и капризная система, но в Монако она определённо давала преимущество. Пике оказался третьим, но уступил уже 1,7 секунды! Ален Прост сделал всё, что мог, и всё равно отстал на две секунды. Остальные проигрывали более трёх секунд – начиная с Альборето.

Айртон Сенна на Гран При Монако 1987 года

Большим сюрпризом стало шестое время Эдди Чивера на Arrows. Двигатель, который стоял на его машине, имел название Megatron, но фактически это была хорошо знакомая рядная «четвёрка» BMW. Немецкий концерн, объявивший о завершении программы в Формуле 1 год назад, ушёл не до конца. Берни Экклстоун уговорил их продолжить поставлять их уникальные «наклонные» моторы, устанавливавшиеся под углом 72 градуса, его команде Brabham – правда, они почти не дорабатывались.

Права на производство вертикальной, «клиентской» версии этого двигателя были проданы руководителю Arrows Джеки Оливеру. Тот, в свою очередь, поставлял их не только своей команде, но и Ligier. Но если пилоты Ligier оказались в Монако внизу турнирной таблицы, уступив даже нескольким машинам с атмосферными моторами, то обе Arrows оказались в верхней половине стартовой решётки.

До старта пелотон потерял и ещё одного гонщика. В субботу Адриан Кампос не справился с управлением своей Minardi в Casino и врезался в стену. Испанца доставили в госпиталь, где врачи констатировали «сотрясение мозга без потери сознания, но с помутнением ума». Несмотря на протесты команды, пилота оставили в больнице до понедельника, принять участие в Гран При он не мог.

Первая линия, состоявшая из Мэнселла и Сенны, вызвала беспокойство в паддоке – ведь отношения между этими пилотами были неважными. Двумя неделями раньше, на этапе в Бельгии, они столкнулись, сражаясь за лидерство, и каждый считал виноватым в этом другого. Найджел пытался объясниться с Айртоном ещё в четверг в паддоке, но бразилец проигнорировал и Мэнселла, и протянутую ему руку.

В Монако столь серьёзный конфликт между пилотами, стартующими с первого ряда, мог привести к очень печальным последствиям. За час до гонки обоих пилотов вызвал к себе президент FIA Жан-Мари Балестр. После короткой беседы «мирный договор» всё же подписан – пилоты пожали друг другу руки.

Сюжет гонки получился достаточно простым. На старте Мэнселл легко захватил лидерство, после чего быстро оторвался от Сенны. Сам Айртон при этом столь же уверенно уезжал от Пике. На четвёртое место вышел отлично стартовавший Альборето, и Прост на протяжении половины дистанции пытался его обойти – ситуацию для француза усугублял тот факт, что на его McLaren работало только пять цилиндров.

Так продолжалось до 30-го круга, когда Мэнселл вдруг замедлился и свернул в боксы – упало давление наддува. Как выяснилось, лопнул шов в выхлопной системе. Устранить такую поломку было невозможно, и Найджелу пришлось сойти. Гонку возглавил Сенна, а Пике проигрывал ему уже 16 секунд. Альборето по-прежнему опережал Проста. Однако на пит-стопе механики McLaren сработали намного лучше, и Ален оказался далеко впереди итальянца.

Какое-то время третье место занимал Чивер, но затем тоже отправился в боксы. Вернулся на трассу он пятым, позади Альборето. Однако блестящее выступление американца не было вознаграждено очками – на 60-м круге Megatron не выдержал, и Чиверу пришлось сойти. Благодаря этому на пятое место вышел Герхард Бергер на второй Ferrari. Далеко позади него ехал Палмер.

До финиша ситуация в шестёрке лучших так и не изменилась, за одним исключением. Когда до клетчатого флага оставалось всего три круга, Porsche на машине Проста взорвался. У Йохансона это произошло ещё раньше, так что ни один из гонщиков McLaren до финиша не добрался. Альборето поднялся на третье место, а очки за шестое достались Ивану Капелли на March. Две машины с атмосферными двигателями в шестёрке лучших – подобное могло произойти только в Монако.

Сенна, наконец, выиграл Гран При Монако, и одновременно это первая победа для машин с активной подвеской. На финише Пике уступил ему 33 секунды, однако сражаться за победу Нельсон и не планировал. Травмы ещё давали о себе знать, и в Монако рисковать Пике не собирался. Впереди ещё много гонок, где у него будет шанс отыграться.

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости