Европа'94: Возвращение

Подиум Гран При Европы 1994 года в Хересе
Гонка #562: 16 октября 1994 года. Гран При Европы, Херес
Поул Михаэль Шумахер (Benetton) – 1:22,762 (192,610 км/ч)
Лучший круг Михаэль Шумахер (Benetton) – 1:25,040 (187,451 км/ч)
Победитель Михаэль Шумахер (Benetton) – 1:40:26,689 (182,507 км/ч)

Изначально никакого Гран При Европы в календаре чемпионата 1994 года не было – 16 октября Формула 1 должна была вернуться в Аргентину после 13-летнего перерыва. Но уже в конце мая стало ясно, что аргентинцы не успеют завершить реконструкцию автодрома в Буэнос-Айресе, так что гонку перенесли на март. Освободившееся место нужно было чем-то заполнить, и выбор пал на Херес – эта трасса принимала Гран При Испании до 1990 года, была знакома многим командам и пилотам и активно использовалась в последующие годы.

В июне, когда принималось это решение, было трудно предположить, что гонка в Хересе будет иметь серьёзное турнирное значение – Михаэль Шумахер лидировал с колоссальным преимуществом. Однако к октябрю ситуация радикально изменилась. Стараниями FIA интригу в личном зачёте удалось возродить – правда, для этого Шумахера пришлось дисквалифицировать в Сильверстоуне, отстранить от участия в чемпионате на два Гран При по совершенно нелепым основаниям и при спорных обстоятельствах лишить победы в Спа. В результате победа во всех этих четырёх гонках досталась Деймону Хиллу, что и позволило британцу отыграться.

Гран При Европы был первым этапом после отбытия Шумахером дисквалификации. Михаэль по-прежнему лидировал в чемпионате, но теперь опережал Хилла всего на одно очко. До окончания сезона оставалось ещё три гонки, так что теперь всё могло произойти. В Кубке конструкторов ситуация была схожей – тут лидировала Williams, а Benetton отставала на два очка. Поэтому в Williams решили усилить состав и на финальные этапы пригласили Найджела Мэнселла – Дэвиду Култхарду, которого он сменил, не помогло даже второе место на предыдущем этапе.

Это было далеко не единственное изменение в составах команд перед Гран При Европы. Некогда блиставшая в чемпионате Lotus к концу 1994-го боролась за выживание, испытывая огромные финансовые трудности, так что когда выяснилось, что нанятый перед этим Филипп Адамс не может оплатить выступления, его немедленно снова заменили на Дзанарди. Более того – чтобы хоть как-то улучшить своё финансовое состояние, внешние управляющие вынуждены были продать лидера команды, Джонни Херберта, в Ligier за 850 тысяч фунтов! Взамен Ligier отдала Эрика Бернара, причём мнение француза при этом никто не спрашивал.

В Хересе Джонни Херберт провёл за Ligier только одну гонку

Непростой была ситуация и в Larrousse – в Хересе лидер команды Эрик Кома получил уже четвёртого напарника за сезон, на этот раз японского рента-драйвера Хидеки Ноду. В Simtek по тем же причинам сменили Жан-Марка Гунона на Доменико Скиаттареллу. Как и ранее в случае Адамса, в паддоке с некоторым недовольством отреагировали на то, что в FIA без колебаний выдали суперлицензии Ноде и Скиаттарелле, хотя формальных оснований для этого не было, но в конечном счёте все согласились с тем, что маленьким командам нужно помогать хотя бы таким образом.

Разумеется, возвращение Шумахера означало, что лёгкая жизнь для Деймона Хилла закончилась. Однако в пользу Хилла говорило то обстоятельство, что к концу сезона в Williams сумели здорово прибавить: на Гран При Германии дебютировала обновлённая FW16B, к последним гонкам чемпионата она уже как минимум не уступала в скорости Benetton B194 и скорее даже была быстрее. В пятницу Хилл это подтвердил, показав лучшее время в квалификации, а в субботу проехал ещё быстрее, – но за ночь в Benetton сумели решить неполадки на машине Шумахера, и Михаэль оставил поул за собой.

Пилоты Williams расположились за Шумахером – Хилл вторым, Мэнселл третьим. Напарник Шумахера, Йос Ферстаппен, поддержать немца не смог – он оказался только 12-м. Четвёртое время показал пилот Sauber Хайнц-Харальд Френтцен, позади него на стартовой решётке расположились Рубенс Баррикелло и Герхард Бергер. Неожиданно оказавшийся в Ligier Джонни Херберт в первой же квалификации на совершенно незнакомой машине занял седьмое место. Пилоты Pacific, как обычно, на старт пробиться не смогли.

Выбор Хереса в качестве места проведения гонки был достаточно логичным, особенно учитывая даты проведения этапа (к примеру, в Донингтоне, где проходил Гран При Европы 1993 года, в середине октября могло быть слишком холодно), но всё же он подвергся критике. Главным аргументом против испанской трассы было то, что для машин Формулы 1 она была слишком медленной и узкой, из-за чего обгонять тут оказалось крайне затруднительно. Это повышало значимость квалификации и старта для исхода гонки – как и выбора стратегии.

Михаэль Шумахер

Квалификация Шумахеру удалась, а вот о старте этого сказать было нельзя. «Обычно красный светофор зажигается на совсем короткое время, но на этот раз он горел довольно долго, – объяснял после гонки Михаэль. – Я держал сцепление на грани срабатывания, оно уже начало схватываться и перегреваться, так что мне пришлось снова его выжать. Как следствие, когда зажёгся зелёный сигнал светофора, я оказался не готов и отреагировал слишком резко, из-за чего колёса провернулись».

Видеозапись слова Шумахера не подтверждает – красный светофор горел не дольше обычного. Возможно, причина заключалась в вынужденном полуторамесячном перерыве в выступлениях Михаэля, но так или иначе, Хилл вышел вперёд задолго до того, как гонщики приблизились к первому повороту. Вероятно, Шумахер пропустил бы и Мэнселла, но тот начал гонку ещё хуже, откатившись на шестое место! На третье вышел Френтцен, которого преследовали Баррикелло и Бергер.

Неудачный старт поставил Шумахера в сложное положение, поскольку он планировал три пит-стопа, а Хилл – только два. Более тяжёлая машина Деймона сдерживала Михаэля, но сделать ничего было нельзя – обгонять в Хересе очень трудно. Это значило, что после пит-стопа нужно атаковать изо всех сил и надеяться, что изношенные шины на Williams сыграют большую роль, чем пустые баки.

Тем временем напарники двух лидеров сезона продолжали удивлять – и вновь в негативном свете. Йос Ферстаппен на старте откатился на 16-е место, потом смог отыграть пару позиций, но на 15-м круге вылетел с трассы и сошёл. Одновременно Найджел Мэнселл, также пытавшийся прорваться после неудачного старта, врезался в Jordan Рубенса Баррикелло и отправился в боксы менять носовой обтекатель. На этом же круге на свой плановый пит-стоп заехал Шумахер.

Йос Ферстаппен после схода на Гран При Европы в Хересе

Занимавший третье место Френтцен выбрал очень спорную стратегию одного пит-стопа и отстал настолько сильно, что Шумахер вернулся в гонку на второй позиции, после чего резко прибавил и тут же показал лучший круг гонки. Хилл остановился тремя кругами позже и выехал на трассу в пяти секундах позади Михаэля! Впрочем, шансы Деймона всё равно выглядели предпочтительно, ведь его ждал ещё только один пит-стоп, тогда как Шумахера – два. Хиллу достаточно было не отстать от соперника более чем на 20 секунд, чтобы на финальном отрезке оказаться впереди.

На свой второй пит-стоп Шумахер заехал на 33-м круге (из 69), а Хилл… на 35-м! Для стратегии двух пит-стопов это было слишком рано. Выяснилось, что из-за поломки заправочной машины в Williams посчитали, что залили в баки Деймона на 13 литров меньше расчётного. Это заставило их провести пит-стоп значительно раньше и залить в бак 95 литров топлива, на 14 литров больше, чем планировалось. В действительности, сломался не заправочный механизм, а датчик, так что с топливом у Хилла было всё в порядке! А значит всю оставшуюся часть гонки (половину дистанции!) британцу предстояло ехать на очень тяжёлой машине…

Более тяжёлая машина, разумеется, привела к некоторому снижению скорости, но косвенные потери оказались ещё больше. Во-первых, на тяжёлой машине увеличился износ шин. Во-вторых, и без того всегда перестраховывавшийся при обгоне круговых Хилл теперь постоянно терял позади них слишком много времени, в то время как Шумахер пролетал мимо них почти без задержек.

Свой последний пит-стоп Шумахер провёл на 52-м круге и вернулся в 14-ти секундах впереди Хилла. С этого момента торопиться ему было особенно некуда, тем не менее, на свежих шинах и лёгкой машине он ехал намного быстрее Деймона, так что к финишу его отрыв составил 25 секунд.

Для Жана Алези уик-энд в Хересе получился из разряда «лучше забыть»

Как и следовало ожидать, стратегия Sauber не оправдалась – после своего единственного пит-стопа Френтцен вернулся на трассу седьмым, последующие остановки соперников позволили ему отыграть всего лишь одну позицию. С учётом этого и неудачи Мэнселла (Найджел после вынужденного пит-стопа вернулся последним, а на 47-м круге вылетел с трассы и сошёл), главным претендентом на третье место стал Эдди Ирвайн, однако после пит-стопов он неожиданно оказался позади Хаккинена.

Второй пит-стоп финна также стал причиной бурных обсуждений – не только команде Jordan, но и практически всему паддоку показалось, что при заезде в боксы Мика явно нарушил ограничение скорости на пит-лейн в 80 км/ч, введённое в этом сезоне начиная с Гран При Монако.

Однако стюарды заявили, что претензий к McLaren у них нет, что породило немало шуток о том, что человек, замеряющий скорость на пит-лейн (в то время это делала не автоматика), в момент заезда Хаккинена отвернулся. В итоге Хаккинен поднялся на подиум в четвёртый раз подряд, а вот Ирвайну, чей блестящий пилотаж в этой гонке отмечали все, надежды на первое в карьере попадание в тройку лучших пришлось отложить.

Благодаря этой победе – уже восьмой в сезоне, – Шумахер увеличил отрыв от Хилла в личном зачёте до пяти очков. Этого было недостаточно, чтобы чувствовать себя спокойно перед двумя финальными Гран При, ведь обе оставшиеся трассы, в Сузуке и Аделаиде, больше подходили машинам Williams. Во всяком случае, Михаэль теперь был уверен, что даже в случае неудачи в Японии у него останутся реальные шансы на победу в чемпионате.

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости