Монако'79: Последнее дело Ханта

Джеймс Хант на Гран При Монако 1979 года
Гонка #320: 27 мая 1979 года. Гран При Монако
Поул Джоди Шектер (Ferrari) – 1:26,45 (137,920 км/ч)
Лучший круг Патрик Депайе (Ligier) – 1:28,82 (134,240 км/ч)
Победитель Джоди Шектер (Ferrari) – 1:55:22,48 (130,902 км/ч)

Большую часть своей истории Гран При Монако проводился в конце мая. Гонка 1979 года исключением не стала, но это была уже середина сезона – из-за весьма своеобразного календаря этап на Лазурном берегу оказался седьмым из 15-ти (изначально планировали 16, но незадолго до начала уик-энда стало известно, что Гран При Швеции отменён, и после гонки в Монте-Карло команды ждёт 5-недельный перерыв). Гран При Монако подводил итоги первой половины чемпионата, очки за который считались отдельно от второй – об этой странной системе начисления очков, просуществовавшей всего год, мы подробно рассказывали.

Сезон 1979 года вообще получился очень необычным. На первом этапе, в Аргентине, Жак Лаффит на Ligier сделал хет-трик (поул, победа и лучший круг), на втором, в Бразилии – и вовсе завоевал «Большой шлем». Ни о какой конкуренции с Лаффитом речи не шло, в квалификации он даже напарнику привозил секунду, но после этого – как отрезало. Три раза подряд Лаффит сходил и лишь в Бельгии смог, наконец, снова заработать очки, заняв второе место.

Из этих трёх гонок две выиграл Жиль Вильнёв на новой Ferrari 312 T4, но как только чемпионат вернулся в Европу, удача отвернулась и от него. В Испании победил Депайе на Ligier, в Бельгии – ещё один пилот Скудерии Джоди Шектер. В результате в чемпионате борьбу за первое место вели сразу пять пилотов – помимо четырёх перечисленных, также Карлос Ройтеман на Lotus. Причём, у Лаффита и Шектера было по 24 очка, у Вильнёва и Депайе – по 20, а у Ройтемана – 19.

По результатам может показаться, что Ligier и Ferrari имели заметное преимущество, но это было не так. Машины Brabham и Williams в скорости ничуть не уступали. Угрозу представляли и Renault с их мощными турбомоторами – правда, надежность этих машин пока оставалась просто катастрофической.

К тому же, трасса в Монако категорически не подходила французам, так как мощность мотора здесь не играет особой роли, а огромная «турбояма» (задержка между нажатием на педаль газа и откликом двигателя составляла несколько секунд!) превращала пилотаж в сплошное мучение. И даже обновлённая двойная турбина KKK, существенно сократившая эту паузу, не позволила сделать управление машиной в Монте-Карло комфортным.

Renault RS10 Рене Арну в Монако

Был у Renault в Монако и ещё один повод для расстройства – уже по ходу уик-энда стало известно о смерти Амедео Гордини, основателя компании Gordini. Когда-то родившийся в Италии, но переехавший во Францию после Первой мировой войны Гордини сам пилотировал гоночные FIAT, затем строил собственные гоночные машины при поддержке SIMCA, которые участвовали в чемпионате мира, а затем стал конструктором Renault. Турбомоторы, установленные на машинах французской команды в 1979 году, официально именовались Renault-Gordini, так что по ходу уик-энда команда, конечно, отдала дань памяти знаменитому конструктору.

Но несмотря на эту печальную новость, паддок Монте-Карло, как обычно, блистал торжествами и гламуром. Гран При Монако в 1979-м праздновал 50-летний юбилей – первая гонка тут состоялась в 1929 году. В честь этого события организаторы пригласили звёзд прошлого, в том числе победителя Гран При 1931 года Луи Широна. Одновременно в Каннах проходил кинофестиваль и Ги Лижье с Жаком Лаффитом съездили туда, чтобы продемонстрировать свою великолепную JS11.

Трасса в Монако короткая, трафик преодолевать сложно, так что организаторы вновь ограничили стартовый лист лишь 20 машинами, а число участников – 24-мя. В прежние годы этому противился Берни Экклстоун, но теперь это его не особенно беспокоило – маленькие частные команды, чьи пилоты были главными претендентами на вылет, в большинстве своём не входили в его ассоциацию FOCA.

Узнав об этом, Эктор Ребаке в гневе отозвал свою заявку, так как не имел шансов пройти квалификацию. Не приехал и Бруно Джакомелли – в Alfa Romeo предпочли поберечь только построенную машину, так как трасса в Монте-Карло всё равно мало что могла дать ей с точки зрения развития. Команда Willi Kauhsen Racing после нескольких неудачных попыток пробиться на старт отказалась от дальнейшего участия в чемпионате, продав технику и оборудование Артуро Мерцарио. Тот, в свою очередь, не мог принять участие в Гран При, так как сломал запястье, упав с лестницы в своей мастерской, и посадил за руль бывшего пилота Kauhsen Джанфранко Бранкателли.

Джон Уотсон (McLaren), Жан-Пьер Жарье (Tyrrell), Риккардо Патрезе (Arrows) и Рене Арну (Renault)

От травм страдали и другие пилоты. Жак Лаффит, к примеру, испытывал сильные боли, ставшие следствием падения с мотоцикла в Дижоне в 1977 году. Его напарник Депайе на предыдущем этапе в Зольдере вывихнул запястье. Оба гонщика Ligier, тем не менее, вышли на старт, но вынуждены были прибегать к обезболивающим уколам.

В заявочном листе осталось 25 машин, на одну больше, чем планировалось допустить к квалификации. Организаторы не поступились принципами, устроив предквалификационную сессию с участием трёх гонщиков – Йохена Масса, Ханса-Йоахима Штука и Джанфранко Бранкателли. Проигравший в этой битве был известен заранее, так что очень скоро у итальянца образовался свободный уик-энд.

Более серьёзной оказалась борьба в квалификации, но началась она с неприятного конфуза. По пути на трассу сломался грузовик Goodyear, подавляющая часть участников остались без квалификационных шин. Резину другого поставщика, Michelin, использовали лишь две команды – Ferrari и Renault. Но результаты они показали разные: «красные» доминировали в квалификации, легко завоевав первый ряд, тогда как «жёлтые» хотя и пробились на стартовую решётку, но оказались на ней последними.

Преимущество Ferrari породило неожиданную проблему – Энцо Феррари опасался, что пилоты команды начнут выяснять отношения между собой, что может плохо закончиться для обоих. Чтобы избежать этого, Коммендаторе принял волевое решение сделать Шектера «гонщиком №1». Понимая, что это не понравится Вильнёву, он тут же предложил ему контракт на следующий год.

Жиль Вильнёв на Гран При Монако 1979 года

«Лучшим из остальных» позади двух Ferrari оказался Патрик Депайе. На четвёртое место пробился Ники Лауда, прыгнувший намного выше способностей своего Brabham – Нельсон Пике на такой же машине квалифицировался лишь 18-м. Далее следовала группа из трёх французов – Жак Лаффит, Жан-Пьер Жарье и Дидье Пирони. Йохен Масс и Ханс-Йоахим Штук, которых организаторы заставили проходить предквалификацию, в итоге выступили очень сильно, показав восьмое и 12-е время соответственно.

На 10-й строчке расположился Джеймс Хант. Чемпион 1976 года был единственным пилотом Wolf Racing, и в Монако ему пришлось вернуться за руль предыдущей модели, WR7, так как более совершенную WR8 он разбил в Зольдере. Как обычно несдержанный британец не скупился на критику в адрес машины, её конструктора Харви Постлтуэйта и руководителя команды Уолтера Вольфа. Забегая вперёд, нужно сказать, что в гонке он мучался недолго – на четвёртом круге отказала коробка передач, и Джеймс отправился домой.

Команда McLaren привезла в Монако новую M28C. Шасси пока только одно, и Джон Уотсон показал на нём 14-е время. Патрик Тамбэ на старой M28B квалификацию не прошёл. Вместе с ним не смогли пробиться на старт оба пилота Shadow, Элио де Анжелис и Ян Ламмерс, а так же Дерек Дели на Ensign.

В воскресенье с утра в Монако прошёл дождь, но к полудню трасса высохла и выглянуло солнце. На старте Шектер легко удержал лидерство, а вот Вильнёв пропустил Лауду, который смог блестяще ускориться и отыграть сразу две позиции атакой по внешнему радиусу. Депайе тоже пытался опередить Вильнёва, но его атаку канадец отбил. Далее следовали Лаффит, Пирони, Джонс и Масс – Жарье откатился на девятое место.

Старт Гран При Монако 1979 года

Однако благодаря великолепному кругу в квалификации и отличному старту Лауда забрался слишком высоко – его Brabham не позволяла ехать в темпе Ferrari, так что Ники начал быстро отставать от Шектера и явно сдерживал Вильнёва. Его оборонительных способностей хватило на два круга, после чего Вильнёв всё же вышел вперёд перед Sainte-Devote. Жиль тут же уехал от австрийца, который теперь был занят обороной от атак пилотов Ligier.

Создав достаточный отрыв, Шектер сбросил темп. К 13-му кругу его догнал Вильнёв, но не предпринял никаких попыток атаковать напарника. Лауда к этому моменту проигрывал двум Ferrari уже 11 секунд, но продолжал уверенно сдерживать «французскую гвардию». В этот момент Ники ехал даже быстрее лидеров, но только потому, что пилоты Скудерии никуда не торопились. Лауде же торопиться приходилось.

Наконец, ехавшему позади двух Ligier Пирони это надоело, и он начал прокладывать себе путь наверх – правда, весьма своеобразным способом. Сначала он выпихнул с трассы Лаффита – тому пришлось медленно возвращаться в боксы для замены пробитого колеса. Затем попытался атаковать Депайе в шпильке – после контакта Патрик вынужден был пропустить почти весь пелотон, так как не мог повернуть – а Пирони поехал дальше.

Следующей жертвой пилота Tyrrell должен был стать Лауда. Не откладывая дела в долгий ящик, Дидье попытался обогнать австрийца в Mirabeau, но снова не рассчитал, наехал на заднее колесо Brabham и улетел в стену. Лауда поехал дальше, но без заднего антикрыла, так что сошёл, как только добрался до боксов.

Необдуманная активность Пирони привела к тому, что на третье место неожиданно вышел Алан Джонс. Там он продержался до 43 круга, пока на его Williams не вышло из строя рулевое управление. Теперь третьим ехал Йохен Масс (тот самый, которого организаторы заставили проходить предквалификацию!), но на 50-м круге сломалась система охлаждения тормозов, и тормозная жидкость на его Arrows вскипела. Немец заехал в боксы для ремонта, но починить машину по ходу гонки было невозможно, так что он вернулся на трассу, стараясь работать с педалью как можно аккуратнее.

Теперь третьим оказался Регаццони, отставая от пары Ferrari на 14 секунд. Для Клея это уже было неплохое достижение, лучшее за три года после его увольнения из Ferrari, но дальше события развивались неожиданным образом. Клей оказался самым быстрым на трассе, а в Ferrari столкнулись с проблемами. Главной из них стал сход Вильнёва на 55 круге из-за поломки коробки передач. Но помимо этого, Шектер явно терял темп!

Регаццони сам испытывал проблемы с переключением передач, но смог приспособиться и вскоре оказался самым быстрым на трассе. На 58-м круге он проигрывал Шектеру девять секунд, на 68-м – семь, на 72-м – четыре. К 75-му кругу отставание сократилось до секунды, и на следующем круге швейцарец уже вплотную преследовал Ferrari, но этот круг был последним, и провести атаку Клей так и не успел.

Шектер выиграл вторую гонку подряд и вышел в единоличные лидеры чемпионата. Два его главных конкурента, Лаффит и Вильнёв, не финишировали, а Депайе хоть и заработал два очка за пятое место, свои позиции укрепить не смог, исчерпав лимит результативных гонок первой половины чемпионата! Второе место Регаццони стало лучшим результатом Williams в сезоне на тот момент, а третье место, несмотря на поломку выхлопной системы и неполадки с коробкой передач, завоевал Ройтеман.

Клей Регаццони на Гран При Монако 1979 года

Гран При Монако был завершён, но самые интересные и удивительные события произошли уже после него. Через неделю после гонки, 3 июня, Патрик Депайе решил полетать на дельтаплане в своём родном Клермон-Ферране. Полёт закончился переломами обеих ног, из-за которых он выбыл из строя до конца чемпионата. Была небольшая надежда, что француз вернётся за руль хотя бы на последних этапах, но в августе он упал с больничной койки, получив повторный перелом!

Ещё через несколько дней после аварии Депайе, 8 июня, мир Формулы 1 облетела неожиданная новость – Джеймс Хант объявил о завершении карьеры. Решение вступало в силу немедленно. Причин для такого шага у чемпиона 1976 года было достаточно – это и плохие отношения с руководством своей нынешней команды, Wolf, и необходимость доводить до ума творения Харви Постлтуэйта, к чему главный плэйбой Формулы 1 никогда не питал особой тяги.

Кроме того, в последнее время глава FOCA Берни Экклстоун озаботился имиджем Формулы 1 и первым делом ограничил доступ в паддок. Это значило, что время шумных вечеринок прямо на трассе прошло, пилотам необходимо было соблюдать определённые нормы поведения, а в такой Формуле 1 места Джеймсу Ханту не нашлось.

Save

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости